Жуткие административные барьеры могут не допустить захват нашего рынка иностранными компаниями

 

 

В прямом эфире радио и телеканала КП корреспондент газеты «Комсомольская правда» Анжела Дружинина, доцент Высшейшколы экономики, заместитель министра труда Российской Федерации в 1991-1993 годах Павел Кудюкин, председатель КомитетаГосдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорь Руденский обсуждают, чтоздоровая конкуренция – хорошо. А вот когда инвалид конкурирует со здоровым, – это уже вызывает вопросы.

Бышевой:

– Сегодня поговорим о ВТО. ВТО – Всемирная торговая организация, которая объединяет весь мир, по идее, должна приноситьтолько плюсы. Это единый рынок сбыта…

Дружинина:

– ВТО в 1995 году создавалось организацией, объединяющей рынки и страны и облегчающей им взаимодействие между собой. Но витоге оказалось, что последние 25 стран, которые вступили туда не так давно, не очень счастливы этим взаимодействием. За этовремя изменился вектор этой организации, изменились приоритеты, структуры, которые обслуживает эта организация. Появилосьмного стран, которые хотели бы оттуда выйти, просто входной билет бесплатный, а вот выход – за деньги.

Бышевой:

– Пока ничего хорошего про ВТО я не услышал.

Кудюкин:

– ВТО – наследница такой структуры, как Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ), которая была призвана установитьнекоторые общемировые правила междустрановой торговли. ВТО – довольно сложно структурированное образование. Помимосоглашений о создании – Марракешских соглашений – она включает в себя еще почти десяток разного рода соглашений. О защитеинтеллектуальной собственности, об услугах. Система соглашений в рамках ВТО охватывает почти все виды экономическихвзаимодействий. Она построена на идеологии неолиберализма – свободного, минимально ограниченного рынка. И с этой точки зренияона выгодна прежде всего сильным игрокам на международном рынке, то есть США, странам Евросоюза – Германии, Франции,Великобритании, Японии и Китаю. Китай вступил достаточно давно в ВТО, но, в отличие от нас, при вступлении сделал массуоговорок. И до сих пор постоянно довольно нахально нарушает кучу норм ВТО, благодаря этому и держится. Китайский чиновник смноговековым опытом. Начинают западные партнеры жаловаться: у вас нарушаются нормы ВТО. Да, говорят китайские чиновники,это местная инициатива, мы начнем расследование. Года через два к ним приходят: как там? Расследование идет полным ходом. Ещелет пятнадцать протянется.

Бышевой:

– Китай в ВТО играет по своим правилам, которые они сами себе устанавливают.

Кудюкин:

– Совершенно верно. При этом пользуется всеми выгодами, которые ВТО дает.

Бышевой:

– А что мешает России?

Кудюкин:

– Боюсь, у нас несколько меньше ресурсов, чем у Китая. Более слабая экономика. С ужасом убедился, что тольковысокотехнологичный экспорт из Китая превосходит по объему весь российский экспорт.

Бышевой:

– Когда у нас японцы начнут размещать производства свои, тогда и мы сможем.

Кудюкин:

– Если начнут.

Бышевой:

– В ВТО и для этого в том числе вступают.

Кудюкин:

– Вступают для того, чтобы привлечь иностранные инвестиции. Но проблема в том, что иностранные инвестиции идут и сейчас.Иностранные компании с большой охотой идут в наши сырьевые отрасли. Помним соглашение «Роснефти» с «Эксоном», «Тоталь» ис «Газпромом», и с «Новатэком». В сырьевые отрасли. В производство – в основном в те отрасли, которые защищены достаточновысокими таможенными барьерами. В автомобилестроение, например. Вступление в ВТО будет означать поэтапное и весьмарадикальное снижение этих таможенных барьеров, защищающих внутренний рынок. Встает вопрос: каковы будут те конкурентныепреимущества, которые будут привлекать в Россию иностранного инвестора? Из-за таможенной защиты иностранным инвесторамбыло выгоднее создать тут производство, углублять его локализацию, все больше комплектующих производить в России, чемимпортировать готовые товары. Когда ввозные пошлины снижаются, какие преимущества остаются у России? Инвестиционныйклимат не очень благоприятный. Большая часть крупных российских компаний предпочитают заключать сделки по зарубежномуправу.

Бышевой:

– В студии появился Игорь Николаевич Руденский, председатель комитета Госдума по экономической политики, инновационномуразвитию и предпринимательству. По России прошли акции протеста против вступления в ВТО. Коммунисты были идеологами этихакций.

Дружинина:

– Коммунисты, ЛДПР, «Справедливая Россия» голосовали против. Наиболее активными протестантами были коммунисты. Онизаявили, что будут продолжать акции протеста в крупных городах нашей страны.

Бышевой:

– Под какими лозунгами они выходят?

Дружинина:

– Требовали референдума по этому вопросу. Они считали, что всенародным голосованием должна решаться судьба нашей страны, ане парламентом. Больше всего протестующих пугает то, что отечественный рынок объявляется открытым для всей иностраннойпродукции. Это значит, что нашим производителям придется конкурировать с крупными зарубежными компаниями, которые готовыи поддержаны своими странами гораздо больше, чем наши.

Бышевой:

– Конкуренция – это хорошо.

Дружинина:

– Здоровая конкуренция – хорошо. А когда инвалид конкурирует со здоровым, это уже вызывает вопросы. К коммунистамприсоединилась часть депутатов парламента. Одной третью состава они обратились в Конституционный суд, который 10 июля вынесрешение о том, что процедура правильная. Следующий этап – ратификация Советом Федерации. А потом документ должен подписатьпрезидент. И через 30 дней после этого он вступит в силу. Игорь Николаевич, что же хорошего ждет Россию? Зачем мы идем вВТО?

Руденский:

– Я считаю, что для России огромный плюс – вступление в ВТО. Никаких минусов мы от этого не получим. Это я заявляюответственно. Потому что мы просчитывали различные варианты. Для России это новые возможности, новые инвестиции, новыйинвестклимат. При приходе зарубежных инвесторов и инвестиций они будут и нас учить, и наших чиновников на местах учитьиспользовать и применять международное право на местах. И этим мы будем уходить от административных барьеров, отадминистративного ресурса, от коррупции.

Кто в первую очередь выиграет? Выиграют все наши граждане. Потому что на наших прилавках, на наших рынках, в магазинахпоявятся продукты лучшего качества и более дешевые.

Бышевой:

– Это важный аспект.

Руденский:

– Нашим предприятиям придется конкурировать по двум показателям – по цене и по качеству. Когда зарубежные товары хлынут нанаш внутренний рынок, конкуренция будет жестка по цене и по качеству. От этого выиграют наши граждане.

Бышевой:

– Вопрос нашей аудитории: плюсов или минусов мы получим больше от вступления в ВТО?

Дружинина:

– Мы выходим на связь с Константином Анатольевичем Бабкиным, президентом Ассоциации производителей сельхозтехники«Росагромаш», лидером партии «Дело».

Бабкин:

– Я не увидел ни одной отрасли, которая бы выиграла от вступления в ВТО. Пострадают все в той или иной степени. Чем отрасльделает продукцию более высокого передела, чем более сложную продукцию делает, тем такая отрасль страдает сильнее. Меньшепострадают сырьевики, которые самую простую продукцию делают. Производители нефти, газа, металла черного, цветного тоже,удобрений. А вот производители сложной продукции – самолетов, автомобилей, сельхозтехники – эти по полной. Сельское хозяйствотоже, конечно, пострадает. Потому что возрастет себестоимость продукции сельского хозяйства, будут сокращены субсидиигосударства, будет запрещена поддержка экспорта сельхозпродукции, хотя в других странах она активно применяется. И значительнооткроется рынок продовольствия для импортных товаров. Пошлины и тарифы будут снижены в несколько раз. У нас уже половинапродовольствия на прилавках иностранного производства. Наверное, 70 % будет еды получать из-за границы. А это значит,миллионы рабочих мест на селе будут утеряны. Исчезнут с лица земли тысячи деревень и поселков.

Дружинина:

– Печальная картина. А как насчет доходов казну?

Бабкин:

– Доходы в казну падают. Потому что просядет экономика, будут снижены пошлины, казна будет меньше получать доходов отимпорта, будут отменены пошлина на экспорт черных и цветных металлов, удобрений. Наши эксперты предрекают прямые потерибюджета на 0,5 трлн. Значит надо будет повышать налоги, это дополнительный удар по всей экономике, по промышленности.

Дружинина:

– А когда мы почувствуем приход ВТО?

Бабкин:

– Мы уже это чувствуем. Наступление этих потерь. АвтоВАЗ производит на 15 % меньше машин в этом году, чем в прошлом.КамАЗ работает четыре дня в неделю последние два месяца. Таганрогский автомобильный завод объявил о банкротстве и увольняет70 % коллектива. Производители свинины говорят, что они остановили все инвестиционные проекты. Новых не будет.Производители молока то же самое заявляют. Сокращение инвестиций, сокращение рабочих мест – это уже происходит. Это толькоусилится после вступления в ВТО. Осенью народ почувствует негативные последствия. Я думаю, что осень уже будет непростая.

Дружинина:

– Спасибо.

Бышевой:

– Игорь Николаевич, прокомментируйте.

Руденский:

– Возьмем сельское хозяйство. Не будет свинины, будет безработица и так далее. На самом деле сегодня нами подготовлен блокзаконопроектов в Госдуме, мы их внесли – 10 законопроектов по поддержке сельского хозяйства. Мы сохраняем все льготы, которыесегодня существуют для села. Нулевая ставка налога на прибыль. Льготы по НДС на ввоз племенного скота. По банкротствупредприятий, которые сегодня не будем разрешать растаскивать по частям. Сегодня все эти меры будут приняты. Что касаетсясубсидий, сохраняется на прежнем уровне. По поводу сахара, зерна, подсолнечника и так далее. В этом и прошлом годах мы началиэкспорт сахара впервые. Экспортировали 2 млн. тонн. Вывезли зерна 27 млн. тонн. Стали экспортировать подсолнечник.

Мы сегодня расширяем рынки. У нас введены квоты на ввоз в нашу страну мяса птицы, мяса говядины, мяса свинины. Что касаетсяптицы, мы практически полностью себя обеспечиваем. Что касается свинины, через два года будем на сто процентов обеспечивать себямясом свинины. Бизнес прибыльный, рентабельность там очень хорошая. Он прирастает каждый год существенно. Говядина – нашабольная проблема. Это длинные инвестиции для того, чтобы заниматься мясом говядиной, на протяжении 7-10 лет. Как и молоко.Мы сегодня делаем все, чтобы поддержать эти отрасли. Вышли в правительство с предложением в государственную программу поразвитию сельского хозяйства ввести эти льготы для того, чтобы мы могли получать собственное мясо говядины и молоко.

Бышевой:

– На уровне слухов, от вступления в ВТО выиграют транснациональные корпорации, которые правят миром. Так ли это?

Кудюкин:

– Чем менее регулируемый рынок, тем сильнее выигрывают сильные игроки и сильнее проигрывают слабые. Поскольку наиболеесильными и крупными игроками на современном глобальном рынке являются транснациональные корпорации и наиболее развитыестраны, они выигрывают. ВТО создавалась именно в их интересах, а вовсе не для развивающихся стран. И многие из развивающихсястран после присоединения к ВТО испытывали довольно сильный шок. Кто-то оправлялся, кто-то до сих пор не оправился. В томчисле и наши соседи по бывшему СССР. Киргизия уже давно в ВТО и сильно не радуется.

Руденский:

– Мы нормально конкурируем. Нам нужно усилить поддержку. У нас субсидии достаточно хорошие на средневзвешенном уровне.

Дружинина:

– Все равно они маленькие.

Руденский:

– Поэтому мы добиваемся увеличения субсидий.

Дружинина:

– У нас на связи Евгений Корчевой, директор Независимого аналитического центра ВТО-Информ. Евгений Анатольевич, у нас естьнесколько стран-соседей, которые последние 5-10 лет уже живут в условиях ВТО. Возлагали большие надежды на эту организацию,ждали инвестиций. Что там происходит?

Корчевой:

– По поводу того, что 150 стран вступили в ВТО, это неправда. В ВТО вступили всего 26 стран с момента ее создания 1 января1995 года. Оставшиеся 125 стран автоматически стали членами ВТО. Никаких уступок, никаких обязательств не делали. Живут тамсейчас по другим правилам, по тем правилам, по которым заставляют жить Россию. Из новых стран там были три – Вьетнам, Китай иУкраина. Катастрофически повлияло вступление Украины в ВТО. Валовой продукт в год после вступления упал на 30 %. Украинастала одним из крупнейших импортеров сала на свою территорию. Китай – страна с совершенно другой экономикой, он вступал вВТО, будучи подготовленным и вытребовал для себя очень интересные, эксклюзивные условия, которые не получила ни Украина, ниРоссия. Как показал пример Украины и других новых членов, они не смогли оспорить ни одного расследования в отношении себя.Потому что все эти расследования априори проводились по правилам ВТО. Отменить их нельзя. Здесь четкая взаимосвязь между тем,насколько им выгодно сейчас связать нам руки и ноги, чтобы просто развивать бизнес, который находится на их территории.

Бышевой:

– Вот такая точка зрения.

Дружинина:

– 400 тысяч тонн сала за год на Украине завезли из Польши. Украина хотела было выйти из ВТО не так давно, но по правилам ВТОможно выйти не ранее чем через три года после вступления. Обычно корпорации выставляют штрафы за якобы упущенную выгоду.Украине они насчитали 2 млрд. долларов. Учитывая масштабы нашей страны, мне кажется, если мы захотим оттуда выйти, нам штрафвыставят намного больше. Не все страны могут выйти из ВТО.

Бышевой:

– Мы знаем пример Украины.

Дружинина:

– Что будет у нас?

Руденский:

– Начнем с того, что нас там не очень-то и хотят видеть. Мы 18 лет вступали.

Дружинина:

– Зачем же мы туда идем?

Руденский:

– Есть правила игры, принятые во всем мире. Международная торговая организация – 97 % торгового оборота проходит через этистраны. Мы всегда находимся в какой-то изоляции. Что касается конкуренции, инвестиций, понятных правил игры. Мы говорим, чтоинвестиции то ли не идут, то ли у нас здесь инвесторы не приживаются. Да инвесторы не понимают, по каким правилам игры здесьиграют и как здесь живут. Представьте, если вы будете инвестировать в какую-то африканскую страну и не будете понимать, чтотам за правила игры, то вы никогда не будете инвестировать туда.

Дружинина:

– А что нам мешает открыть свои правила игры?

Руденский:

– Инвесторы не хотят открывать бизнес там, где он им непонятен. Непонятны правила ведения этого бизнеса в этой стране.Вступление в ВТО дает защиту понятных четких правил.

Кудюкин:

– Оно же не меняет внутреннее законодательство. Значит правила останутся столь же невнятными и непонятными.

Руденский:

-Почему? Давайте защищать свой рынок, давайте помогать своим предприятиям. Мы это можем делать.

Кудюкин:

– Так это сильно ограничивает возможности для защиты рынка и поддержки своей экономики.

Руденский:

– Все огульно что-то говорят. Что мы потеряем промышленность, сельское хозяйство. Вы говорите, что ВТО запрещает. Почитайтедокументы. 1600 страниц, там все четко сказано. Мы имеем право субсидировать и помогать своим товаропроизводителям, а незаказчикам, как сегодня. Меняется форма поддержки. Любому предприятию наше государство может оказывать любую поддержку.

Дружинина:

– А почему же она не оказывается?

Руденский:

– Оказывается.

Дружинина:

– Почему у нас останавливаются предприятия?

Руденский:

– Наши крестьяне сегодня субсидируются, покупая технику. Крестьянин получает деньги на модернизацию, у него хорошеепроизводство, он его модернизировал. Но следующий этап – все субсидии сохраняются. Льготы при покупке комбайнов. Конечно,наши производители должны тоже научиться конкурировать. Не все же нам ездить на комбайне «Нива». Все хотят сегоднявысокопроизводительную технику получать.

Бышевой:

– У нас есть звонки слушателей.

Звонок, Вадим:

– Меня немножко оптимизм за вступление в ВТО смущает. Поддержка сельского хозяйства крайне малая. Неизвестно, с чем ростможет появиться? Если скотину не кормить и продуктов не давать, мало финансировать сельское хозяйство, откуда корма возьмутся?Если только ГМО использовать?

Бышевой:

– В Америке прекрасный рынок генетически модифицированных продуктов. Им надо их куда-то продавать. Это все хлынет к нам?

Руденский:

– Наши люди привыкли и ничего хорошего уже не ждут от нововведений. Думаю, что голосование предсказуемо. Все напуганы,потому что друг друга только пугают. Никто не говорит, что у нас будет легкая жизнь, никто ее не обещает. Мы говорим только ободном и честно всем нашим гражданам говорим, что граждане выиграют, а предприятиям будет тяжелее. Будет жесткая конкуренция.Мы не сдавать будем позиции, а конкурировать. Сельское хозяйство мы защитили по всем статьям.

Дружинина:

– Как же выиграют граждане, если они потеряют рабочие места?

Руденский:

– Мы будем играть по понятным правилам игры. Придут нормальные инвесторы, будут создавать новые производства. Придутновые технологии. Будет рост экономики.

Кудюкин:

– Какие конкурентные преимущества привлекут инвесторов в Россию?

Руденский:

– Очень хороший вопрос. Мы с вами должны быть инвестиционно привлекательными. Так давайте все вместе привлекать инвесторов.Вы думаете, они в очередь выстроились? Один из способов – вступление в ВТО. Это даст понятные инвестиции, понятные правилаигры. Люди будут понимать, что они защищены международными правилами и законодательством. Что они могут судиться на местахс нашими руководителями, с нашими конкурентами, если они демпингуют.

Бышевой:

– Китай вступил в ВТО, но играет все равно по своим правилам. Они отвоевали себе достаточное количество скидок и пытаются своиинтересы ставить на первое место. Они делают ВТО выгодной им. Сможем ли мы так же сделать?

Руденский:

– Мы вступаем на лучших условиях, чем Китай. У них условия по приватизации стояли в разряде номер один. Они должны были исейчас подчиняются условиям ВТО по приватизации тех предприятий государственных, которые им указала ВТО. Мы сегодня недействуем по этим правилам. Мы вступаем на более льготных условиях, потому что мы отвоевали их при вступлении в ВТО. Если мысейчас будем продолжать сопротивляться, у нас уже сейчас ужесточаются правила вступления нашей страны в ВТО. Они каждый разнам какие-то препоны ставят. Вступление в ВТО для нас сейчас жизненно важно и необходимо.

Звонок, Дмитрий:

– Тверь. О каких льготах вы говорите? Это равносильно тому, чтобы сейчас начать инвестировать в АвтоВАЗ. Уже идет потокиномарок, а мы будем поднимать свой автопром? Точно так же пойдет поток продуктов, а мы будем поднимать свое сельскоехозяйство? Хотя мы даже без конкуренции его не можем поднять. Бред, ахинея! Какое ВТО? Очнитесь! Кто оформлял это вступлениев ВТО? Кто договаривается? Те же чиновники, которые до сих пор сидят у власти.

Дружинина:

– Бывший министр сельского хозяйства господин Гордеев сказал: ВТО – организация лицемерная и неполезная для развивающихсястран. По большому счету, это штаб защиты экономических интересов крупных западных государств и прежде всего – США. Этацитата стоила нашему министру кресла. После этого его сняли. Неужели Гордеев не знал, о чем говорил?

Руденский:

– Он правильно сказал. И лицемерная. И защищает каждая страна свои интересы. Но это 155 стран, которые играют в понятнуюигру.

Кудюкин:

– В понятную игру в одни ворота – в пользу сильных.

Руденский:

– Каждый играет в свою пользу. Поэтому мы должны вступить в этот клуб, ничего не бояться и уметь конкурировать. Если мыбудем постоянно чего-то бояться и чувствовать себя убогими, конечно, не надо вступать в ВТО. Чего мы боимся?

Кудюкин:

– Мы боимся того, что мы слабая экономика. Получается, что мы 18 лет вели переговоры, прекрасно знали, какие риски вступлениев ВТО несет с собой. И мало что сделали для того, чтобы их предотвратить. Где гарантия, что наши беспомощные власти…

Руденский:

– Почему беспомощные?

Кудюкин:

– Я не знаю, почему мы таких избрали.

Руденский:

– Да почему вы так огульно все говорите?

Кудюкин:

– Потому что я специалист по госуправлению и знаю, как работает у нас государство.

Руденский:

– Понятно, что у нас есть проблемы. Но не надо говорить о том, что все плохо. Вы назовите одну проблему, например, в легкойпромышленности, в станкостроении, в авиапроме, которая у них есть при вступлении? Мы отработали все отрасли.

Бышевой:

– 90 % слушателей говорят «нет» вступлению в ВТО.

Руденский:

– На всякий случай. Я знаю.

Бышевой:

– Спасибо, что пришли.

 

Источник: kp.ru