Картофельный кризис в России: две стороны одной медали

14 января 2018 в 08:00

Почему россиянам не хватает картофеля?

 

Россиянам не хватает картофеля: самообеспеченность этим важнейшим элементом потребительской корзины может составить 90,7 процента. Это ниже порогового значения в 95 процентов, установленного Доктриной продовольственной безопасности. К таким выводам пришли в Счетной палате, проанализировав предварительные данные всероссийской сельхозпереписи и Росстата. В отрасли, наоборот, говорят, что картошки сейчас производят даже больше, чем народ готов ее съесть. Но указывают на другую проблему: картофель в России живет очень мало — не удается его нормально хранить. Стоит ли опасаться дефицита клубнеплода, что происходит на рынке и нужно ли прямо сейчас бежать в овощной за мешком картошки, подробно рассказывает журналист Наталья Дембинская в своем материале на портале РИА Новости.

 

Куда делась картошка

 

В Счетной палате бьют тревогу: по сравнению с прошлым годом самообеспеченность картофелем упала на семь процентных пунктов, если же сравнивать с 2015-м — на все 15. В ведомстве указывают на то, что за последние 10 лет посевные площади сократились в 1,7 раза, а почти два миллиона частных хозяйств прекратили свое существование. Кроме того, недостаточно развита инфраструктура для логистики и доработки овощей, также наблюдается дефицит картофелехранилищ. Такая ситуация грозит сокращением производства, что «может отрицательным образом отразиться на уровне самообеспеченности Российской Федерации», опасаются в контрольном ведомстве.

В Картофельном союзе России к подобным заявлениям отнеслись весьма скептически. В отрасли объяснили: сокращение посадочных площадей, на что указывает Росстат, — «заслуга» личных подсобных хозяйств (ЛПХ), на которые раньше приходилось 85 процентов производства.

«С каждым годом в России неуклонно снижается количество подсобных хозяйств. Прошли те времена, когда бабушки повсеместно выращивали картошку в огороде, народ привык: зачем горбатиться, если можно по минимальной цене купить этот продукт в любое время дня и ночи», — объясняет Алексей Красильников, исполнительный директор Картофельного союза России.

Что же касается товарного сектора, куда входят сельхозпредприятия, фермерские хозяйства и мелкие производители, там в последние три года наблюдается перепроизводство, а высокая урожайность компенсирует сокращение площадей.

картофельный кризис

 

Производят больше, чем едят 

 

Медики рекомендуют потреблять 110-115 килограммов картофеля в среднем на человека в год — это так называемая медицинская норма индивидуального потребления, которая рассчитывается для различных категорий продуктов.

Среднестатистический россиянин, по самым оптимистичным подсчетам, съедает от силы 80 килограммов этого клубнеплода в год. Что, впрочем, вполне нормально и соответствует европейской практике, где картофеля потребляют еще меньше. Выходит, чтобы обеспечить картофелем 145-миллионное население России, с поправками на убыль и ряд других коэффициентов, требуется порядка 15 миллионов тонн клубнеплода в год.

Хорошая новость в том, что нынешние объемы производства почти вдвое превышают потребности — хотя за последний год производство сократилось почти на полмиллиона тонн. По подсчетам Росстата, в 2016 году по всем категориям хозяйств было собрано более 31 миллиона тонн картофеля, а урожай 2017-го принес 29,5 миллиона тонн.

«Рынок стабилен, роста нет, но ему и взяться неоткуда: мы картофеля больше не едим, и никак не заставишь», — комментирует Андрей Сизов, руководитель аналитического центра «Совэкон».  Экономист указывает и на то, что расчеты по картофелю, как, например, и по молоку, весьма приблизительны, а потому сопоставлять их с доктриной — довольно бесполезное занятие, лишенное практического смысла.

 

Импортируем вдвое больше

 

Возникает резонный вопрос: при производстве картофеля на уровне 30 миллионов тонн в год можем ли мы отказаться от его импорта? Едва ли, так как в межсезонный период своего картофеля нам действительно не хватает. Скажем, в прошлом году импорт картофеля в России вырос практически вдвое. По данным Федеральной таможенной службы, с января по август 2017-го в страну завезли 529 тысяч тонн картофеля — на 99,7 процента больше, чем за аналогичный период 2016-го.

В Картофельном союзе ничего удивительного в этом не видят: Россия импортирует в основном ранний картофель — из Египта, Пакистана, Израиля, Азербайджана и Марокко. Максимальные объемы импорта приходятся на апрель-июнь. В России ранний картофель появляется лишь в первый месяц лета.

«Конечно, всегда можно искусственно или полуискусственно закрыть рынок, но если привозной картофель здоров, а население хочет и готово покупать ранний картофель в апреле-мае, то пусть везут. Другое дело, что в период востребованности цена на рынке на импортный картофель, конечно же, взлетает», — отмечает Красильников.

В 2017-м новый урожай российской картошки поступил на рынок позже обычного — из-за поздней весны и холодного лета. Погода ударила и по качеству: в сезоне-2018 высококачественного российского картофеля на прилавках будет не хватать.

Вообще, за последние годы рекордный объем привозной картошки на российском рынке наблюдался в 2010-2011 годах — чтобы помочь справиться с последствиями засухи, экспортеры отгрузили в Россию порядка 1,1-1,5 миллиона тонн.

 

Российский картофель мало живет

 

Таким образом, хотя картофеля в России много, у него есть и другая насущная проблема — низкая товарность: объем реализации существенно ниже, чем объем производства.

Среднегодовой уровень реализации российского картофеля — 63 процента. Для сравнения: в Европе этот показатель около 80 процентов, а, например, в Бельгии — почти 90 процентов. «Российский картофель живет гораздо меньше, чем мог бы. Значительная его часть просто пропадает из-за нехватки высококачественных хранилищ, способных максимально продлить срок жизни старого, осеннего картофеля», — признали представители отрасли. В результате получается следующее: картофеля в России переизбыток, а девать его некуда.

Сельхозпроизводители не скрывают: иллюзия дефицита им даже выгодна — не разобравшись в ситуации, люди могут ринуться скупать картошку мешками, и ажиотаж повысит цены. Пока же в отрасли разводят руками: на протяжении почти двух месяцев среднеоптовая отпускная цена замерла на уровне 11 рублей за килограмм, и это несмотря на новогодние праздники, когда расходы на хранение традиционно возрастают. Что лишний раз подтверждает: рынок насыщен, все хорошо.

Что же касается розницы — производители во всем винят ретейлеров и алчность армии посредников: несмотря на низкую себестоимость, к потребителю картофель попадает по цене в пять раз выше. (Источник: ria.ru/economy. Автор: Наталья Дембинская).

 

 
Опубликовано:

В ленту раздела Статьи | Обсудить тему на форуме

ООО «Издательство Агрорус»
+7 (499) 500-10-84
119590, город Москва, ул. Минская, 1Г, корп. 1, офис 19
ООО «Издательство Агрорус»

Популярное

Картофельный кризис в России: две стороны одной медали

Картофельный кризис в России: две стороны одной медали

14.01.2018 | 08:00

Почему россиянам не хватает картофеля?

Вертикальное сельское хозяйство объединяется с полевым для спасения мира от голода

Вертикальное сельское хозяйство объединяется с полевым для спасения мира от голода

11.01.2018 | 10:07

Реконструкция сельского хозяйства глазами аналитиков

Роботы или гербициды: что лучше сработает против сорняков в будущем

Роботы или гербициды: что лучше сработает против сорняков в будущем

13.01.2018 | 10:30

Роботизированная прополка сорных растений может «откусить кусок» от рынка агрохимикатов

Пестицидные проблемы со времен СССР отравляют Киргизию

Пестицидные проблемы со времен СССР отравляют Киргизию

12.01.2018 | 14:00

Систему утилизации пестицидов не могут наладить до сих пор

В Амурской области рекордный урожай сои, но аграрии в убытках

В Амурской области рекордный урожай сои, но аграрии в убытках

16.01.2018 | 12:03

В чем причина парадоксальной ситуации с рентабельностью производства соевых бобов



Комментарии (0)