Сельхозпроизводители могли бы завоевывать и внешние рынки

до сих пор вызывает у производителей и переработчиков сельхозпродукции аббревиатура ВТО. Между тем эксперты уверены, что если мы перестанем бояться конкуренции западных компаний и начнем активно наступать на рынки сами, то вполне способны бороться на равных.

Что позволит нам переиграть конкурентов? Сказалось ли уже сегодня на производителях региона вступление в ВТО? Чего ждут от рынка потребители? Об этом интервью «Уральского рабочего» с доктором экономических наук, заведующей сектором агропродовольственной политики Института экономики УрО РАН Валентиной Негановой.

— Валентина Петровна, нас долго пугали тем, что когда Россия вступит в ВТО, произойдет чуть ли не крах всего отечественного сельхозсектора. Но вот мы уже несколько месяцев, как в этой организации, и внешне, между тем, все спокойно. На полках магазинов продуктов по-прежнему полно, львиная доля из них — отечественные. Может, зря нагнетали страсти?

— Понимаете, какие-то страхи обоснованы. Во-первых, далеко не все можно было предусмотреть. Например, пошлины сверх квоты на ввоз мяса свинины отменили уже сейчас, а намеревались это сделать в течение пяти лет. А это значит, что процесс начинает приобретать местами неуправляемый характер. И тут нужно уметь оперативно и гибко реагировать. Какие-то страхи носят в большей степени характер психологического барьера. Во многих производителях и переработчиках сидит стойкое внутреннее убеждение, что мы находимся в заведомо проигрышной ситуации, что у нас нет шансов бороться с западными «монстрами». Но надо отбросить внутренние комплексы и взглянуть на свою продукцию с позиций западного потребителя. У нас, например, при производстве многих видов продуктов практически не используется ГМО. А это очень серьезный козырь при продвижении на западные рынки. Жалко, что мы его не «достаем из колоды». Какие-то сложности носят объективный характер — на многих животноводческих фермах не успели модернизировать производство, сменить стадо, не подготовили управленцев, способных действовать в новых условиях, и т. д. И сейчас, конечно, без помощи государства выдержать конкуренцию невероятно сложно.

— Но мы к ВТО готовились без малого 15 лет, неужели нельзя было все предусмотреть, подготовить подушку безопасности? Разговор о дотациях и помощи государства идет постоянно, и так может продолжаться вечно…

— В сегодняшних условиях нужно четко просчитывать, кому именно нужно оказывать эту помощь. К слову, тема рисков в ВТО для сельхозпредприятий региона стала предметом специального заседания Законодательного собрания, куда собрались и ведущие ученые, и производители, и переработчики, и ритейлеры Урала. Так вот, эксперты почти единодушно пришли к выводу, что помогать всем и невозможно, и нерационально. Нужно откровенно признать, что для каких-то производителей денежные вливания — все равно что укол в деревянную ногу. А кому-то они реально помогут подняться и начать работать на принципиально ином, современном уровне. А значит, позволят бороться с конкурентами. А самым успешным из них позволят завоевывать и внешние рынки. А почему нет? Нам вообще давно пора перестать плакаться — нужно занимать наступательную позицию. Но для начала надо провести тщательную экспертизу, аудит предприятий, чтобы принять верное решение о предоставлении дотаций. Пока же из выступлений на заседании можно было сделать вывод: далеко не все осознали, что в принципе несет с собой ВТО, как им действовать, как реагировать на эту новую экономическую реальность.

— А как, на ваш взгляд, нужно реагировать? Робкий стартовый потенциал наших сельхозпроизводителей и переработчиков, как ни крути, сегодня несравним с тем запасом прочности, что наработан у больших западных компаний. Многие из наших едва успели завоевать свою нишу на рынке. И сейчас им нужно проявить невероятную мудрость, чтобы удержать рынок…

— Самое главное, с чего бы я начала — это тщательно изучить, а чего желает и ждет сам потребитель, проанализировать его пристрастия. Чем он сегодня живет, что предпочитает. Вы знаете, в свое время в США, во Флориде, когда они только намеревались входить на российский рынок и завоевывать его, была издана энциклопедия из 14 томов именно по особенностям российского национального рынка, и порядка 600 страниц этого огромного труда были посвящены Уралу. А наш бизнес часто полагается на интуицию, у него пока не хватает знаний. Какое, к примеру, молоко предпочитает наш потребитель? Готов ли он в ближайшее время покупать полностью обезжиренный продукт, как это сделано, скажем, в Финляндии или Болгарии? Или он в силу суровых климатических условий, укоренившихся традиций еще не скоро перейдет на западный формат потребления и не откажется от молока жирностью 3,2%? С другой стороны, сегодня немало потребителей следят за здоровым питанием, ограничивают потребление жирной пищи. А это значит, производители должны чутко реагировать на малейшие изменения. Большое значение имеет и платежеспособность нашего потребителя. Да, в Европе настоящей говядиной считается только мясо, произведенное от герефордов и ангусов, все остальное для них, можно сказать, технологические отходы. Но, простите, у нас это мясо будет стоить 800—900 рублей за килограмм. И вряд ли его будут покупать. Словом, нужно быть невероятно гибким, ситуация мгновенно меняется. В Дании, к примеру, еще недавно был налог на жирную пищу, а сегодня его отменили. Меняется рынок, меняются законы, причем во всем мире.

При этом чего нам сегодня жизненно не хватает — это хороших современно мыслящих топ-менеджеров для сферы сельхозпроизводства и переработки. Не технологов, не исполнителей, а именно качественных управленцев, обладающих не только юридическими знаниями о всех тонкостях вхождения в ВТО, а именно креативных, мобильных управленцев. Очевидно, это задача в том числе и государства — оперативно организовать обучение топ-менеджеров для сельского хозяйства. Кроме того, роль государства на этапе полного погружения в ВТО могла бы сказаться еще и в том, чтобы для производителей были созданы хотя бы более-менее предсказуемые макроусловия. Сегодня они в голос жалуются, что всякое очередное повышение цен на ГСМ, на энергоносители часто рушит все их планы. Властям, различным секторам бизнеса вообще нужно более тесно взаимодействовать. Вот, скажем, в Курганской области сумели выстроить очень качественные логистические цепочки поставки продукции от поля до конечного потребителя. Тщательно просчитали роль каждого от производителей до ритейла — и схема заработала: потребители предпочитают местное. При этом они еще и сертифицировали свою продукцию по международным стандартам качества, что позволяет им выходить и на международные рынки.

— Валентина Петровна, в связи со вступлением в ВТО часто заходит разговор о продовольственной безопасности страны. О том, что коварные конкуренты добьют наших производителей. На ваш взгляд, грозит ли нам реально опасность дефицита продуктов?

— Голод нам не грозит — это точно. Вообще, что такое в современных условиях продовольственная безопасность? Долгое время у нас действовала стойкая установка — добиваться максимального самообеспечения и отказываться от импорта. Казалось бы, верно. Но очевидно, что сегодня глупо бросаться в какую-то одну крайность. К тому же полностью от завозной продукции мы все равно отказаться никогда не сможем. Да и зачем это делать, когда нужно действовать более гибко. Говорить сегодня нужно не о продовольственной опасности, а о разном уровне конкурентоспособности предприятий в новой формирующейся экономической реальности. Вовремя просчитывать все риски и смело вести наступательную позицию.

Источник: ruvr.ru