Газпромбанк продал фирме ООО «Продрезерв» права требования по просроченным кредитам ЗАО "Уссурийский масложиркомбинат «Приморская соя» (УМЖК), следует из решения Арбитражного суда Приморского края о признании предприятия банкротом

 

 

Сумма сделки составила 300 млн руб., сказано там же. Представитель Газпромбанка отказался сообщить условия сделки, но из решения суда о банкротстве следует, что дисконт составил около 30 % — в ходе дела о банкротстве Газпромбанк как кредитор предъявил УМЖК требования на 452 млн руб.
По данным ЕГРЮЛ, компания «Продрезерв» на 100 % принадлежит ее гендиректору Владимиру Боковому. Эта фирма связана с агрохолдингом «Русагро» Вадима Мошковича, считает топ-менеджер крупной аграрной компании. Кроме того, человек с такими же именем, отчеством, фамилией и номером ИНН, как и у гендиректора «Продрезерва», руководит сахарным дивизионом «Русагро», свидетельствуют данные «СПАРК-Интерфакса». Гендиректор «Русагро» Максим Басов связь агрохолдинга с «Продрезервом» отрицает. Боковой действовал в интересах приморских партнеров, уточнил Басов, отказавшись назвать их имена. Боковой через представителя «Русагро» отказался общаться с «Ведомостями».
Газпромбанк подал иск о банкротстве Уссурийского масложиркомбината 21 июля 2015 г., а 1 сентября преемником по долгу УМЖК перед Газпромбанком суд признал «Продрезерв». Тогда же суд признал УМЖК банкротом и открыл в отношении его конкурсное производство. Другой крупный банк — кредитор УМЖК (см. врез) — Россельхозбанк, знают Басов и топ-менеджер другого крупного агрохолдинга. В базе «СПАРК-Интерфакса» действительно содержатся данные о залоге Россельхозбанку оборудования и продукции УМЖК (основания залога не уточняются). Комбинат задолжал РСХБ около 500 млн руб., утверждает топ-менеджер крупной агрокомпании. «Русагро» пыталась договориться о выкупе долга комбината перед РСХБ на тех же условиях, что и с Газпромбанком, но РСХБ не согласился, продолжает собеседник «Ведомостей». Басов это не комментирует. В пресс-службе РСХБ на запрос «Ведомостей» в течение трех дней не ответили.
Когда ликвидируемая компания банкротится, суд сразу открывает конкурсное производство, минуя процедуру наблюдения, которая длится в среднем не менее шести месяцев, указывает руководитель практики несостоятельности и банкротства Nektorov, Saveliev & Partners Радик Лотфуллин. В таком случае требования кредиторов, включая требования, обеспеченные залогом имущества должника, погашаются значительно быстрее, поясняет он.
На него в том числе претендует «Русагро»: к началу октября, когда на завод начнет поступать новый урожай сои, агрохолдинг рассчитывает завершить покупку 75 % ООО «Приморская соя». Условием одобрения сделки по приобретению этой компании советом директоров «Русагро» было то, что к моменту ее закрытия (до начала октября) ООО «Приморская соя» должно было владеть более чем 50 % долга УМЖК, говорит Басов. Этот долг, по его словам, ранее принадлежал Газпромбанку.
У «Русагро» уже есть опыт сотрудничества с УМЖК: в 2014 г. агрохолдинг начал поставлять на комбинат сою для дальнейшей переработки по давальческой схеме (переработка сырья с последующим возвратом его владельцу готовой продукции). Басов подтверждает: уже в 2014 г. УМЖК работал на сырье «Русагро», у местных игроков скорее всего не было на это денег, поясняет он. С 2014 г. «Русагро» уже выращивает кукурузу и сою на 17 000 га из принадлежащих ей 26 000 га земли в Приморье, и, как говорил недавно Басов в интервью телеканалу «Вести 24», переработка идет очень активно. «У нас очередь стоит за маслом, у нас завод работает в три смены» — так он описывал положение дел на предприятии. К тому времени «Русагро» уже имела право участвовать в управлении комбинатом: о покупке агрохолдингом 13,75 % акций УМЖК Басов рассказывал «Ведомостям» в интервью еще в сентябре 2014 г. Продавцов акций компания не раскрывает, но, как писало приморское издание «Золотой рог», контролируемыми им акциями УМЖК «поделился в обмен на место в приморском проекте» Юрий Попов, указанный на сайте УМЖК как гендиректор. Связаться с ним не удалось: запрос, отправленный в УМЖК на имя Попова, а также ликвидатору предприятия Ирине Жулинской, остался без ответа.
Покупатель может быть связан с агрохолдингом «Русагро».

Источник: Ведомости