Необходимо отрегулировать всю цепочку от борта судна до прилавка магазина

Андрей Крайний, руководитель Федерального агентства по рыболовству

Рыбная отрасль одна из немногих, где роль государства сводится преимущественно к регулированию и установлению правил. Абсолютное большинство субъектов отрасли являются частными и работают в условиях рынка, практически без всякой государственной поддержки. Единственное предприятие с государственным участием - Архангельский траловый флот - в текущем году в соответствии с планом приватизации также должен перейти в частные руки. Единственные льготы, которые дает государство рыбакам, - это субсидирование процентной ставки по кредитам на строительство и модернизацию судов, также на строительство и модернизацию объектов перерабатывающей береговой инфраструктуры. Именно поэтому рыбная отрасль в части рыбодобычи является одной из самых подготовленных к полноценной игре на международном рынке по правилам ВТО."Рыбных рантье" попросили подвинуться

Росрыболовство целенаправленно и последовательно предпринимает меры, чтобы выстраивать прозрачные и понятные правила работы рыбохозяйственного комплекса. За последние пять лет приняты важные управленческие решения, закрепленные на законодательном уровне, которые дали толчок развитию отрасли. В первую очередь, это закрепление долей квот добычи водных биоресурсов на долгосрочной основе за эффективными пользователями. Кроме того, добились обязательной доставки всего улова и продукции из вод ных биоресурсов, выловленных в исключительной экономической зоне Российской Федерации, на российскую таможенную территорию. За это время был сокращен перечень видов, изъятие которых регулируется путем установления ОДУ, и переход к оперативному регулированию, в первую очередь - тихоокеанских лососей. Также были закреплены доли на 10 лет, кроме долгосрочной перспективы для планирования бизнеса и стабильности, явилось своего рода стимулом для более полного освоения выделенного ресурса. Это было подкреплено нормой о досрочном прекращении права добычи при двухлетнем неосвоении 50% выделенных объемов.

Благодаря этим нормам мы смогли существенно сократить число так называемых "рыбных рантье", которые, не имея средств производства и не создавая рабочие места, наживались на федеральном ресурсе, не давая в то же время развиваться реальным пользователям.

За прошедшие два года мы провели широкую кампанию по расторжению долей. Выставленные на аукцион доли перешли в руки рыбаков, имеющих желание и средства для полноценного освоения квот. Кроме того, бюджет пополнился незапланированными доходами.

Так, если в 2009 и 2010 годах пополнение бюджета за счет аукционов составляло соответственно 21,1 и 1,6 млн руб. соответственно, то в 2011 году в казну поступило уже 168 млн руб., а за первую половину текущего года - 517 млн руб.

Особенно ощутимый эффект дало введение нормы оперативного регулирования тихоокеанских лососей. Его суммарная добыча последние 4 года колеблется в зависимости от "рыбного/нерыбного" года от 350 до 546 тыс. тонн, чего не достигалось даже во времена СССР.

Наконец, чтобы эффективно регулировать промысел, мы воссоздали систему путинных штабов, которые были высоко оценены рыбацким сообществом. В настоящее время в зависимости от сезона в Росрыболовстве действуют штабы по минтаевой, лососевой, сайровой и мойвенной путинам. При этом освоение общих допустимых уловов и рекомендованных квот добычи (вылова) водных биоресурсов (5375,9 тыс. тонн) в 2011 году составило 66% против 60,3%, установленного ФЦП "Повышение эффективности использования и развитие ресурсного потенциала рыбохозяйственного комплекса в 2009-2012 годах".

Соответственно увеличился объем произведенной товарной пищевой рыбной продукции. И если прирост в 2010 году составлял всего 2%, то в 2011 году товарной пищевой рыбной продукции было произведено 4,882 млн тонн, что на 6,8% превысило этот показатель 2010 года.

За 2011 год рыбная отрасль по темпам роста ВВП и валовой добавленной стоимости заняла 2-е место среди основных отраслей экономики России, достигнув 12,9%, что более чем в 3 раза превосходит среднероссийский показатель роста ВВП (4,3%).По данным Росстата, за I квартал 2012 года рост ВВП и валовой добавленной стоимости в рыбной отрасли составил 0,2%.

Увеличивается и объем поставок рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов за пределы Российской Федерации (в том числе по экспорту), за 2011 год составил 1750,8 тыс. тонн, что выше уровня 2010 года на 6,2%.

В то же время импорт рыбной продукции в нашу страну за последние четыре года неуклонно снижается. Так, если в 2008 году Россия ежегодно ввозила 1113 тысяч тонн рыбной продукции, то в 2011 году импорт составил всего 917,1 тыс. тонн, то есть сократился почти на 18%.

Благодаря устойчивому развитию отечественного рыбохозяйственного комплекса и на фоне значительного снижения импорта мороженой рыбы и рыбного филе доля рыбной продукции российского производства на внутреннем рынке на 2011 год составила порядка 78% (в 2008 году - 67%) и вплотную приблизилась к значению, определенному Доктриной продовольственной безопасности РФ- 80%.

Потребление рыбы и рыбопродуктов с учетом обследования бюджетов домашних хозяйств за 2011 год составило 22 килограмма на душу населения, что на 2,3 килограмма больше, чем в 2008 г. Соответственно прирост за 4 года составил более 10%.

Во многом рост потребления был обусловлен не только увеличением поставок рыбы на внутренний рынок, но и популяризации этого продукта. Росрыболовство совместно с региональными властями в течение последних четырех лет активно проводило социальную рекламу потребления рыбы.

К сожалению, дальнейший рост потребления без активной помощи государства по продвижению рыбной продукции будет затруднителен.

Свой хвост - лучше

Необходимо учитывать, что эффект от принятых управленческих решений скоро иссякнет и мы уже в этом году можем остановиться на достигнутом уровне или снизим показатели. Поясню. Рост вылова произошел за счет природы, но сырьевая база рыболовства имеет свой предел. Это около 4,5-5 млн тонн в год. Мы уже близки к этому показателю. СССР добывал до 11 млн тонн, при этом до 7 млн тонн - за пределами своих вод. Там мы сейчас берем только около 0,7 млн тонн. При этом в СССР был мощнейший флот, дотационное горючее, плановая система сбыта, а отсутствие регулирования во многих районах мирового океана позволяло свободно работать нашим судам. Понятно, что это прошлое, но у нас есть возможность не снизить темпы роста. Для этого необходимо продолжить дальнейшее совершенствование нашего законодательства. В первую очередь необходимо убрать излишние административные барьеры, расширить рыбохозяйственные исследования, проработать вопросы экономического стимулирования отрасли и усилить работу в международном плане по возврату флота в традиционные районы лова.

Чтобы рассмотреть пути повышения эффективности освоения ресурсной базы, а соответственно и роста вылова, необходимо ответить на вопрос - зачем это нужно? Во-первых, в прошлом году Россия экспортировала 1,7 млн тонн и импортировала 0,9 млн тонн. При этом внутренний рынок потребления быстро растет и есть возможность его наполнения за счет рыбы именно российского происхождения. Во-вторых, необходимо наращивать экспортный потенциал отрасли. В-третьих, в настоящее время рыба становится стратегическим ресурсом.

СССР большую часть вылавливаемой рыбы поставлял в качестве помощи развивающимся государствам. Для многих африканских стран рыба стала практически единственным источником белка. Теперь ее стоимость постоянно растет по мере роста населения и сокращения рыбных ресурсов. В этой связи многие страны пытаются закрепиться в зонах африканских государств и в конвенционных районах, а также монополизировать поставки рыбы в Африку, Азию и Южную Америку. Это мощнейший политический и экономический рычаг. Именно поэтому России, пока не поздно, необходимо наращивать объемы вылова как за счет более полного освоения своих ресурсов и насыщения своего рынка, так и путем повышения использования ресурсов других стран и внедрения на их рынки.

Ловись, рыбка

Что поможет российским рыбакам расширить ресурсную базу?

В первую очередь необходимо устранить выявленные правоприменительной практикой противоречия. Это касается в первую очередь регулирования прибрежного рыболовства, вопросов переработки на судах и перегрузов в море. Сейчас мы рискуем прийти к тому, что прибрежная зона при нынешней системе контроля в большинстве районов Дальнего Востока и Севера просто умрет. По прогнозу экспертов, вылов может сократиться на 300-500 тыс. тонн. Будут разорены многие предприятия. И все это произойдет под лозунгом "Разовьем российский берег и завернем российскую рыбу в Россию". Однако административной дубинкой экономику не оздоровить, ее можно только сломать. Поэтому мы предлагаем рассмотреть вариант отказа от понятия прибрежное рыболовство, как отдельного вида коммерческой деятельности с особым (кстати, более жестким) режимом администрирования. Мы считаем, что необходимо по максимуму всю рыбу стараться завлечь (именно завлечь, а не заставить) пойти на российские береговые предприятия. Это можно сделать даже при тех ограничениях, которые на нас накладывает ВТО. Сейчас рыбаки платят 15% от ставки сбора за водные биоресурсы, что составляет в целом по отрасли около 4 млн руб. Предлагается отменить уплату этого сбора для предприятий, выгружающих рыбу на российский рынок, и установить полную ставку сбора для тех, кто экспортирует сырье за рубеж. Полученные средства, а это может быть порядка 5-10 млрд рублей, должны целенаправленно адресоваться субъектами на субсидирование переработки.

Кроме того, необходимо вплотную заняться береговой переработкой, чего Росрыболовство в рамках своих полномочий не могло осуществить. В 2008 году на рыбную отрасль был распространен "единый сельхозналог". Однако под действие этого налогового режима не попали береговые рыбоперерабатывающие предприятия. Из-за этого реальная эффективность единого сельхозналога в рыбной отрасли невелика. Предлагаем исправить закон и допустить к единому сельхозналогу крупный рыбацкий бизнес и береговую рыбопереработку.

Ключевым моментом в современное время в отрасли является старение основных материальных фондов. Все понимают необходимость развития отечественного судостроения, но считаем целесообразным его стимулировать экономическими мерами. Рыбаки готовы вкладывать деньги в строительство судов, как они это делают сейчас, строя современные заводы по переработке. Камчатка - яркий тому пример. Мы закрепили участки на 20 лет, и у бизнеса появился горизонт планирования, возможность для инвестирования. Предлагаем закрепить с 2018 года доли квот не на 10, а на 20 лет (период окупаемости судна около 12-15 лет). Кроме того, принять постановление об отмене таможенных пошлин на оборудование для судов, которое не производится в Таможенном союзе, а также субсидировать кредитные ставки под строительство судов по кредитам не на 5, а на 10 лет. Это даст толчок обновлению флота и приведет к повышению эффективности работы отрасли.

Но до реализации этого комплекса мер необходимо завести в наши порты уже имеющиеся суда. Это более 80 судов, которые работают за пределами нашей зоны. Предлагаем исключить из таможенного законодательства взимание таможенных платежей с судов, построенных или модернизированных за рубежом до 2018 года, взимая с них только регистрационный сбор. В случае принятия правительством такого решения ежегодный экономический эффект от захода этих судов в российские порты, включающий судоремонт, снабжение и обслуживание, составит, по оценкам Союза рыбопромышленников Севера, почти 4,3 млрд рублей.

Поставки рыбы в российские порты возрастут ежегодно на 30-35 тысяч тонн, а отчисления в бюджеты всех уровней от налога на прибыль - на 120 млн руб. Таким образом, на чаше весов, с одной стороны, некие "виртуальные деньги" от уплаты таможенных пошлин, которые никогда не поступят в бюджет, так как суда просто продолжат работать за пределами наших вод, с другой стороны, вполне реальный мультипликативный экономический эффект.

Решение вопроса с обновлением флота, повышение его производительности и стабилизации цен на топливо не позволит увеличить вылов без расширения ресурсной базы отечественного рыболовства.

С каждым годом сокращается число экспедиций, а соответственно снижается и обоснованность прогнозов вылова. По некоторым объектам мы используем результаты исследований 2000-2007 гг., а по иностранным зонам - зачастую данные СССР.

В результате принятия политического решения, запрещающего производство продукции при ресурсных исследованиях, институты были переведены на полное бюджетное финансирование. На 2009 год из обоснованных 5,5 млрд рублей на науку было выделено только 4,5 млрд руб. Однако из-за финансового кризиса в 2009 году в итоге было доведено только 3,4 млрд. В 2010 и 2011 гг. эта секвестированная цифра осталась неизменной, невзирая на инфляцию и рост ГСМ, что привело к двукратному снижению количества выполненных экспедиций и информационного обеспечения прогноза. Напомню, Россия, как и другие развитые страны, придерживается осторожного подхода в управлении ресурсами. Это означает, что при отсутствии исследований автоматически должны сокращаться квоты на вылов. Поэтому сохранение ситуации с финансированием уже в 2014 году приведет к сокращению общих допустимых уловов на 0,4-0,6 млн тонн только в водах России, а это приведет к уменьшению поступлений в федеральный бюджет на 1,5 млрд рублей.

Рыбные запасы тают

Поэтому уже в следующем году необходимо дополнительно предусмотреть целевые средства на экспедиционные исследования в Арктике (2 экспедиции - в Чукотское и Карское моря), в северо-западной части Тихого океана (сайровая и лососевая экспедиции), а также у берегов западной Африки (Марокко, Мавритания, Сенегал, Гвинея-Бисау). Африканское направление при этом является крайне важным. Россия практически единственная страна, которая проводит в последние годы изучение запасов у западного побережья Африки. Однако финансирования хватает только на северную часть района (Марокко и Мавритания). А в 2013 году при планируемом сокращении финансирования мы вообще встанем перед проблемой отказа от проведения исследований и не выполним свои обязательства по межправительственному соглашению.

В прошлом году мы подписали соглашения с Сенегалом и Гвинеей-Бисау. Одним из условий допуска наших судов в воды этих стран является проведение оценки запасов, обучение студентов этих стран в России, а также материально-техническая помощь. В данном регионе мы имеем сильных соперников: ЕС, Китай и Корею. Скажу только, что Китай в текущем году завершил строительство комплекса зданий, который преподнес в дар Республике Гвинея-Бисау. Такие же вложения идут и в другие страны в обмен за доступ к ресурсам. Однако у нас есть свои преимущества, и это, прежде всего, наука.

По данным ученых, в ближайшие годы будет происходить снижение запасов пелагических рыб в Атлантике. Запасы основного вида российского промысла - путассу уже сократились в разы и продолжают падать. Снижаются запасы сельди и мойвы.

По сравнению с 2008 годом в прошлом году запасы основных пелагических рыб в Северной Атлантике снизились: путассу в 4,5 раза (с 3,6 до 0,8 млн тонн), сельди в 1,2 раза (с 11,8 до 9,5 млн тонн), мойвы в 1,6 раза (с 2,5 до 1,5 млн тонн).

Может случиться так, что в ближайшие несколько лет нам будет некуда девать даже наши устаревшие суда, если мы не закрепимся в Африке. Для выделения там нашим рыбакам квот необходимо: профинансировать регулярные экспедиционные исследования; Минобрнауки увеличить квоты на обучение граждан Сенегала, Гвинеи-Бисау, Мавритании и Марокко; поставить в рамках безвозмездной помощи в 2012-2013 гг. патрульные катера (1 - Сенегал, 1 - Гвинея-Бисау).

Лососю неведома логистика

Основная боль - состояние инфраструктуры. Все наши желания максимально наполнить внутренний рынок рыбой все чаще упираются в невозможность это сделать.

Поэтому сейчас вопрос первостепенной важности - организация доставки рыбопродукции из районов промысла на Дальнем Востоке к основным центрам рыбопереработки и потребления продукции. Сейчас техническая изношенность специализированного подвижного состава во много раз хуже даже рыбодобывающего флота, а значительная "рыночная власть" операторов этого подвижного состава приводит к удорожанию продукции. Не секрет, что в разгар лососевой путины цены на услуги перевозки взлетают в 2 раза (нынешний год - не исключение). Но даже при этом сервис оставляет желать лучшего, и судам приходится сутками простаивать под выгрузкой, а судовладельцам нести огромные затраты. Все это стимулирует перенаправление рыбных потоков за рубеж, в первую очередь в Китай.

В этой связи необходимы значительные капиталовложения в инфраструктуру. Но их нет. РЖД перевозит ежегодно около 600 тысяч тонн рыбопродукции. Более половины - из Владивостока. Но, несмотря на приличную прибыль, деньги в развитие припортовых путей для рыбных терминалов не вкладывают.

В прошлом году 30 тысяч тонн лососевых были отправлены из Камчатки в Санкт-Петербург Северным морским путем. Однако и этот перспективный путь натолкнулся на косность наших ведомств. В соответствии с тарифной сеткой, установленной ФСТ для перевозки грузов, рыба попала в число прочих грузов, а максимальный тариф на ледокольную проводку составил 1048 рублей за тонну, что в пять раз выше тарифа для нефтепродуктов и в 10 раз - для леса. При таких тарифах мало шансов, что рыбная продукция пойдет по этому пути.

Инвестиции в железнодорожную и портовую инфраструктуру и развитие Севморпути улучшат логистическую цепочку между районами промысла и рынками сбыта. Привлекательность и удобство условий доставки рыбопродукции на внутренний рынок увеличат общий объем доходов рынка. Поэтому жизненно необходимо включить в инвестиционную программу РЖД деньги на развитие припортовых мощностей, а также снизить тарифы на ледокольное сопровождение рыбопродукции Севморпутем.

В завершении хочу акцентировать внимание на тезисе, о котором мы говорим последние два года. Мы уже научились ловить рыбу и регулировать этот вид деятельности. Но если мы хотим дальнейшего развития, то необходимо регулировать всю цепочку от борта судна до прилавка магазина, так как вся экономика рыбака всегда определялась на берегу.

Кстати

С 2008 по 2011 гг. российский вылов ежегодно увеличивался на 5-10% и достиг 4,3 млн тонн в прошлом году. Это лучший показатель за последние 10 лет.

Источник: rg.ru