На возрождение алматинского апорта выделено 25 млн тенге

 

Что изменилось за год в работе ученых по восстановлению знаменитого сорта яблок? На возрождении алматинского апорта особый акцент сделал Глава государства. Об этом — интервью с главным научным сотрудником Казахского НИИ защиты и карантина растений, академиком АСХН РК, доктором биологических наук, профессором Магжаном ИСИНЫМ.

— Магжан Малгеждарович, вы один из ученых, поднимающих проблему возрождения апорта с научных позиций, известны ваши статьи, интервью в СМИ. За цикл публикаций о проблеме возрож­дения алматинского апорта вам присвоено звание лауреата премии Союза журналистов Казахстана. Как оцениваете сегодняшнюю ситуацию с восстановлением уникального сорта?

— Начну с того, что среди многих актуальнейших проблем Глава государства не случайно поднял вопрос о возрождении алматинского апорта. Ибо апорт является национальной гордостью казахстанцев, символом Алматы. Сегодня апорт должен и может стать нашим брендом. Не устаю повторять: если мы не спасем уникальный сорт сегодня, то завтра будет поздно, ибо погибают последние маточные деревья – генофонд сорта. Ни в одной стране мира апорт не растет, его настоящая родина – это Жетысу, где сорт проявил свои лучшие качества.

— И сколько гектаров апортовых садов посажено в области, какую финансовую помощь оказывают местные власти из своих бюджетов для проведения научных исследований?

— Заметны определенные подвижки со стороны местной власти Алматинской области. Например, еще в ноябре 2011 года проводился областной семинар-совещание, куда были приглашены ученые институтов плодоводства и защиты растений, производственники и где обсуждались стратегия и тактика решения вопроса. По просьбе акимата мы, ученые двух институтов, каждый по своему профилю разработали предложения для реализации поручения Президента. В марте текущего года состоялось еще одно подобное совещание, и было сообщено, что в 2012 году планируется посадка апортовых садов, на что выделяются субсидии. А недавно областной акимат объявил конкурс по распространению и внедрению инновационного опыта в трех приоритетных направлениях, и одно из них связано именно с возрождением апорта, на что выделено 25 миллионов тенге. Посадка же будет произведена на 154 гектарах, субсидии составят 229 миллионов тенге. Конечно, очень важно, чтобы все эти работы велись грамотно, с научным обоснованием.

— А как ваши научные разработки, финансирует ли ваше министерство научную работу по апорту?

— В течение года мы не раз представляли многочисленные справки, служебные записки в «КазАгроИнновацию», оттуда они, видимо, идут в Минсельхоз и выше. Сейчас у ученых, занимающихся проблемой апорта, нет спокойной жизни, и это хорошо. В начале марта 2012 года Минсельхоз впервые собрал широкий кворум ученых, представителей разных институтов: Ботаники и фитоинтродукции, Биологии и биотехнологии, Плодоводства и виноградарства, Защиты растений, АО «Лесной питомник», работников «КазАгроИнновации» и других. Среди участников не было единого мнения по тому, как лучше организовать эту работу, но, конечно, каждое из них имеет право на жизнь, ибо в споре рождается истина.

К сожалению, в прошлом отдельные работники облакимата недооценивали важность проблемы. Приведу лишь один пример. В 2006 года нами был посажен апортовый сад на площади 3,5 гектара. Это был первый опытно-показательный сад. Мы трижды обращались в акимат с просьбой выделить субсидии для ухода за ним. Однако поддержки не получили, хотя цена вопроса была всего 2 миллиона тенге. Поэтому из-за невозможности проведения специфической сортовой агротехники вряд ли можно получить ожидаемый конечный результат в этом саду.

— Магжан Малгеждарович, давайте вспомним, сколько апортовых садов было в прошлом и сколько их имеем сегодня? Когда можно будет получить первый урожай возрожденного апорта?

— По переписи 1970 года в республике было около 4 миллионов деревьев сорта апорт, из них более 80% – 3 036 346 деревьев – были сосредоточены в Алматинской плодовой зоне. В 1984 году осталось уже менее полутора миллиона – 1 418 988 корней. После этого инвентаризация садов не проводилась. Поэтому точных данных о количестве деревьев апорта нет. По нашему мнению, с учетом ликвидации колхозов и совхозов с приватизацией их земель, раскорчевки садов, например, «новыми казахами и русскими» для строительства своих особняков, и другого вандализма апортовых деревьев на сегодня осталось порядка 150–200 тысяч, в лучшем случае четверть миллиона, и то деградировавших.

Яблоневый сад – не пшеничное поле: весной посеял – осенью получаешь урожай. Первый урожай апорта можно получить лишь через 8–9 лет после посадки. Посадить сад – лишь начало дела. Главная задача – получить возрож­денный апорт с былыми качествами плодов. Для этого необходимо неукоснительно соблюдать специфическую сортовую агротехнологию его выращивания, состоящую из 10–12 элементов.

— В чем состоят эти особенности?

— Из всех районированных сортов апорт является самым влаголюбивым. Его необходимо поливать по крайней мере 5–6 раз (лучше 7–8 раз) за вегетацию. Учитывая дефицит поливной воды, обостряющийся из года в год, необходимо внедрять в апортовом саду капельное орошение. Поэтому еще до посадки сада на этом участке следует построить систему капельного орошения.

Остро стоит вопрос производства элитного посадочного материала апорта. Сейчас его саженцы выращивают в основном частники и сомнительные ТОО. Как они работают? Они не будут искать семена Сиверса в горах, а тряхнут деревья райки или какого-либо культурного сорта. И с привойным материалом (черенками) не будут церемониться, их заготавливают с первых попавшихся деревьев апорта. Какой посадочный материал будет получен, ясно без объяснений.

Поэтому производство элитного посадочного материала должно быть централизованно под контролем науки, требованиям которого отвечает «Помологический сад» Казахского НИИ плодоводства и виноградарства. Следует добавить, что апорт заражен вирусной инфекцией в латентной форме. Необходимо оздоровить саженцы перед посадкой от вирусов методом термотерапии. К этой работе может подключиться Казахский НИИ защиты и карантина растений.

Вся специфическая сортовая агротехнология выращивания апорта нами подробно расписана и представлена Алматинскому облакимату еще осенью 2011 года. Если не обеспечим выполнение всех элементов этой агротехнологии, нам не достигнуть поставленной цели.

Беспокоит, что благородное, патрио­тическое дело по возрождению алматинского апорта может превратиться в кампанейщину. По госпрограмме для возрождения апорта Правительством выделены местным властям немалые средства, которые надо использовать с умом, рационально, не поддаваясь гигантомании. Может быть, сажать не 75 га сразу, а начинать с 7,5 га, но с соблюдением всех условий агротехнологии выращивания. Лучше меньше, да лучше. Ведь Е. Редько в 1865–70-е годы вторично возродил апорт на его прародине, жетысуской земле, всего с двумя-тремя десятками черенков.

— Расскажите о вашей работе, каковы успехи?

— В 2009–2011 годах мы работали по гранту Министерства образования и науки. Совместно с Институтом биологии и биотехнологии нами впервые получено «новое растение» апорта в пробирках (in vitro). После их укоренения они переведены в «контейнерную культуру» на искуcственной почве. Сейчас эти растения проходят адаптацию в условиях теплицы. С этим же институтом начаты исследования по определению генетического кода апорта и различных форм дикой яблони Сиверса.

С 2012 года наш институт работает в комплексе с Институтом плодоводства и виноградарства, научные исследования финансирует АО «КазАгроИнновация» МСХ РК. Здесь начатые биотехнологические и генетические исследования будут расширены. Кроме того, в качестве подвоя будут испытываться различные формы яблони Сиверса, взятые с разных мест ее произрастания. Разрабатывается также принцип подбора подвоя и привоя по структуре ДНК. Уверен, что только совместные усилия представителей науки, практики, властей дадут в будущем отдачу.  

 

 

Источник: bnews.kz