В России последовательно воплощается в жизнь программа «Цифровое сельское хозяйство». Одной из главных задач Минсельхоз объявил развитие цифровых технологий в агросекторе. Это, по расчетам ведомства, должно привести к удвоению эффективности к 2024 году. Но в основе цифровизации лежит автоматизация сельскохозяйственного производства – о том, что уже сделано, а какие шаги еще предстоит предпринять, рассуждает директор по маркетингу John Deere в России и странах СНГ Михаил Маклаков

...Когда рассуждения заходят об уровне автоматизации в России и зарубежных странах, обычно приводятся цифры о количестве сельхозтехники на гектар, и они на первый взгляд удручают. Так, по последним данным Росстата, в России на тысячу гектаров пашни приходится 3,1 трактора и два комбайна, тогда как в США этот показатель составляет 25,9 тракторов и 17,9 комбайнов, а, скажем, в Германии – 65 тракторов и 11,5 комбайнов.

Равняться ли на Запад?

Но прежде чем сетовать на низкий уровень оснащенности техникой, необходимо вспомнить, что сама структура российского агросектора принципиально отличается от западной. У нас принципиально разные категории производителей: в России это, в основном, агрохолдинги, на Западе – фермерские хозяйства, малый и средний бизнес. Это приводит к тому, что за рубежом даже в самом маленьком хозяйстве присутствует техника, полностью закрывающая все технологические сезонные операции, и в целом количество сельхозтехники на гектар на порядок выше.

Причина в том, что количественную оценку провести достаточно просто, а критерии качественной не очень понятны. Мне кажется, имеет смысл оценивать по уровню энергонасыщенности и автоматизации операций, проводимых по принципам точного земледелия. Это будет подразумевать наличие энергонасыщеных машин, которые могут собирать и анализировать данные на конкретных участках поля, а также выполнять работы, основываясь на получаемых точных заданиях/предписаниях и так далее.

Так что количественная оценка не слишком показательна – если смотреть на тренды автоматизации и цифровизации, то наша страна не так уж и отстает. Сейчас Россия занимает 15-е место в мире по уровню цифровизации сельского хозяйства, при этом с применением цифровых технологий обрабатывается 10% пашни. Тем более очевидны перспективы, поэтому Минсельхоз реализует ведомственный проект «Цифровое сельское хозяйство». Он охватывает три направления – «Умная ферма», «Умное поле» и «Умная теплица», в рамках которых предполагается создание полностью автоматизированных животноводческих и растениеводческих хозяйств. Кроме того, программа предполагает подготовку отраслевых специалистов для работы в условиях цифровой экономики.

От автоматизации к цифровизации

Нередко при попытках оценить уровень автоматизации и цифровизации возникает вопрос, где между ними граница и есть ли она? Наличие техники, способной собирать и обрабатывать данные, это еще автоматизация или уже цифровизация? И на каком этапе происходит переход от одного к другому.

На самом деле четкую границу провести сложно, да и вряд ли нужно. По сути, это два этапа одного и того же процесса. Все начинается с автоматизации работы машины с целью устранить по максимуму негативное влияние человеческого фактора. С одной стороны, достигаются максимально комфортные условия для работы оператора, с другой – благодаря геопозиционированию, системе автоматического и параллельного вождения и другим технологиям машины работают под контролем и минимизируют возможные ошибки оператора.

Второй этап – переход от автоматизации к автономности, когда данные сначала пересылаются на машину, на основании полученных данных машина выполняет работу, затем данные собираются с нее же и анализируются – так мы получаем информацию об урожайности, расходе топлива, семян, удобрений и пр. на конкретных участках поля. Это позволяет включить более точный контроль, давать рекомендации по итогам анализа, выстраивать прогнозы и в конечном счете повышать эффективность. Например, если не задавать единую норму расхода удобрений на все участки поля, а делать ее дифференцированной в зависимости от состояния всходов, можно получить и экономию, и повышение урожайности. По сути, о цифровизации правомерно говорить тогда, когда появляется автономность – то есть оператор ставит машину в поле, а все остальное машина делает сама. И этого уровня мы уже достигли – сейчас есть такая техника и хозяйства, которые ее используют.

Это актуальный тренд, и он будет активно развиваться. Например, машина может сама фиксировать, сколько часов проработал оператор, сама списывать конкретное количество топлива и передавать данные для начисления зарплаты – в этом ничего сложного нет, все технологии уже реализованы. Так что тенденция будет только набирать обороты.

Понятно, что крупным агрохолдингам включиться в нее проще, чем небольшим фермерским хозяйствам, и здесь как раз может оказаться полезным западный опыт. Например, во Франции мало на каких фермах есть большие и дорогостоящие кормоуборочные комбайны – фермеру проще заплатить за уборку по контракту, чем держать собственную технику. У нас похожая практика существовала еще в СССР – вспомните машинно-тракторные станции, с которых техника распределялась по разным колхозам.

Перспективы подобного подхода активно обсуждались – были планы по организации кластеров для аренды сельхозтехники, но до практической реализации, насколько мне известно, дело пока не дошло. Между тем экономически это целесообразно, хотя определенные сложности вносит случайный фактор, который в сельском хозяйстве довольно весом. Зачастую фермеру неизвестно, когда именно будет уборочная или посевная – погода легко может скорректировать планы. Соответственно, арендовать технику на конкретные даты тоже не получится – если график поплывет, она будет не нужна.

Словом, перспективы есть, а как их реализовать на практике – это важная и интересная задача, которую предстоит решить.

Цифровизация на практике: пример холдинга «Эконива»

В качестве успешного примера цифровизации можно привести опыт холдинга «Эконива», который принял решение внедрения системы AG-DATA INTEGRATOR. Несмотря на то что «Эконива» является хорошо организованным холдингом с выстроенными процессами и большим фокусом на автоматизацию процессов, но даже тут система позволила добиться серьёзных результатов. Окончательные данные будут доступны к концу финансового года, но уже по предварительным данным ожидается снижение затрат на 20%, и повышение урожайности на 10-15% на полях, где использовалась система.

Холдинг, как и другие сельхозпроизводители, сталкивался с распространенной проблемой разрыва, который возникает между поставленной агрономом задачей и ее исполнением в поле. Например, агроном даёт точное задание оператору по внесению удобрений, чтобы он вносил разные нормы на разных участках поля, но тот сделал все по-своему, и проконтролировать этот процесс нет никакой возможности. Случается и так, что оператор подправляет нормы в ходе проведения работ – например, в начале поля ему кажется, что бака с удобрениями на всю площадь не хватит, и он уменьшает дозу. Ближе к концу в баке остается больше удобрений, и он увеличивает дозу. В результате на части поля растения недополучают нужные вещества, а на части – получают слишком много.

Все это, разумеется, влияет на урожайность. Допустим, агроном планирует, что по расчетам урожайность должна быть в среднем 50 центнеров с гектара: 40 на плохих участках и 60 – на хороших. Но по итогам уборочной цифры отличаются от плановых, и причина не очень ясна.

Использование системы исключило подобные ситуации. Агроном сам вводит в систему задачу по севу, вносению удобрений, СЗР и т.п. на конкретных участках поля в конкретном объеме. Система сама дифференцированно вносит вещества, проводит дифференцированный сев, дифференцированное опрыскивание. Оператор не может вмешаться в этот процесс, его роль в отношении норм внесения сильно лимитирована.

Второе преимущество, которое получил холдинг «Эконива» благодаря системе – автоматическое документирование.

Все данные автоматически фиксируются и документируются: погода, влажность, урожайность, нормы внесения и многое другое. В результате у агронома есть больше информации для принятия правильных решений. Кроме того, это помогло сформировать более четкий и прозрачный документооборот. Ранее большинство документооборота делалось на бумаге, так что возникали погрешности. Теперь составленный план сразу отражается в системе 1С, а из 1С все данные передаются на машины. Далее информация о расходе топлива, удобрений и т.п. с техники сразу идет опять-так в 1С. В итоге руководитель видит в режиме реального времени, как проходит посевная или уборочная, превышают ли расходы запланированные цифры. Экономится время и сокращается количество ошибок в документах.

Холдинг получил комплексный производственный учет: агрономы, агроаналитики, экономисты работают в едином информационном пространстве.

Третье преимущество системы заключается в том, что она может собирать данные с машин разных производителей – да, она заточена под технику John Deere, но способна получать информацию о расходе топлива, позиционировании и т.п. и с решений других производителей. Это избавляет хозяйство от необходимости менять весь парк при переходе на новые технологии. Кроме того, за счет этой опции управление подвижным парком становится более прозрачным.

Есть и другие, уже более специфичные преимущества, которые могут быть реализованы в ближайшее время – например, при внесении жидких удобрений на разные участки может вноситься одна и та же масса удобрения с разным содержанием полезных веществ, потому что густые слои в баке находятся внизу, а жидкие – вверху. Система контролирует не просто количество внесенных удобрений, а их состав, то есть на одних участках поля будет вноситься, скажем, 0,5 кг, а на других – 2 кг на квадратный метр.

Уверен, что этот опыт будет показателен. Сельское хозяйство – отрасль достаточно консервативная, и специалисты, которые в ней работают, часто настороженно относятся к нововведениям. Сейчас, после реализации пилотного проекта с «Эконивой», многие заинтересовались этой системой. На данные момент под управлением системы AGDI находится 2,1 млн га – это цифры не только по России, но также по Украине и Казахстану. В настоящее время конкретно в России продано больше 200 активаций на подключение к системе, но важно понимать, что активация может переходить с машины на машину, она не привязана к конкретной единице техники. То есть, по приблизительным оценкам, примерно 350 машин подключены к системе.

Автоматизация: препятствия и перспективы

Несмотря на мощную государственную поддержку автоматизации и цифровизации агрохолдинга, на пути к ним приходится преодолевать препятствия, что естественно для любого процесса развития.

Часто сами хозяйства проявляют чрезмерную осторожность и неохотно внедряют новшества. Отчасти это объясняется ситуацией, которая возникла в России в 2005 году, когда шла бурная волна внедрений в сельском хозяйстве, инвестировались серьезные средства, но результаты отличались от ожидаемых. Поэтому сейчас разработчикам современных решений для агросектора имеет смысл продолжать диалог с хозяйствами и рассказывать им о новых инструментах.

Запрос на них, безусловно, есть – так, согласно исследованию компании «Делойт», 89% представителей АПК РФ видят необходимость в повышении экономической эффективности за счет автоматизации ключевых процессов. При этом 42% хозяйств, принимавших участие в исследовании, сообщили, что они уже полностью или частично внедрили системы точного земледелия. Еще 38% хозяйств применяют технологии глубокой переработки, 27% – технологию умных ферм (а еще 22% собираются ее внедрить).

Полной автоматизации отдельных процессов добились в 45% хозяйств, а цепочка процессов автоматизирована еще в 23% компаний. При этом 32% респондентов используют передовые системы учета (CRM, ERP), 25% – облачные информационные технологии, 16% – программы по обработке больших данных.

Еще одно препятствие – страх исполнителей, что техника вытеснит человека, отнимет рабочие места. Он проявляется в связи с трендом на цифровизацию не только в сельском хозяйстве, но и практически во всех отраслях, где идут внедрения. И здесь опять-таки помогут образовательные программы. Да, структура поменяется, но это не значит, что необходимость в операторах отпадет, просто развитие базовых компетенций выходит на другой, более профессиональный уровень. Грубо говоря, при должной подготовке с помощью современных автоматизированных машин операторы смогут получить большую выработку и большую зарплату. И это тоже нужно рассказывать, объяснять и показывать на конкретных примерах.

Ответить на эти запросы и помочь преодолеть барьеры могут поставщики техники, способные предложить полный комплекс техники для автоматизации по всей цепочке. Наладить обмен данными между машинами в рамках одного производителя проще, чем интегрировать технику разных производителей. Но это ни в коем случае не директива – мировое сообщество идет к единой базе и единым стандартам, этот тренд также распространяется на Россию. Поэтому решения могут быть и от разных поставщиков, важно, чтобы существовала единая система для их интеграции. Словом, точное земледелие не просто достижимо – оно уже превратилось в реалии сегодняшнего дня: есть поддержка правительства, есть необходимые решения, есть запрос со стороны хозяйств. Важно все это объединить и реализовать.

(Автор: директор по маркетингу John Deere в России и странах СНГ Михаил Маклаков).