По данным международных организаций, власти республики ежегодно выгоняют учителей, врачей и представителей других профессий на хлопковые поля под угрозой увольнения и прочих неприятностей

 

Жители Узбекистана на хлопковых полях во время перерыва. По данным международных организаций, власти республики ежегодно выгоняют учителей, врачей и представителей других профессий на хлопковые поля под угрозой увольнения и прочих неприятностей

Вот уже неделю Фируза просыпается в 5 утра и направляется на хлопковые поля. К этому времени там уже собираются около 130 человек. Половина из них такие же учителя, как и Фируза, остальные медсестры и воспитательницы детских садов.

Фируза (имя изменено) работает учителем начальных классов в одной из школ Ферганской области Узбекистана. Во время летних каникул она должна быть в отпуске, но недавно поступило распоряжение районного хокима (главы администрации) о том, что работники бюджетных организаций должны выйти на поля для сбора коробочного червя.

Коробочный червь, на вид похожий на обычную садовую гусеницу, является главным врагом хлопкоробов по всему миру. На хлопчатнике гусеницы первого возраста повреждают цветочные почки и молодые бутончики верхушечной части растения. По мере роста гусеницы спускаются на ветви средних и нижних ярусов куста, повреждая содержимое крупных бутонов, цветов. Размножаются быстро, т. к. бабочка может откладывать до 300 яиц. Если вовремя не обработать хлопковое поле, то этот вредитель может полностью уничтожить урожай.

Фируза и её коллеги собирают гусениц вручную и помещают их в пластмассовые бутылки. До обеда ей нужно пройти 3–4 ряда длиной 100 метров. К полудню температура воздуха нагревается до 40 градусов, а от зноя на полях людей спасает только обычная одежда и платок на голове.

«Мне позвонил директор школы и сказал, что нам нужно выйти на поле для чеканки и сбора коробочного червя. Это повторяется каждый год. Я не понимаю, почему я должна делать работу фермера?», — посетовала Фируза в разговоре с представителем EurasiaNet.org.

Младший медицинский персонал больниц, поликлиник и амбулаторий Коканда также собирает коробочного червя, а заодно проводит чеканку хлопчатника — удаление верхушек побегов.

«Мы сняли свои белые халаты и превратились в агрономов и санитаров полей. Хотя я сама толком не разбираюсь в этих червях, нас заставляют их собирать. До обеда можно собрать примерно от 20 до 30 штук. Но эти черви активны в ночное время, и поэтому мы тут впустую тратим время», — сказала EurasiaNet.org медсестра Азиза.

Официальной статистики на этот счет нет, но есть основания полагать, что только в Ферганской, Наманганской и Андижанской областях на подобную изнурительную работу выгоняют тысячи работников государственных учреждений.

Согласно оценке расположенной в Берлине организации «Узбекско-германский форум по правам человека», представленной в опубликованном в августе прошлого года отчете, за пять месяцев хлопкового сезона в 2015 году на хлопковых полях Узбекистана применялся подневольный труд около 500 тыс человек.

По словам одного фермера из Шахриханского района Андижанской области, министр сельского хозяйства лично распорядился собирать червя вручную, т. к. применение пестицидов приводит к побочным эффектам, нанося вред хлопчатнику и стимулируя размножение других вредителей. На Западе фермеры стараются применять так называемый культурный подход, включая подбор оптимальных методов и времени для полива, вспашки и сбора урожая.

Фермер Мухаммадсодик сообщил, что в этом году коробочный червь активизировался примерно в середине июля и поразил многие хлопковые поля. Его размножению способствуют резкие перепады погоды.

Мухаммадсодик приобрел препарат «Фотон» для уничтожения коробочного червя. По его расчетам, на 1,5 гектара хлопчатника необходим один литр разведенного в воде препарата. У фермера 100 гектаров, и обработка каждого из них обходиться в 60 тыс сумом ($10).

«Я купил не очень дорогой препарат. Есть химикаты, которые обходятся фермерам в 500 тыс сумов ($83) за гектар. Это очень дорого и может разорить фермеров», — сказал он.

В каждом районе страны, где есть хлопковые поля, существуют биологические лаборатории. Там выращивают трихограмм — насекомых, поедающих коробочного червя и других вредителей. Но фермеры говорят, что биологические методы борьбы с вредителями неэффективны и устарели.

В конечном счете, эффективно и недорого позволяет решить данную проблему лишь применение принудительного труда учителей, врачей, студентов и прочих граждан. Данная практика принимает особо широкие масштабы в период сбора хлопка.

Международные организации, занятые в сфере трудовых прав человека, отметили определенные подвижки к лучшему в Узбекистане в последние годы. В частности, они указывают на снижение признаков применения на полях детского труда. Но существуют опасения, что теперь эту тяжелую ношу просто переложили на плечи взрослых граждан республики.

«Широко применяется принуждение взрослых граждан к сбору хлопка, — отмечается в опубликованном в ноябре 2015 года отчете Всемирной организации труда. — Привлечение такого большого числа людей в столь сжатые сроки создает риски нарушения их трудовых прав, что требует дальнейшего изучения, но наблюдались определенные признаки применения принудительного труда».

Работники бюджетных организаций — самая многочисленная и уязвимая часть населения страны. В случае отказа выходить на поля их обычно увольняют, а студентов отчисляют из учебных заведений.

В связи с применением этой порочной практики Узбекистан попал в пятерку лидеров в «Глобальном индексе рабства-2016». По данным авторов отчета, из расчета на душу населения республика находится на втором месте в мире по числу «подневольных работников».

«Согласно сообщениям неправительственных организаций, план по производству хлопка навязывается местными властями, под предлогом общего блага добивающимися его выполнения с применением таких методы, как угрозы увольнения, долговая кабала, наложение штрафов, конфискация имущества и запугивание полицией», — отмечают представители австралийской организации Walk Free Foundation, заказавшей вышеупомянутый индекс.

http://russian.eurasianet.org/