Европейских сельхозпроизводителей будут финансово принуждать применять в своих хозяйствах меры для сохранения плодородия почвы. Существующая схема поддержки в ближайшем будущем будет заменена системой вознаграждения за улучшение биоразнообразия и смягчения последствий изменений климата. Английский фермер Джон Хокинс решил заранее подготовиться к этим мерам и опробовал в своем хозяйстве систему, ориентированную на экологические выгоды, а не на высокие урожаи. В итоге фермер в убытке не остался.

У Джона Хокинса в долгосрочной аренде 239 гектаров земли на ферме Багбер в юго-восточной части Великобритании. Он выращивает зерновые и кормовые культуры, используя минимальную технологию обработки земли. Начав эксперимент по биологизации, фермер полностью отказался от вспашки, надеясь таким образом повысить естественное плодородие и снизить зависимость от искусственных удобрений.

Фермер рассчитывал, что это значительно уменьшит его финансовый риск, сократит его рабочую нагрузку и принесет экологические выгоды.

Мистер Хокинс сам разработал новую систему землепользования, провел испытание и профинансировал его, став участником целевой фермерской программы и проекта возделывания пахотных земель, спонсируемый компанией Wessex Water.

До 2018 года на ферме в Багбер применялась технология минимальной обработки земли и выращивался масличный рапс, пшеница, яровой ячмень и в небольших количествах горох.

Средняя урожайность на пшенице составляла около 9 т/га. Чтобы достичь такого урожая фермер вносил на каждый гектар до 7 т натуральных удобрений (куриный помет), максимальные дозы азотных и большое количество других химических удобрений. Затраты на удобрение, пестициды были довольно высокими, и получение прибыли было весьма проблематичным. Кроме того, в хозяйстве был устаревший парк техники, проблемы с хранением зерна и отсутствие возможностей для инвестиций.

После участия в первых испытаниях по программе экологизации британского агробизнеса, мистер Хокинс решил начать изменения в своем хозяйстве с минимизации применения химических удобрений. Компания Wessex Water, с которой фермер подписал соглашение, владела одной из водозаборных скважин неподалеку от полей Хокинса. Это помогло быстро наладить контроль за качеством воды и снизить выбросы нитратов в воду. Следующим шагом стало применение покрывных культур.

Wessex Water предоставил финансирование для некоторых испытаний, которые проводились на полях фермерского хозяйства. Дополнительно мистер Хокинс получил поддержку в рамках целевой фермерской программы в Великобритании для средних и мелких хозяйств. По словам Джона Хокинса, главные трудности оказались не финансовыми, а бюрократическими.  

Было сложно разработать и согласовать технологическую схему, которая бы соответствовала требованиям программы государственной поддержки фермеров, и в то же время позволяла выполнять контракт c Wessex Water. Фермер честно признался, что самостоятельно решить бюрократические и «бумажные» проблемы он бы не смог. Помощь экспертов компании Wessex Water была очень важной.

Следующим шагом были изменения в севообороте, в который были добавлены покрывные культуры - клевер, вика и другие травы. После них высевался яровой ячмень или рапс по «нулевой» технологии.

Ко второму году эксперимента примерно половина полей в фермерском хозяйстве засевалась покровными культурами, которые весной сменялись зерновыми или рапсом. Эту новую схему севооборота Джон Хокинс не считает идеальной и окончательной. Изменения в севооборот будут вноситься и далее. Основная цель – найти такую схему смены культур, которая позволит улучшить состояние почвы и достигнуть высокой общей рентабельности хозяйства. Ставку на озимые культуры фермер не делает - яровые зерновые приносят наибольшую прибыль хозяйству. Программа двухлетнего хеджирования рисков и участие в опытных посевах, спонсируемых Wessex Water, обеспечивает хозяйству необходимые ресурсы и время для дальнейшего поиска.

Технический парк фермера пока весьма скромный. Основные работы производятся с помощью 3-метровой сеялки Simtech T-Sem и арендованного трактора New Holland T7.210, оснащенного системой автоматического рулевого управления. В общей сложности фермер обрабатывает около 200 га. С переходом на нулевую технологию обработки посевов, количество машино-часов сократилось до 100 часов в год. До начала эксперимента техника была загружена втрое больше.

Применение покрывных культур и нулевой технологии позволили британскому фермеру сократить количество применяемых химических удобрений. Кроме того, закупаемые химические удобрения стали вноситься дифференцировано: дополнительные подкормки тех участков полей, где урожайность была самой низкой, не проводились.

Первые экологические результаты фермер получил уже в первый сезон эксперимента: заметно увеличилось количество бабочек, шмелей, пчел и других насекомых-опылителей. Улучшение состояния почвы подтверждалось также ростом активности червей. С помощью экспертов компании Wessex Water фермер постоянно отслеживает изменения, чтобы измерить и оценить эффект своих нововведений. 

Финансовые результаты также оказались положительными. Джон Хокинс считает одним из достижений своего эксперимента то, что удалось значительно снизить риск и сократить ежегодно растущие расходы. Другими словами, каждая тонна урожая, который он выращивает и продает, теперь обходится ему намного дешевле, чем раньше, когда главной целью было получение максимальной урожайности.

Результаты первого экспериментального года показали, что урожайность ярового ячменя упала примерно с 7 т/га до 5 т/га. Но более высокое качество зерна и более низкие расходы обеспечили валовую прибыль выше, чем в прежние годы.

По мнению британского фермера, его эксперимент по биологизация земледелия показал, что это гораздо более эффективный и менее стрессовый способ ведения дел на современной ферме. При этом мистер Хокинс понимает, что программа финансирования биологизации земледелия не будет вечной. Если она продлится хотя бы несколько лет, многие фермеры перейдут к более экологичному управлению земельными ресурсами. Что в итоге положительно скажется на улучшении биоразнообразия и смягчении последствий изменения климата. Но даже в том случае, если программа поддержки по биологизации земледелия будет сокращена или вовсе закрыта, фермеры не останутся в убытке. У них всегда будет возможность вернуться к традиционной системе. При этом почва на их полях будет более здоровой и плодородной.

Для России вопрос повышения плодородия земли является сверхактуальным. По данным замдекана факультета почвоведения МГУ им. М. В. Ломоносова Павла Красильникова, из 198 млн га сельхозугодий в России значительная часть подвержена активным процессам деградации. Ветровой эрозии подвержено 61 млн га сельхозугодий, опустыниванию — уже более 100 млн га. Площадь оврагов на пашне превысила 1 млн га, их ежегодный прирост достигает 20 тысяч км. Доля кислых почв на фоне резкого сокращения объемов известкования за 26 лет увеличилась с 30% до 45%. Переувлажнению и заболачиванию подвержено 7% пашни, еще 3% — вторичному засолению. Эксперты из ВНИИ Биологической защиты растений считают, что деградировавших в той или иной степени земель в России порядка 60%, и ежегодно их площадь увеличивается еще на 400-500 тысяч га. Вполне вероятно, что ситуация еще хуже, так как систематической оценки деградации почв на территории РФ давно не проводилось, а большинство сельхозпроизводителей проводит анализы состояния почв не чаще, чем один раз в пять лет.

Несмотря на всю серьезность проблемы, государственное финансирование работ по восстановлению плодородия осуществляется эпизодически. Так, в этом году сельхозпроизводителям обещана частичная компенсация затрат при проведении работ по раскислению почв. Как это обещание будет реализовано на практике, покажет время. Самостоятельно, без государственной поддержки проводить работы по восстановлению плодородия почв российским сельхозпроизводителям крайне сложно, многие из них просто не имеют достаточно финансов для этого.

В крупных аграрных регионах России пытаются решить эту проблему, законодательно обязав сельхозпроизводителей выполнять некоторые виды работ по улучшению плодородия почв. Так, в Белгородской области действовала специальная программа в период с 2011 по 2018 годы. Программа обязывала сельхозпроизводителей иметь в структуре своего севооборота не менее 10% многолетних трав. Также после уборки раннезерновых культур сельхозпроизводителей обязали высевать сидераты любого вида. Это позволяло хозяйствам за июль – сентябрь выйти на производство 6 тысяч т/га органических удобрений. 

Кроме того, в регионе продолжается реализация организационного проекта «Перевод растениеводства Белгородской области на технологию нулевой обработки почвы», начатого в 2018 году. Основная цель проекта – к 1 декабря 2020 года перевести на технологию нулевой обработки почвы на площади не менее 500 тысяч га пашни.

Как и английский фермер Джон Хокинс, белгородские сельхозпроизводители надеются при помощи этих мер снизить издержки, прежде всего ГСМ - до 40 кг/га, и обеспечить рост объема и качества продукции сельского хозяйства.

В Ставропольском крае действует своя региональная система обеспечения воспроизводства плодородия почв. В этом году в крае в качестве пилотных проектов будет возобновлена химическая мелиорация - внесение фосфогипса в почву. По мнению экспертов, это позволит оздоровить пашню и обеспечить прибавку в урожае в течение 8-10 лет в размере 5 ц/га.

При всех различиях в почвенно-климатических, технических и других условиях английские и российские сельхозпроизводители считают необходимым делать ставку на одни и те же меры по сохранению плодородия почвы. Прежде всего, это увеличение внесения органики на поля и сокращение издержек. И английские, и российские сельхозпроизводители уверены, что при финансовой поддержке со стороны государственных структур и заинтересованных компаний восстанавливать плодородие почвы, сохранять биоразнообразие и противостоять климатическим вызовам вполне реально. В то числе - при условии наращивания производства сельскохозяйственной продукции.

Лариса Южанинова

При подготовке статьи использована информация ресурса fwi.co.uk