Есть ли в арбузах нитраты и радионуклиды?

У каждого есть знакомый, который слышал от других знакомых про нитратный арбуз. Полосатая ягода давно стала «лицом» распространенной страшилки про «химию, которой всех травят». Чтобы подтвердить или опровергнуть эти страхи, мы купили четыре арбуза: один в гипермаркете, другой на трассе М1 и еще два на Комаровском рынке. После чего отправили их в лабораторию, чтобы определить, есть ли в наших образцах нитраты, а заодно — как патриоты своей страны — проверили и радионуклиды.

Покупка арбузов прошла бодро. На Комаровке мы попросили самый большой и самый маленький. Маленький весил чуть меньше 6 килограммов, а большой — 13,5. Надо отметить, что на Комаровке самые дорогие арбузы — 5000 за килограмм. Даже на трассе дешевле. Там мы взяли 6-килограммовый за 30 тыс. (4900 за килограмм). И еще один образец весом 6 килограммов (3900 за кило) нам попался в «Гиппо» — вдруг в торговые сети привозят особенные?

Загрузившись 22 килограммами арбузного материала для исследования, мы отправились в контрольно-токсикологическую лабораторию ГУ «Главная государственная инспекция по семеноводству, карантину и защите растений».

— Проверка на нитраты займет около полутора часов, на радионуклиды — больше, если вы захотите проверять уровень стронция, — предупредила заведующая лабораторией Елена Павлович.

От стронция мы отказались, попросив проверить на самый распространенный элемент — цезий-137. Также отказались от проверки ягод на тяжелые металлы. По словам директора, никогда в ее практике содержание тяжелых металлов в арбузах не превышало допустимых значений.

Проверка арбузов начинается с общей операции. Техник-лаборант Любовь Арашкович разрезает арбузы на доли.

— Мы постараемся взять четыре куска с разных сторон. Чтобы были и позеленее, и пожелтее… Наша задача — получить средние показатели по арбузу.

Затем куски арбузной мякоти отправляются в блендер. Итого каждый образец стал «донором» примерно одного литра арбузного фреша. Для проверки на нитраты достаточно всего 20 граммов. Забегая вперед, скажем, что спектрометр потребовал не менее литра арбуза.

Образцы переходят в руки Светланы Гордеевой, главного токсиколога лаборатории. Каждый образец дважды раскладывается по колбочкам (по требованиям каждый образец должен быть проверен дважды). Все зашифровано.

Для проверки достаточно 10 граммов. Сотрудники лаборатории защищают старые весы от моего недоверчивого взгляда: они ежегодно проверяются и до сих пор отлично справляются со своей задачей. Верю, вспоминая, что в СССР одинаково примитивным был весь промышленный дизайн, при этом все отлично взвешивало, летало и стреляло.

— Это один из самых легких анализов, — говорит Светлана. — Сначала мы калибруем аппарат для измерения, а затем опускаем электроды в предварительно разбавленные соляным раствором колбочки с образцами арбузной мякоти.

Соляной раствор — это 50 мл алюмокалиевых квасцов — помогает лучшему извлечению нитрат-ионов из образца. Спустя три минуты аппарат показывает значение, которое можно регистрировать: не более 11 мг/кг при установленной норме 60.

— Этот образец чистый, — резюмирует Светлана и приступает к измерениям трех других. Их результаты примерно такие же:

  • №1 (большой арбуз с Комаровки) — 11 мг/кг;
  • №2 (маленький арбуз с Комаровки) — 10 мг/кг;
  • №3 (арбуз из «Гиппо») — 15 мг/кг;
  • №4 (арбуз с трассы М1) — 11 мг/кг.

— Как вы относитесь к бытовым измерителям нитратов?

— Они показывают абсолютную ерунду. Мы сравнивали свои результаты и результаты бытовых приборов — они отличаются в разы и десятки раз. Вы видели, сколько времени я калибровала наш аппарат, сколько времени ему понадобилось для измерения результата… Я не верю в то, что бытовой аппарат поможет человеку определить уровень содержания нитратов в продукте.

— В каких продуктах в своей практике вы встречали самые большие превышения нитратов?

— Я советую обращать внимание на зеленые фрукты, овощи, травы: петрушку, укроп, салаты, огурцы и даже зеленые яблоки. До начала сезона высока вероятность, что содержание нитратов в них будет близко к критической отметке. Также однажды проверяли клубнику зимой: египетская была в норме, а вот в нидерландской содержание нитратов оказалось выше порога.

Вооруженные полученными знаниями и результатами, спускаемся на первый этаж. Здесь — кабинет Михаила Фролова, главного радиолога. Будем проверять арбузы на один из самых распространенных радионуклидов — цезий-137. Специалист наливает мякоть в сосуд Маринелли.

— Мы работаем на спектрометре чувствительностью от 2 Бк/кг. Относительно большой объем нужен для точности измерения. Можно минимизировать погрешность, измеряя активность нуклида несколькими часами, но нам достаточно 10 минут.

Прибор выглядит угрожающе, но толстые свинцовые стенки сделаны не для того, чтобы избавить людей от вредного влияния механизма, а чтобы защитить арбуз от возможных внешних источников радиоактивности. Заключив образец в свинцовый тулуп, спектрометр измеряет активность цезия в арбузе.

Михаил Фролов вспоминает, как в 1987 году участвовал в составлении карт загрязнения территории Беларуси.

— Основную проблему и тогда, и сейчас представляют дары лесов: ягоды и грибы. По сравнению с открытыми полями, которые продуваются ветром, в лесах накопилось в разы больше радионуклидов.

Тем временем двухканальный спектрометр заканчивает проверку первого образца. При норме в 40 Бк/кг удельная активность цезия-137 в первом образце составляет менее 3,0.

  1. №1 (большой арбуз с Комаровки) — 3,0 Бк/кг;
  2. №2 (маленький арбуз с Комаровки) — 3,6 Бк/кг;
  3. №3 (арбуз из «Гиппо») — 3,3 Бк/кг;
  4. №4 (арбуз с трассы М1) — 3,3 Бк/кг.

Таким образом, все отобранные нами арбузы прошли проверку. Возможно, дело в том, что в сезон арбузов все предложения на рынке — «чистые». Сотрудники лаборатории, в принципе, считают проблему арбузов надуманной и предлагают обращать больше внимания на тепличные огурцы или зимнюю клубнику.

Протокол испытаний:

Источник: dengi.onliner.by