Органическое сельское хозяйство — это здоровье наших детей и внуков, польза для земли и выгода для страны

 

 

Директор Федерации органического движения Кыргызстана Bio-KG, экс-министр сельского хозяйства Кыргызстана Искендербек Айдаралиев внедряет принципы органики в Кыргызстане. О том, как стать страной органической продукции, он рассказал в интервью агентству АКИpress.

 

— Судя по названию федерации, ваша цель — внедрить в Кыргызстане органическое сельское хозяйство?

— Да. Я считаю, что сегодня это одна из самых главных задач для выживания Кыргызстана. Вообще сегодня зеленая экономика — это мировой тренд. Основой зеленой экономики является органическое сельское хозяйство. А это в свою очередь здоровье, генофонд нации, гармония человека с природой, бережное отношение к земле. Наши предки именно по таким принципам и жили. Мы это еще успели увидеть и ощутить на себе в детстве. Наши дети и внуки тоже должны питаться немодифицированными продуктами, напичканными селитрой. С другой стороны, они должны научиться бережно относиться к здоровью земли.

 

— А в Кыргызстане сейчас какое сельское хозяйство?

— У нас документально неорганическое сельское хозяйство.

 

— Что это значит?

— Если брать старые советские расчеты, то потребность в удобрениях — селитре 330 тысяч тонн для Кыргызстана. На сегодня обеспеченность минудобрениями где-то процентов десять. То есть 90% нашей сельхозпродукции по логике органические. К сожалению, на руках фермеров нет подтверждающих это документов, нет сертификата качества о том, что выращенная продукция отвечает всем требованиям органики. Поскольку нет экспертизы, то наша продукция не проходит как органическая.

 

— А кто выдает такие сертификаты?

— По идее такой документ выдают специальные органы, должна быть своя лаборатория в Кырызстане. Чтобы продукцию признали органикой, у нас должен быть стандарт органического продукта. Существуют национальные стандарты, международные стандарты и даже частные. Наша федерация сейчас именно в этом направлении работает совместно с правительством. Состояние органического сельского хозяйства было заслушано на заседании комитета Жогорку Кенеша. У нас имеется меморандум с соответствующими министерствами, и сейчас мы разрабатываем дорожную карту о том, как развивать органическое сельское хозяйство в нашей стране.

 

— Национальный стандарт отличается от международного?

— Он делается с учетом требований тех рынков, на которые будет выходить. Если продукцию рассчитывают продавать в Европе, значит наши стандарты будут приближены к европейским.

 

— А зачем нам отправлять в Европу? Нам самим хватает продукции?

— В продовольственную безопасность входят 10 наименований продуктов, но даже по одной позиции мы не можем удовлетворить свои потребности, поэтому со стороны заходит чужая непроверенная продукция. Но потенциал большой — и для страны, и на экспорт реально производить органическую продукцию. Просто надо работать.

 

— Есть мнение, что наши поля заполонили ГМО.

— Есть ГМО или нет, зависит от семенного фонда. Последние 20 лет семенной фонд мы получаем со стороны — из Европы и других стран.

 

— То есть об органическом питании у нас уже не приходится говорить?

— Почему? У нас много фермеров, частных мелкооптовых хозяйств. Колхозов, совхозов уже давно нет. Большинство фермеров каждый год используют собственные семена, они не меняли традиционный семенной фонд. Не было возможности или по другим причинам, неважно. Те, кто не менял семенной фонд последние 20 лет, выращивают не ГМО. Нужно сейчас сделать анализ, где, в каком регионе, какие семена используются.

 

— Кукуруза, даже чисто визуально, уже вся ГМО.

— Пожалуй, да. Что такое ГМО? Это гонка за продовольственной безопасностью. Население растет, всем кушать надо. Генно-модифицированный организм дает больше урожая, но зато эти семена полностью истощают землю, происходит их быстрая деградация.

 

— А какие еще у нас ГМО-посевы?

— Таких данных нет. Если государство примет политическое решение, что Кыргызстан - это страна органического сельского хозяйства, то лабораторным методом все это можно исследовать. Сейчас у нас пять лабораторий в Кыргызстане. Определяющие компоненты для анализа — это очень дорогое удовольствие, поэтому здесь обязательно нужна поддержка государства. Например, утан полностью перешел на органическое сельское хозяйство, потому что там это государственная политика и это компонент духовности и нравственности нации. У них консенсус и заинтересованность по вопросу обязательной пользы для человека. Не только деньги их волнуют. Они думают о перспективах своего национального здоровья.

 

— А как они это осуществили?

— Во-первых, это очень закрытое маленькое государство среди гор, само название Бутан означает Горное государство. Доступ к нему очень затруднен. Практически есть только авиасообщение, поэтому туда тяжело завезти большое количество химикатов и удобрений, во-вторых, 50% территории находится выше 3 тыс. метров над уровнем моря. У нас 3 тыс. над уровнем моря — и сразу надбавки за отдаленность, высокогорье и так далее. Мы от государства требуем льгот за то, что в таких условиях живем. А там вся страна так живет. И они все очень довольные, счастливые и одухотворенные люди. Такого показателя, как ВВП, нет. Там самое важное - доволен ли ты своей жизнью. Их главный показатель — валовое национальное счастье - включает в себя экологию и гармонию человека с природой. Они не то, что не хотят химических удобрений и ГМО, у них даже понятий таких нет.

 

— Каковы основные параметры органики?

— Органика — это семенной фонд без ГМО, отсутствие минеральных удобрений, отсутствие химической защиты растений.

 

— Как же их тогда защищать от вредителей?

— Есть методы биозащиты. Наша Академия наук опубликовала несколько трудов в этом направлении, местные ученые очень продвинулись в вопросах биозащиты растений. Это Чакаева Анара Шакеновна – кандидат биологических наук, заведующая лабораторией защиты растений Кыргызского НИИ животноводства и пастбищ и по совместительству научный консультант по биологической защите растений на основе вторичных метаболитов растений. Стаж работы в области защиты растений с 1976 года. Давлеткелдиева Тинатиен – Университет «Манас», доктор биологических наук, профессор, заведующая кафедрой сельского хозяйства.

Я, работая министром, не знал, что у нас есть ученые, которые достигли таких хороших результатов в этом вопросе. Их немножко профинансировать и спокойно можно воплотить в жизнь разработанные ими методы биозащиты.

 

— Какие вещества используются вместо химических?

— Листья крапивы, листья табака, то есть традиционные методы биозащиты растений. Мы вынуждены возвращаться к ним. Использование химии приводит нас к вырождению сельского хозяйства, к генным мутациям и болезням человека, к деградации земли.

 

— Насколько в Кыргызстане деградированные земли.

— По данным некоторых проектов, до 70% земель деградированы. Живой организм земли не работает, он требует и требует удобрений.

 

— Что надо делать?

— В советское время каждый контур земли обследовался, у каждого хозяйства была топографическая карта. Слабая земля - 250 кг удобрений, чернозем — 10 кг. А мы только сажаем и сажаем, ухода нет за землей, пестициды, гербициды, ГМО используются, земля не отдыхает.

В Таласе, например, при выращивании фасоли не думают о других технологиях, гонка за урожаем идет. Поэтому только минеральные удобрения применяют. Хорошо хоть ГМО нет, потому что в течение 20 лет не менялся сорт.

 

— А картошка у нас ГМО?

— Частично, да. Так называемый голландский сорт. А вот все местные сорта без ГМО, рис тоже пока без ГМО.

 

— Как этот процесс остановить?

— На днях в третьем чтении подготовлен законопроект о запрете ГМО, теперь нужна подпись президента и принятие закона. Запрещая ГМО на территории Кыргызстана, мы сделаем большой шаг. Потом мы должны обучить наших фермеров. Психология их тоже должна меняться. Думать надо о себе, о своих детях, о своих родственниках, о соотечественниках, которые потребляют продукцию. С прошлого года мы такое обучение проводим, в семи областях провели выездные семинары, обучали по 60 фермеров на каждом.

 

— И как реакция простых фермеров?

— Очень мощная положительная реакция. После завершения каждого семинара на эмоциональном подъеме все писали обращение своих областей к местным органам власти. Наши люди готовы переходить на органическое сельское хозяйство. Да и кто желает зла своим родным, себе.

Губернаторы сразу поддержали, мы подписали с ними меморандум. Из патриотических чувств ошский губернатор даже преложил для испытаний свою землю. Спикер нас тоже поддержал. Сказал, что это единственный путь для нашего сельского хозяйства.

 

— Зерновые у нас не ГМО?

— Зерновые нет. Это адаптированные, испытанные к нашей земле, семена.

В Бутане 90% органика, а 10% еще переводят. Это официальные данные. Мы встречались с министром сельского хозяйства. Бутанцы нас, кыргызов, выделяли очень, не знаю, чем это объяснить. Они про Кыргызстан говорят с удовольствием и говорят, что мы потенциально очень мощное государство. Так вот, равнин у них нет, только горы, воды нет, её насосом качают, освоение земель там — адский труд. Но тем не менее, они очень любят свое государство, занимаясь сельским хозяйством, они наслаждаются. 80% продукции они экспортируют как органически чистую продукцию. Из Индии поставляют продукцию себе. В Индии, кстати, тоже развито органическое движение.

 

— А наша задача какая, себя обеспечить питанием или на экспорт выращивать продукцию?

— На семинарах нас все спрашивают, какая цена у органики? Где можно её продавать? Рыночная система нас заставляет думать о прибыли. Но мы везде заявляем — наша задача в первую очередь обеспечить чистой органической продукцией себя. 65% нашего населения — это мелкие фермеры, они занимаются выращиванием сельскохозяйственной продукции. Если этот процесс не контролировать, неизвестно что будет через 50 лет.

 

— Какова роль государства?

— Государство должно запретить ввоз ГМО, запретить использование химических минеральных удобрений. Направить средства на развитие семенного фонда, использовать биологические способы защиты и органические удобрения. Если государство в этом направлении пойдет, то мы через несколько лет станем очень мощным государством, Кыргызстан может стать семенным органическим хозяйством для всего мира. Бренд Кыргызстана — это органика.

 

— Какие шаги предприняты властью в этом направлении?

— Спикер после встречи с нами направил наши решения в комитеты. Все поддержали. Далее направили в правительство, но правительству некогда — золото, Кумтор, смена. В общем, пока все семь пунктов принятых решений абсолютно без движения лежат.

Самая главная наша поддержка — это простой народ, фермеры. Они сами заявляют, что полностью за органику. Но их волнует вопрос, чем заменить химические удобрения.

А ведь органические удобрения — это простая технология компостирования. Все, кто даже маленький участок земли имеет, используют ее. Прошлогодние листья, пищевые отходы - это и есть органические удобрения, также биогумус — черви. На юге и здесь, в Чуйской области, уже работают так некоторые фермеры. Они и до наших семинаров работали. Сейчас мы эту технологию везде подключаем. На семинарах обучаем. Это простые технологии, которые каждый сам может использовать.

Еще одна возможность — биогазовые установки, уже в течение 10 лет они применяются. Еще Танаев начинал этот процесс. Сегодня есть маленький завод в Бишкеке. Эта технология производства органических удобрений у них отлично работает. Перерабатывают навоз в газ, которым, кстати, вполне можно даже отапливать дом, а остатки — это отличные органические удобрения. В жидком виде ими удобряют поля.

 

— А что нельзя в натуральном виде удобрять?

— Ни в коем случае нельзя. Когда газ удален — это стопроцентное удобрение, а в свежем виде — куча болезней будет. Также у нас есть агроруда в Чаткале и Алабуке. Она похожа на залежи угля. Научное название — глауконит. Это отличное удобрение.

 

— Запасов агроруды хватит на Кыргызстан?

— Ученые доказывают, что на 35 лет хватит Кыргызстану запасов. Ее можно давать и как корм скоту. Очищается кровь, восстанавливается здоровье, увеличивается вес.

 

— В принципе некоторые мероприятия органического сельского хозяйства можно сделать и без государства?

— Частники это делают. Но роль государства в том, чтобы это стало законом для страны. Государство также должно оказывать помощь. Это кредиты, низкие проценты и так далее. Это политика в отношении всего. Вот, например, сейчас государство хочет построить завод по минеральным удобрениям, по селитре в районе Ташкомур на 439 млн долларов. Китайцы предлагают построить взамен наших природных ресурсов - какого-то месторождения. Этот завод нам не нужен. В прошлом году, когда они начали подписывать меморандум, мы дали пресс-конференцию против строительства. Вместо 430 млн на биогазовый завод можно потратить 190 млн и полностью весь Кыргызстан обеспечить органическими удобрениями.

 

— И что вам ответили?

— Ничего. Никакой реакции. А ведь это готовые технологии. Наши поехали и построили биогазовый завод в Северной Корее. А мы имеем все и ничего не делаем. Надо модель Бутана применить к Кыргызстану. У нас есть уникальная возможность, есть земля, вода, ледники, воздух и уже в принципе случайно, бессистемно, но производится органическая продукция. Только надо помогать фермерам, надо принимать законы, чтобы Кыргызстан стал страной со стопроцентно органическим сельским хозяйством.

 

В. Джаманкулова, специально для АКИpress (kg.akipress.org)