С появлением технологий генной модификации растений часть экспертов стала говорить о «закате рынка пестицидов». Однако, все оказалось не совсем так. Рынок ГМ-семян и пестицидов конкурируют и развиваются, проходя через снижающие и повышающие тренды. И такая ситуация будет сохраняться в ближайшие годы.

Крупные агрохимические компании, помимо разработки и продажи сельскохозяйственных химикатов, все больше внимания уделяют генетически модифицированным семенам. Этот новый сектор их деятельности на глазах растет, составляя все более значительную долю их общих продаж.

Рынок средств защиты растений продемонстрировал рост в 3,8% в период с 2001 по 2016 год. Рынок ГМ-семян, разработанных и продаваемых крупными агрохимическими компаниями, достиг темпов роста в 13,3%. Иными словами, рост этого сектора рынка примерно в три раза выше, чем на рынке средств защиты растений. Кроме того, абсолютные продажи ГМ семян в 2016 году достигли приблизительно 20,4 миллиарда долларов США, что сопоставимо с продажами гербицидов, которые принесли самый высокий доход среди химических пестицидов. Несомненно, можно испытывать большой оптимизм в отношении дальнейшего расширения сектора семян ГМ. 

Источник: Phillips McDougall, Обзор отрасли AgriService 2016 (2017).

Несмотря на различные темпы роста, большинство экспертов согласны в том, что максимально достижимые урожаи риса, пшеницы, кукурузы и сои могут уменьшиться на  20–50% без правильного использования агрохимикатов. С другой стороны, использование агрохимикатов может восстановить урожай до 60–70%. Сегодня же очевидно, что текущий уровень производства сельскохозяйственных культур возможен только при надлежащем использовании агрохимикатов, без которых урожайность культур резко упадет. Уже мало кто сомневается, что  эффективное использование агрохимикатов может привести к дальнейшему увеличению урожайности, что дает основания для ожиданий дальнейшего технического совершенствования.

Наука дорожает

Однако, стоимость создания новых агрохимикатов становится все  более дорогой. На создание и реализацию новой агрохимической продукции уходит более десяти лет, а затраты на НИОКР составляют от 100 до 350 млн долл. США. Весь процесс предполагает: подбор нового агрохимического состава; параллельное проведение исследований его безопасности, биологические исследования и коррекцию рецептур; всестороннюю оценку результатов этих исследований; и, наконец, подачу заявки и регистрацию в качестве агрохимиката. Каждая компания, занимающаяся разработкой агрохимикатов, должна ежегодно инвестировать 7–10% доходов от своих продаж в исследования и разработки.

Для сравнения: в 1995 году затраты на разработку составляли 152 миллиона долларов, а период исследований и разработок составлял 8,3 года. В наши дни эти же показатели увеличились до 286 миллионов долларов и 11,3 года соответственно. Рост цен на научные исследования стал одним из факторов, способствующих консолидации компаний, занимающихся агрохимическими исследованиями и разработками. 

Рис. 2. Слияния и поглощения крупнейших компаний агрохимического и семенного рынков.

Японское ускорение

В таких сложных условиях для агрохимических исследований и разработок особенно заметна активность японских агрохимических компаний. В период с 1980 до 2016 года, десять японских компаний вошли в двадцатку лучших в мире с наибольшим количеством новых продуктов. Статистика отрасли показывает, что в числе 363 регулярно продаваемых агрохимикатов, 114 препаратов (31%) были разработаны японскими компаниями. Оказалось, что возможности японских компаний в области НИОКР очень высокие и сопоставимы с показателями ведущих компаний в США и Европе.

Японские компании нарастили производство своих препаратов в условиях, когда нормы внесения снизились до 60–180 грамм активного вещества на гектар. Безопасность препаратов стала еще одним из их преимуществ. В настоящее время почти 90% агрохимикатов классифицируются как обычные, а не опасные вещества.

ГМ-семена и агрохимикаты

Крупные агрохимические компании разработали и осуществляют стратегию продаж ГМ-семян в сочетании с агрохимикатами. Многие из них приобрели семенные компании и расширили свой бизнес по защите урожая, разрабатывая и продавая семенную ГМ продукцию. По состоянию на 2016 год, согласно отчету опубликованному Phillips McDougall, доля семенного бизнеса в общих продажах основных игроков была следующей: 21% в Syngenta, 14% в Bayer, 70% в DuPont, 25% в Dow, и 75% в Monsanto. Компании не только активно продавали семена, но и увеличивали расходы на НИОКР в этом сегменте. Сумма расходов на НИОКР шести крупных компаний в сегменте семян в 2002 году составляла приблизительно 1,2 миллиарда долларов. Затем эта цифра неуклонно росла, достигнув к 2008 году 2,2 миллиарда долларов – почти сравнявшись с расходами на НИОКР  химических пестицидов. К 2014 году эти расходы достигли 4 миллиардов долларов, в полтора раза превысив стоимость разработки химических пестицидов. 

Японские компании выбрали иную стратегию и пока не вошли в сегмент семян ГМ-культур. Вместо этого, компании Японии развивают свои предприятия за счет разработки специальных решений для ГМ-культур. Например, японские компании предложили собственное быстрое решение для борьбы с устойчивыми к гербицидам сорняками ГМ-культур. Эти устойчивые сорняки были успешно устранены путем применения селективных гербицидов, таких как флумиоксазин и пироксасульфон. Подобная практика в настоящее время считается важным техническим приемом для полей, где растут устойчивые к агрохимикатам сорняки. И это позволяет японским агрохимическим компаниям успешно сотрудничать с крупными компаниями США и Европы посредством предложения стратегических технических решений и оригинальных технологий.

Регулирование рынков

Один из упомянутых факторов, которые в состоянии значительно влиять на отраслевые тенденции, - это проблема регулирования, связанная с регистрацией агрохимикатов. Как известно, правила, регулирующие рынок агрохимикатов во многих регионах, включая США и европейские страны, с каждым годом становятся все более строгими. В частности, в Европейском Союзе критерии оценки безопасности и воздействия на окружающую среду были изменены с 2011 года. Вследствие этого, например, в процессе оценки рисков количество химических препаратов, получивших регистрацию, существенно сокращалось из-за, так называемых, критериев отсечения. В частности, проблема расстройств у пчел вызвала длительные дискуссии, и в конечном итоге использование на открытом воздухе трех видов неоникотиноидных инсектицидов было полностью запрещено. Кроме того, система, в соответствии с которой и технический класс, и составы оцениваются в два или три этапа (в частности: ЕС, страна и регион), способствует продлению периода, необходимого для регистрации. Аналогичным образом, в Бразилии, где рынок средств защиты растений расширяется, требуется соблюсти длительную процедуру согласований из-за его вертикально сегментированной административной системы. Бразилия одновременно предусматривает и применение критериев отсечения. Между тем, в Японии в декабре 2018 года была принята поправка к Закону о регулировании продукции сельскохозяйственной химии.Было принято решение о введении новой системы оценки рисков применительно к нескольким наземным и водным организмам, а также к воздействию на работников. Как очевидно, с каждым годом препятствий для первоначальной регистрации становится все больше и больше. К тому же, зачастую требуется и повторная регистрация активных ингредиентов агрохимикатов. В связи с этим затраты на разработку агрохимикатов продолжают расти, что может стать одним из движущих факторов недавнего всплеска сделок M & A среди крупных агрохимических компаний в США и Европе.

Новые технологические тренды

Технология ГМ-семян – не единственный тренд, появившийся в последние годы. Большинство крупных агрохимических компаний активно осваивают технологии редактирование генома, управления стрессом посевов, а также инвестируют в точное земледелие.

Редактирование генома (CRISPR)/Cas9) позволяет более точно манипулировать генетическими последовательностями по сравнению с традиционной технологией генетической рекомбинации, что существенно экономит время для селекции сельскохозяйственных культур. Крупные агрохимические компании уже внедрили эту технологию в свои исследования и разработки и получили удовлетворительные результаты исследований.

На данный момент в Японии, США и Европе усилились споры о том, следует ли обрабатывать культуры, созданные с использованием редактирования генома. При этом, остается вопрос реакции потребителей на культуры с отредактированным геномом. Общественность может потребовать рациональных, научно обоснованных ответов на свои вопросы. Если все эти проблемы будут решены должным образом, редактирование генома может стать мощной технологией, которая внесет значительный вклад в повышение продуктивности сельского хозяйства за счет выработки высокоэффективных семян за меньшее время.

Второй технологический тренд связан с управлением стрессами растений. Известно, что с «биотическим стрессом», вызываемый патогенными микроорганизмами, вредителями и сорняками, справляются химические пестициды. А вот с абиотическим (или как его еще называют «экологическим») стрессом, вызываемый жарой, холодом, засухой и недостатком солей, агрохимикаты справиться не могут. Поэтому сегодня все агрохимические компании работают над созданием агрохимических соединений, проявляющих активность, полезную для борьбы со стрессами урожая.

Третьим технологическим трендом является точное земледелие и другие цифровые технологии, все активнее используемые в агробизнесе – интернет вещей, дроны, беспилотная сельхозтехника и т.д. По мнению профессора Шибусава из Токийского сельскохозяйственного и технологического университета, эти новые технологические тенденции могут существенно изменить сельское хозяйство в будущем.

Владимир Францкевич