В феврале в Москве состоялся XXXI съезд Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР). Для ежегодной встречи в Москву приехали более 700 делегатов и участников из 70 регионов страны. Накануне очередной посевной компании фермеры обсудили свои задачи и планы.

Крестьянско-фермерское движение в этом году отмечает свое 30-летие. В январе 1990 года была создана Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. Спустя три десятилетия с начала своей деятельности российские фермеры обеспечивают около 30% производства зерна, 33% подсолнечника, значительную часть картофеля, овощей и других сельхозкультур. Российские фермеры, по данным Росстат, ежегодно увеличивают посевные площади и объем произведенной сельхозпродукции.

Пожалуй, одним из главных вопросов, который волнует фермеров сегодня, остается земля сельхозназначения. Увеличить свои угодья для фермерского хозяйства непросто, особенно в регионах с плодородной землей и в близлежащих к мегаполисам территориях. Сельскохозяйственные земли, по данным Росреестра, на 2018 года составляли 383,2 млн га. Физическим и юридическим лицам принадлежит чуть больше трети, остальная часть находится в государственной и муниципальной собственности. Государство предлагает фермерам увеличивать свои угодья за счет введения в оборот брошенных сельхозземель. Однако, в этом случае фермер должен иметь достаточный запас финансов, в среднем расчистка брошенного гектара обходится фермеру в 30 тысяч рублей. А если фермерское хозяйство не успевает ввести в оборот такие участки за три года, он их лишается. Фермеры готовы восстанавливать заброшенные сельхозугодья, но и государство, по их мнению, должно помогать в этом. Например, взять на себя часть затрат по восстановлению.

Другой важный вопрос, который был затронут на фермерском съезде, связан с возможностью залога земли при получении кредита. Для многих фермерских хозяйств, не имеющих в своем штате юристов, сложно самостоятельно оформить все необходимые документы. Кроме того, при оформлении залога на землю банки запрашивают большое количество документов и справок, часто дублирующих друг друга. А сами требования к залогу постоянно меняются. Фермеры предлагают упросить и облегчить процедуру оформления, сделав ее более простой, прозрачной и быстрой.

Техника для фермера

Техническая оснащенность сельского хозяйства России остается на крайне низком уровне. По данным Росстата, в 2018 г. на 1000 га пашни приходилось 3 трактора, а на 1000 га посевов – 3 зерноуборочных комбайна. В результате нагрузка на один трактор составляла 337 га, на зерноуборочный комбайн - 424 га. Для сравнения, в Республике Беларусь на 1000 га пашни приходится более 9 тракторов, Казахстане – более 6, Аргентине – 8, Канаде – 16, США – 26, Китае – 28, Германии и Франции – по 65.

Чаще всего российские фермеры обновляют свой технопарк через программы лизинга. А фермеры-члены АККОР получают сельхозтехнику, оборудование и племенной скот через Росагролизинг на льготных условиях – без залога и первоначального взноса. Только в прошлом году фермеры приобрели техники на полмиллиарда рублей. Однако, если сравнить объемы сельхозтехники не в рублях, а в штуках, то картина становится менее радостной. Объемы сельскохозяйственной техники, поставленной в 2019 году в лизинг, составили 3,3 тысячи единиц, по данным маркетингового агентства Russian Automotive Marcet Research. В 2018 году, согласно данным агентства, было передано 4 тысячи сельхозмашин. Снижение составило 17,5% или 700 единиц.
Больше всего в лизинг в 2019 году аграрии покупали тракторы, доля этого типа техники в общем объеме лизинговых поставок сельхозмашин составила 78,2%. В количественном выражении поставки тракторов остались на уровне 2018 года – около 2,5 тысяч единиц. Однако, в прошлом году значительно сократились поставки в лизинг комбайнов: их доля в общих поставках сельхозтехники по договорам финансовой аренды снизилась с 34% до 21%, в количественном выражении поставки упали почти вдвое – с примерно 1,3 тысячи до 0,6 тысяч комбайнов.

Более половины выданных в лизинг в 2019 году тракторов - марки БЕЛАРУС (51,9%). В тройку лидеров также вошли JOHN DEERE (8,9%) и КИРОВЕЦ (6,8%). Лидером в лизинговых поставках комбайнов в прошлом году стал «Ростсельмаш» (29,2%), на втором месте комбайны CLAAS (13,6%) и JOHN DEERE (11,2%). Наибольший спрос на лизинг сельхозтехники в прошлом году наблюдался в Краснодарском крае, а также в Оренбургской области и Москве (4,2%).

Государственная поддержка

Российские фермеры сегодня хорошо осведомлены о мерах господдержки коллег-фермеров в других странах. Поэтому разговоры про то, что государство не должно вмешиваться в бизнес, их не впечатляют. Во всех странах, где развит агробизнес, государство тем или иным способом помогает своим крестьянам. Так, по информации Euronews, на поддержку сельского хозяйства в отстающих странах и регионах Евросоюза запланировано потратить в течение этого года 412 миллиардов евро. Попытки сократить эту цифру до 360 миллиардов вызвало колоссальные протесты в Европе.

Что касается России, то здесь уровень поддержки заметно скромнее. В прошлом году совокупный объем адресной господдержки фермеров и кооперативов был увеличен до 19 миллиардов рублей. По информации Минсельхоза, кроме этой суммы, в рамках «единой» субсидии и механизма льготного кредитования фермерами и кооперативами дополнительно получено порядка 10,8 миллиарда рублей.

Даже если суммировать все эти программы и суммы, становится ясно, что поддержка российских фермеров государством кратно меньше, чем в Евросоюзе. Есть еще одна «особенность» финансовой поддержки российских сельхозпроизводителей воспользоваться ею могут далеко не все. Взять, к примеру, погектарную субсидию. На фермерском съезде эту тему поднимали представители многих российских регионов. За всю пятилетнюю историю погектарной поддержкой пользуются примерно 15% крестьян. Остальные остаются без нее из-за различного рода ограничивающих условий и препон. Выражая мнение российских фермеров, президент АККОР В. Плотников отметил: наша позиция – погектарную поддержку должны получать все без исключения сельхозпроизводители. Отчитался по убранным площадям за прошлый год – и всё, получи поддержку без всяких дополнительных требований.

Не дал результата и запущенный в прошлом году совместный пилотный проект Россельхозбанка и АККОР по кредитованию фермеров-членов Ассоциации по упрощенной схеме в десяти регионах страны. Как отметил президент АККОР Владимир Плотников, не все механизмы еще отлажены. Многое зависит от четких и слаженных действий региональных отделений банка.

Впрочем, поддержка государства своих сельхозпроизводителей может осуществляться не только в финансовой, но и в других формах. Например, в разумном регулировании цены и тарифов на товары и услуги для тех, кто работает на земле. А здесь, несмотря на обилие заверений и деклараций, ситуация негативная. ГСМ только за пошлый год подорожали на 20%. Стоимость электроэнергии для сельхозпроизводителей в два раза дороже, чем для промышленных предприятий. Дорожают минеральные удобрения, газ, запчасти, средства защиты растений. Отрегулировав только энерготарифы, цену на газ, воду государство обеспечило бы приемлемые условия для развития большинства фермерских хозяйств. Пока этого нет, фермеры в России работают в условиях постоянного роста своих издержек и снижения доходности. В результате, количество КФХ сокращается. В 2012 году в России было 308 тысяч КФХ, а на 1 января этого года – осталось 188 тысяч. При этом, эксперты считают, что многие фермеры просто вынуждены менять свой юридический статус. Например, продолжают работать в формате личного подсобного хозяйства (ЛПХ). По данным переписи 2016 года в России есть более 2 млн ЛПХ, которые используют труд наемных работников. 86 тысяч ЛПХ имеет в среднем на хозяйство 69 га земли. Судя по всему, это как раз те самые фермеры, которые вынуждено поменяли свой статус.

Каким будет нынешний сезон для российских фермеров? Обычным, говорили многие участники съезда. Легкой работа на земле никогда не бывает. А фермерство давно уже для многих не работа, а образ жизни.

Лариса Южанинова

При подготовке статьи использованы информация Минсельхоза РФ, АККОР, Росстат, Russian Automotive Market Research и Euronews.