Интервью директора ООО Агентство «Стратег», координатора АПК «Земляне» Владимира Решетняка

— Владимир Иванович, Россия стала членом ВТО. Как, на ваш взгляд, это отразится на развитии российского агропромышленного комплекса и экономике страны в целом?

— В моем понимании, наша страна купила билет на «Титаник» и взойдет на борт, если Госдума РФ «прокомпостирует» этот билет. Думаю, для ВТО в ракурсе исторических параллелей и аналогий знаменателен недавний прецедент с океаническим лайнером «Коста Конкордия», пропоровшим на рифах брюхо ровно сто лет спустя после катастрофы напоровшегося на айсберг «Титаника». В условиях штормового финансово-экономического кризиса этой «аббревиатуре из трех букв» вряд ли суждено удержаться на плаву. Я так полагаю, мы в очереди за билетом дольше стояли и дорогостоящий внешнеторговый вояж России под флагами ВТО будет недолгим.

— Почему Вы считаете, что вступление России в ВТО сродни подъему на борт «Титаника»?

— Нам говорят, что ВТО позволяет участникам этой организации конкурировать на справедливой основе. Но как можно конкурировать на справедливой основе, если ставки кредитования в России превышают 12%, а в США и Европе производители кредитуются под 3—5%. Это касается и АПК, и сельхозмашиностроения, и других реальных секторов экономики. Разница в ставках кредитования ставит отечественных производителей в неравные условия по отношению к зарубежным коллегам.

Второй вопрос — уровень господдержки сельского хозяйства. В США и Европе в пересчете на тонну произведенной продукции субсидии достигают 50% себестоимости. Со слов экспертов, в Европе господдержка на гектар составляют 34 евро, в России — 6 евро. Я специально уточнял у сельхозпроизводителей, которые занимаются растениеводством, какова доля господдержки в себестоимости зерновых культур. В зависимости от региона оценки варьировали в пределах 2—5%. Конечно, эти цифры нужно уточнять, и, полагаю, это сфера компетенции министерских структур. Но бесспорен тот факт, что нашим аграриям государственных субсидий достается меньше, чем их европейским и американским коллегам. При этом внутренние цены на сельхозпродукцию ниже мировых. В таком случае, о какой конкуренции может идти речь, если российский аграрный сектор изначально находится в неравном положении?

Наши сельхозпроизводители, конечно, обеспечивают экспортный потенциал, и в этом сезоне уже вывезено около 20 млн т зерна, но по демпинговым ценам. Например, разница между ценой российской пшеницы 4 класса и американской SRW №2 в августе 2011 г. зашкаливала за 100 долл/т. А сейчас разница по кукурузе превышает 100 долл/т (диаграммы представлены на сайте www.agroxxi.ru).

— Ваш прогноз на 2012-2013 гг. — что будет с урожаем? С погодой? С ценами на зерновые культуры? Какие регионы могут особенно пострадать и почему?

— Я не исключаю тот факт, что в 2012 г. урожай зерна в России может снизиться на 5—10% по сравнению с 2011 г., а в 2013 г. — резко упасть. Об этом говорит наша система долгосрочного прогнозирования, которая строится на анализе погодных и ряда других цикличностей.

Поясню, откуда такие пессимистичные прогнозы. Анализируя причины засухи 2010 г., мы зацепили аналогию с засушливым 1972 г. Прошедший 2011 г. со всплеском урожайности зерновых оказался похож на 1973 г.

Далее, если исторический цикл экстраполируется в настоящем времени, урожайность пшеницы будет падать в течение двух лет — 2012 и 2013 гг. Причем, в 2013 г. падение может составить 20% по сравнению в 2011 г.

Основное снижение произойдет на Северном Кавказе. В Центральном Черноземье и других зернопроизводящих регионах сильных изменений не ожидается. Но поскольку Северный Кавказ — главная житница России, падение урожая в этом регионе может заметно снизить общие объемы производства зерна в стране.

Мы не претендуем на истину в последней инстанции, но как показал 2010 г., не стоит недооценивать погодные аномалии и флуктуации. Поэтому когда эксперты посреди зимы прогнозируют, что в 2012 г. Россия произведет 90 млн т зерна, я в этом сомневаюсь и предпочитаю дождаться результатов ярового сева и перезимовки озимых.

Еще один погодный аспект. Теплый феномен Эль Нино сменился его холодным антиподом Ла Нино, который, похоже, вступил в свои права. Во многих регионах мира, включая Россию, аномально теплая погода сменилась аномально холодной. Насколько нам известно из внешних источников, Ла Нино вызывает снижение урожайности зерновых в США, Бразилии, Аргентине и других странах-производителях зерна.

Это совпадает с результатами наших исследований. В частности, в 2012 г. может упасть мировая урожайность пшеницы и кукурузы, а в 2013 г. урожай пшеницы в мире еще больше снизится (диаграммы представлены на сайте www.agroxxi.ru). Падение урожаев приводит к росту цен, и согласно нашему долгосрочному прогнозу, «все к этому идет».

— Еще три года назад — в августе 2008 г. — вы прогнозировали очередную «засаду» с ценами на зерно на российском рынке в 2012 г. Значит, этот прогноз оправдывается?

— Вектор ценового движения за три предыдущих сезона оправдался, несмотря на непредвиденные обстоятельства с введением эмбарго на вывоз зерна в прошлом сезоне. Но мы этот фактор и не могли предвидеть. Тем не менее, по абсолютным значениям наши прогнозы за прошедшие три года оправдались с мизерной погрешностью. Что же касается текущего сезона, он только перевалил экватор и «все может быть, все может статься» (диаграммы представлены на сайте www.agroxxi.ru).

В частности, над мировой экономикой «дамокловым мечом» нависает угроза ужесточения санкций против Ирана, которые могут спровоцировать взрывной всплеск цен нефти и вызвать «цепную реакцию» по всей линейке сырьевых товаров, включая зерновые и масличные.

— Почему Вы проводите параллели между нефтяным и зерновым рынками? Неужели зерно настолько сильно зависит от нефти?

— А вы посмотрите историю зернового, масличного и нефтяного рынка. Характерный пример — 2007—2008 МГ, когда рост цен на нефть потянул за собой цены на зерно и масличные.

В сезон 2007—2008 гг. цена на нефть подскочила до исторического максимума — 145 долл/баррель. За ней выросли цены зернового и масличного комплекса. Тогда стоимость пшеницы 3 класса в России превысила 9 тыс. руб/т, хотя и урожай, и баланс зерновых культур не предполагал такого ценового рекорда.

Судя по биржевым котировкам эти товарные рынки взаимосвязаны. Нефть — сырьевой товар, основной ресурс для производства энергии. Зерно — тоже сырьевой товар — основной ресурс для производства продовольствия. Энергетическая составляющая в сельхозпроизводстве весьма существенная, поэтому рост или падение на рынке нефти приводит к аналогичным движениям на рынке зерна и масличных культур.

— От каких еще факторов зависит рынок зерна, и какие опасности с ними связаны в краткосрочной и долгосрочной перспективе?

— От погоды, это очевидно — неурожай ведет к росту цен, а высокий урожай к их снижению. Есть еще спекулятивная составляющая, когда биржевые игроки начинают играть на ожиданиях и порой заигрываются так, что объективные факторы уступают субъективным.

В прошлом сезоне проявилась еще одна категория факторов — геополитика. В частности, страны ОПЕК ежегодно импортируют порядка 50 млн т зерна. Прекращение или сокращение этих поставок грозит национальными волнениями и революциями. А разыграть этот «козырь в рукаве» можно легко и непринужденно. Например, прекращение поставок зерна из России в прошлом сезоне послужило поводом для всплеска цен на мировом рынке, и, полагаю, без экономических и геополитических спекуляций тогда не обошлось.

Кстати, Россия с точки зрения геополитики находится в устойчивом положении, потому как самодостаточна как по энергоресурсам, так и по производству зерна. Так что при прочих равных условиях это самая устойчивая в мире страна.

Еще один фактор — это земля. Земная твердь не производится со времен сотворения мира. А население планеты ежегодно увеличивается на 78 млн человек. Это более половины населения России. Спрос на зерно, масличные и прочие культуры увеличивается каждый год. При таком раскладе рынки зерновых и масличных будут расти под влиянием демографического фактора.

Теперь об опасностях. Если случится неурожай в Европе, в США, или, например, на Украине, на мировом рынке возникнет дефицит предложения, страны-импортеры не получат необходимые объемы зерна — а это как мы уже говорили — грозит новыми социальными потрясениями. Вероятность такого развития событий существует — баланс спроса и предложения на рынке зерна весьма зыбкий и сочетание всех перечисленных факторов может «аукнуться», как в 2007—2008 МГ.

— Какие еще «сюрпризы» в агросекторе в целом и на рынках зерна и масличных в частности можно ожидать в этом году? Что вы порекомендуете растениеводам, чтобы избежать негативных последствий?

— Как ни парадоксально это может показаться, но наиболее опасен для аграриев взрывной всплеск цен сырьевых товаров по «силовому сценарию» (диаграммы представлены на сайте www.agroxxi.ru).

Я хорошо помню предкризисный 2007—2008 МГ, когда весной цены на пшеницу превышали 9 тыс. руб/т и все расслабились до полной невменяемости. На наши предупреждения о предстоящем двухгодичном обвале цен на зерно никто не обращал внимания, и когда произошел этот обвал, многие не успели сгруппироваться. Поэтому рекомендую участникам агропромышленного сообщества все ходы просчитывать на опережение, а не вдогонку.

В этом плане стоит скрупулезно и критично относиться к информации, поскольку развитие информационных технологий придает изречению Черчилля совершенно иной подтекст: «Кто владеет информацией, тот владеет миром. Кто управляет информацией, тот управляет владельцами мира».

— Чем опасна для аграриев реализация сценария всплеска цены на зерно?

— В текущем сезоне большинство сельхозпроизводителей уже реализовало больше половины урожая, и теперь занимаются планированием следующего года. Если произойдет всплеск цен на зерно, а мы это прогнозируем, и уже сегодня видны повышательные тенденции, то выиграют лишь те, у кого еще остались какие-то объемы предложения. Но, при росте цен на зерно, который происходит вслед за ростом цен на нефть, возрастают цены на все материально-технические ресурсы — ГСМ, семена, удобрения, средства защиты растений.

На недавнем Международном нефтяном форуме эксперты рассматривали сценарии роста цены на нефть в ближайшей перспективе до 150—200 долл/баррель. Такой всплеск потянет за собой рынки зерна и масличных. А в конце лета, когда будет введен в эксплуатацию нефтепровод в обход Ирана, цены на нефть рискуют упасть. Вслед за ними рискуют повторить эту траекторию и цены на зерновые и масличные культуры. Для аграриев, которые вели посевную в условиях высоких цен и закупали материально-технические ресурсы по высоким ценам — это будет «удар ниже пояса». Такой сценарий уже имел место в 2008—2009 гг.

— Как, на Ваш взгляд, можно создать объективное информационное пространство на агропромышленном рынке России? Что для этого необходимо?

— В первую очередь необходимо, чтобы созрела осознанная потребность операторов АПК разных статусов и уровней. Отстаивать интересы имеет смысл в формате консолидации и взаимодействия участников агропромышленного сообщества. Междоусобная конкуренция в этом плане плохой помощник. У нас есть разработки, которые зарекомендовали себя в деле. И мы, в первую очередь, взаимодействуем с аграриями. У переработчиков и экспортеров свои интересы, на первый взгляд, не совместимые с интересами аграриев. Но если взглянуть шире, все сидят в одной лодке и раскачивать ее до критической амплитуды весьма рискованное занятие. По идее, координатором интересов агропромышленного сообщества является Минсельхоз России и если под его эгидой информационные потоки и процессы будут направлены в объективное русло, меньше будет кренов и подводных камней, способных опрокинуть эту лодку.

В информационно-аналитическом сообществе имеется множество разработок, которые интересны и полезны для агропромышленного сообщества. Это своеобразные глаза, позволяющие видеть и объективно оценивать обстановку внутри страны и за ее пределами. Если интересы участников агропромышленного сообщества связать воедино, как из прутиков веник, проигравших не будет, и сломать такую конструкцию окажется сложно. Я полагаю, основным условием успеха для всех перспективных и полезных начинаний должна стать «командная игра».

— Расскажите об агентстве «Стратег», которое Вы возглавляете и агропромышленном клубе «Земляне», координатором которого являетесь. Какова их миссия? Цели, задачи? Какие услуги они предоставляют аграриям?

— Агентство «Стратег» специализируется на исследованиях и прогнозировании товарных рынков и оказывает информационно — консалтинговые услуги операторам АПК. Основные сферы нашей компетенции — зерновой и масличный комплексы. Наши модели облекают объемные и ценовые параметры в удобные для восприятия форматы и позволяют прогнозировать развитие рынков на обозримую перспективу.

АПК «Земляне» — это объединение единомышленников, которые считают, что «человечество — команда корабля под названием Земля». Цель этого объединения — продвижение идеи содружества Человека разумного с силами природы и забота об общем доме, которым для всех нас является планета Земля.

— Как работают Ваши системы мониторинга рынка зерновых и масличных? Какими методами Вы пользуетесь при составлении прогнозов?

— В основу нашей системы мониторинга заложен стратегический принцип «не усложнять простое, а упрощать сложное». Например, мы анализируем природные цикличности, которые оказывают влияние на урожайность. Когда находим закономерности и взаимосвязи, формируем модели их развития на перспективу нескольких лет. Но урожай всего лишь один параметр баланса, влияющий на цены. Поэтому приходится и статистическую информацию Минсельхоза США «препарировать», и отраслевую информацию по российскому рынку изучать. Плюс к этому — иметь в виду экономические и политические факторы, подключать профессиональную интуицию, проводить опросы участников рынка. В конечном итоге мы представляем нашим деловым партнерам все, что сами видим и знаем, а они учитывают наши данные в принятии стратегических и тактических решений.

Какие новые продукты агентства «Стратег» появятся в 2012 г.?

— Совместно с новосибирскими учеными мы планируем разработать новый продукт по прогнозированию урожайности зерновых культур. Также хотим проводить обучающие семинары и передавать их участникам наши методики, разработки и модели, позволяющие формировать комплексные прогнозы и видеть историю рынков в объемных и ценовых измерениях.

— Госдума шестого созыва рассматривает сейчас законы о семеноводстве, о племенном животноводстве, о карантине растений. А на Ваш взгляд, каких законов не хватает российским аграриям, чтобы их интересы были надежно защищены?

— Закона о квотировании экспорта невосполнимых ресурсов, закона о продовольственной независимости и безопасности государства и закона об ограничении ссудных процентов и валютных спекуляций. Эти законы я считаю основополагающими для развития государства.

Поясню на конкретных примерах. В прошлом сезоне под яровой сев обнаружилось, что во многих регионах дефицит ГСМ, и посевная кампания оказалась под угрозой. По этому поводу у правительства с нефтяниками был «разбор полетов», но, как говорится, «хороша ложка к обеду». Ставить под угрозу продовольственную безопасность страны — крайне рискованное занятие. Думаю, ни правительство, ни нефтяники не заинтересованы в дестабилизации ситуации по арабскому сценарию, либо любому другому варианту. Поэтому не стоит ограничиваться доктринами. Нужно узаконить наличие энергетических и продовольственных ресурсов для обеспечения стабильности и устойчивости государства. И, наконец, есть такой экономический закон — при ставке кредитования свыше 5%, экономика ввергается в стагнацию, а общество обрекается на деградацию. Экономисты и финансисты могут оспорить это утверждение, но, насколько мне известно, в конце XIX века ограничения ссудных процентов были отменены, а в начале XX века эта «мина замедленного действия» детонировала так, что лучше не вспоминать.

Вообще, я считаю, что на АПК, как на армию и флот, возложена миссия — блюсти незыблемость и устойчивость государства. Представьте, что аграрии вдруг перестанут производить зерно. Что будет с городами, армией и флотом? Надеяться, что «заграница нам поможет» не стоит. По этому поводу уместно вспомнить известное высказывание Уинстона Черчилля: «Страна, не способная себя прокормить и зависимая от импорта продовольствия, не может считаться серьезным военным противником».

Беседу вела Диана Насонова