агропромышленный портал

Подпишись на материалы AgroXXI

Газета «Защита растений» № 11/2014

 № 11/2014

Временное хранение зерна: небольшие недостатки или сомнительные достоинства?

31 октября 2014
Временное хранение зерна: небольшие недостатки или сомнительные достоинства?

Эксперты предупреждают – временные хранилища зерна должны оставаться временными

Ближе к концу полевого сезона фермеры начинают решать вопросы оптимального времени для сбора урожая и временного хранения своей продукции. Вопросом первостепенной важности является сохранение убранного с полей зерна и защита его от вредителей.

С точки зрения фермеров, которые занимаются выращиванием зерна в Канаде, основных виновников проблем, на которых возлагается ответственность за 95 % всех поражений вредителями выращиваемых в регионе культур, два: рыжий мукоед (Cryptolestes ferrugineus) и хрущак булавоусый (Tribolium castaneum).

Справка: Рыжий мукоед распространен на территории РФ от южной до средней зоны, до Дальнего Востока. В основном питается мукой, но может питаться битым зерном, поврежденным другими вредителями. Наносит вред, поедая и загрязняя зерно.

Хрущак булавоусый встречается в основном в южных районах РФ. Питается отрубями, крупами, зерном, предпочитая дробленое, битое, с большим количеством семян сорняков.

Оба вредителя предпочитают влажное зерно, поэтому основными мерами борьбы являются сушка зерна до состояния средней сухости и сухого. Необходим постоянный контроль зараженности, обработка хранилищ, при обнаружении вредителя – обработка инсектицидами.

В России для обработки зерна против рыжего мукоеда и хрущака булавоусого разрешена фумигация препаратами на основе фосфористого водорода (фосфина) и обработка контактными инсектицидами.

Два этих вида могут нанести вред и во временных хранилищах зерна, когда зерно остается после уборки в полях, в мешках или в кольцевых хранилищах. Временные хранилища не только ограничивают возможность предотвращения попадания насекомых в зерно, но и не препятствуют применению пестицидов против уже проникших туда вредителей. Эксперты говорят, что самый надежный способ сохранить зерно от этих патогенов — это убрать зерно с поля как можно скорее.

— Не стоит забывать о том, что эти хранилища действительно носят временный характер, они не предназначены для длительного хранения, — говорит Брент Эллиот, руководитель программы инвазивного и санитарного контроля Канадской зерновой комиссии. — Чем дольше вы оставляете зерно в поле, тем больше оно подвергается заражению вредителями и порче. Необходимо убирать зерно с полей как можно скорее, чтобы предотвратить инвазию.

Справка: До недавнего времени в России временное хранение зерна осуществлялось в буртах и в траншеях.

Бурты, или хранение насыпью, — самая непрактичная форма хранения зерна. При такой форме не исключено воздействие на зерно факторов окружающей среды и проникновение в него вредителей, а контроль процесса самонагревания внутри бурта затруднен.

Траншейный метод хранения зерна опасен тем, что, помимо вышеперечисленных недостатков, зерно быстро превращается в силос.

Оба вида хранения признаются специалистами крайне непрактичными.

При хранении в специальных мешках зерно не может быть подвергнуто эффективной обработке пестицидами: только десять процентов от всего объема зерна, располагающегося по краям, может быть протравлено.

Справка: Специальные зерновые мешки или рукава для зерна – современный метод временного хранения зерна в поле или на складе в досушенном состоянии. Система уборки зерна в мешки позволяет прямо на поле, при сборе урожая, заложить его на временное хранение.

Рукава изготовлены из полиэтилена и имеют более одного слоя, что повышает их прочность. Для закладки зерна в мешки используется зерноупаковочная машина, для разгрузки шнековая выгрузная машина.

На российском рынке представлены рукава шириной до 3 метров и длиной от 60 до 100 метров. Это позволяет сохранять в них от нескольких десятков до нескольких сотен тонн зерна.

Помимо зерна при использовании дополнительного оборудования в мешках можно хранить свекловичный жом, сено, силос.

— Кольцевой (или тентовый) тип хранилищ до недавнего времени был самым распространенным. Сейчас все больше получает признание способ хранения в пластиковых мешках, — продолжает Эллиот.  — Эти системы временного хранения можно использовать 4—6 месяцев, после чего могут начаться проблемы.

Справка: Кольцевые (тентовые) хранилища предназначены для временного хранения большого количества зерна (от нескольких десятков и до нескольких тысяч тонн) в поле.

Преимуществом таких хранилищ является то, что они могут быть оборудованы системой вентиляции для охлаждения и подсушивания зерна, а также системой загрузки-выгрузки зерновой продукции.

Тентовые хранилища представляют собой сборную конструкцию из металлических колец различного диаметра и высоты. Внутри колец устраивается настил из полимерных материалов, на который ссыпают зерно на временное хранение. Сверху зерно закрывается тентом.

Рыжий мукоед и хрущак булавоусый постоянно передвигаются и в большинстве случаев попадают во временные бункеры через поверхности, соприкасающиеся с землей. Оба этих вредителя уничтожают зерно целиком, и лучшим способом справиться с ними являются химические меры контроля на начальных стадиях заражения.

Если вредители обнаружены, необходимо как можно скорее подвергнуть зерно обработке, а для этого – перевезти его в постоянное место хранения: сделать эффективную обработку можно только в закрытом помещении. В Канаде для такой обработки рекомендуется диатомит, который разрушает восковой налет на теле жуков, из-за чего они погибают.

Бункеры временного хранения рекомендуется осматривать не реже одного раза в две недели. Они разработаны для использования только в зимние и осенние месяцы, но с приходом весны нужно обязательно их ликвидировать, перевезя зерно на постоянные пункты хранения.

Системы временного хранения выгодны тем, что позволяют сэкономить на услугах элеватора и помогают сохранить зерно на месте уборки в том случае, если его перевозка на элеватор или на склад невозможна по каким-либо причинам.

Несмотря на необходимость таких временных укрытий, необходимо помнить об их вынужденном характере и о недостатках, которые были перечислены выше.

Елена Нейра

Мы наш, мы новый склад построим

31 октября 2014
Мы наш, мы новый склад построим

100%-ная загрузка мощностей заставляет фермеров расширять закрома.

В 2014 году в Канаде сложилась парадоксальная ситуация: многие фермеры к середине лета все еще пытались вывезти из бункеров зерно прошлого изобильного сезона. И в самом деле, прошлый год был настолько урожайным, что это привело к сбоям в транспортировке и аграриям пришлось прибегнуть к помощи временных хранилищ зерна, размещая их на полях для складирования излишков. Но они стали лишь временным решением для тех, кто был застигнут врасплох. Эксперты считают, что в будущем фермеры будут прилагать усилия, чтобы избежать повторения подобной ситуации.

Научный сотрудник канадского Университета Манитобы Дигвир Джайас, занимающийся исследованиями условий хранения зерна, считает, что теперь многие фермеры инвестируют в большие мощности по хранению зерна.

— Информация по этому вопросу недоступна, потому что производители ее не раскрывают», — говорит Джайас. — Но из своих наблюдений я делаю вывод о том, что фермеры инвестируют в более обширные зернохранилища. Они сеют больше и, соответственно, получают больший урожай, что заставляет их приводить мощности по хранению в соответствие с новыми реалиями.

Сделав выбор в пользу больших по размеру бункеров, фермеры частично уменьшают проблемы с увеличением посевов и удлинением периода транспортировки. Эти огромные бункеры помогают фермерам убрать зерно с полей быстро и в те промежутки, когда условия для жатвы оптимальны. Это снижает риск потери доходов и прибыли. С другой стороны, если фермер имеет достаточно мощностей для хранения, это позволяет ему подождать до той поры, когда спрос на зерно поднимется, чтобы выгадать на ценах.

Среднее складское помещение в регионе может вмещать до 100—120 тонн зерна. Выбор в пользу постоянных мощностей для хранения зерна позволяет фермерам иметь к нему постоянный доступ. Эти бункеры оборудованы системой мониторинга за хранящимся зерном, что помогает предотвратить порчу и повреждение зерна вредителями.

Временные хранилища, как правило, представляют собой мешки (рукава) или кольцевые конструкции для хранения. Средняя длина рукавов для хранения зерна составляет около 65 метров, они вмещают до 220 тонн зерна. Зернохранилища кольцевого типа представляют собой металлические кольца, накрытые брезентам, которые можно установить в любом подходящем месте.

Фермеры используют временные хранилища осенью в случае нехватки постоянных складских площадей или как способ хранения во время сбора урожая. Временные хранилища можно использовать не более шести месяцев. Для одноразовой эксплуатации такие хранилища слишком дороги, но они могут быть рентабельны, если фермер быстро переместит зерно на другое место хранения.

Джайас советует: «Если производство зерна выросло настолько, что фермеры уверены в необходимости новых мощностей для хранения, я предлагаю инвестировать в капитальные сооружения. Если же речь идет об неожиданно высоких урожаях одного года, луче выбрать временный вариант хранения». Инвестируя средства в новое оборудование, следует помнить, что шансы того, что зерно, которое долго находится на хранении, будет повреждено, увеличиваются в случае отсутствия мероприятий наблюдения и контроля.

Со схожими проблемами сталкиваются и российские сельхозпроизводители. При разовом увеличении урожайности они страдают от недостатков российской инфраструктуры зернохранения, которая была рассчитана на потребности аграрного сектора прошлого столетия.

Большинство мощностей по приемке и хранению зерна в России созданы в 70—80 годах 20 в. и рассчитаны на крупные партии. Общая емкость зернохранилищ, включая элеваторы, оценивается участниками зернового рынка на уровне 100 и более млн тонн единовременного хранения. Полезная, или используемая, емкость – и того меньше (около 60—65 млн тонн).

Последние зафиксированные Росстатом значения совокупного объема зернохранилищ приводятся за 2009 г. — это 118 млн тонн единовременного хранения зерна. За последующие несколько лет объем зернохранилищ изменился незначительно. Так, с 2009 по 2013 гг. ввод новых мощностей по хранению зерна, по данным Росстата, составил 782,4 тыс. тонн единовременного хранения.

Прошедшие годы показали, что наращивание емкостей для складирования зерна следует за удачными в плане урожайности годами, но не всегда является своевременным. Так, согласно данным Росстата, в 2011 г. при валовом сборе зерновых в 94,2 млн тонн было введено в эксплуатацию дополнительно емкостей элеваторов на 184,9 тыс. тонн временного хранения, в 2012 г. при 70,9 млн тонн валового сбора — 393,5 тыс. тонн единовременной емкости, в 2013 показатели соответственно составили 92,40 млн тонн и 83,0 тыс. тонн.

Таким образом, если сопоставлять урожайность зерновых и имеющие в стране емкости, можно говорить об избытке последних. К такому же выводу пришли специалисты УФАС, проводившие исследование рынка хранения зерна. Согласно заключению антимонопольной службы, недозагрузка элеваторов в стране составляет от 20 до 60%, различаясь по регионам.

Почему происходит ввод новых мощностей в таком случае? Во-первых, отдельные региональные различия существуют и в определенных местностях имеются необходимости именно в элеваторных мощностях. О проблемах с влажностью зерна и дефиците сушильного оборудования заявили в 2014 году как минимум два региона – Новосибирская и Курганская области.

Во-вторых, технологии временного хранения не так сильно распространены в России, как в других странах, в среде отечественных аграриев они только вступают в обиход. Отечественные сельхозпроизводители привыкли к капитальным строениям. Между тем, согласно проведенному исследованию, отечественные фермеры хранят зерно до момента его продажи в среднем 3—6 месяцев, что может быть обеспечено и временными методами хранения.

Очевидно, что в таком случае совет, данный научным сотрудником Университета Манитобы Дигвиром Джайасом о детальной оценке причин урожайности и адекватной реакции, применим и к российской практике.

Елена Нейра

Грибы, зерно и ваши доходы

31 октября 2014
Грибы, зерно и ваши доходы

Фузариоз, головня и спорынья — основные грибные заболевания зерновых в России.

Многим нравятся грибы, но не все из них полезны для человека. Это же утверждение верно для тех грибов, которые предпочитают селиться на зерновых культурах. Некоторые из них безвредны, но другие вырабатывают токсины, которые вредны для человеческого организма, и эти токсины становится все труднее контролировать как в Канаде, так и в России и на международных рынках.

Во время уборки урожая все сельхозработники обычно заняты. Но даже в такое время фермеры могут предпринять ряд мер, чтобы сократить присутствие вредных грибов в зерне. Это поможет поддержать не только рентабельность деятельности отдельного фермера, но и репутацию страны в целом как поставщика качественных и безопасных продуктов.

Вид Fusarium является наиболее распространенным и приводит к так называемому фузариозу. Это заболевание вызывает снижение урожайности, а сами зерна теряют жизнеспособность и в них накапливаются токсичные метаболиты. Погодные условия нынешнего сезона в Канаде благоприятствуют распространению фузариоза как никогда.

Вышеупомянутые грибы также вырабатывают токсин под названием дезоксиниваленол, который признан опасным во многих странах мира. Дезоксиниваленол принадлежит семейству микотоксинов, и он не единственный из этого семейства, кто вызывает беспокойство.

В РФ к грибам-вредителям, наиболее часто поражающим зерновые культуры, относят грибы из того же рода Fusarium (заболевание — фузариоз), а также родов Ustilaginales (головня) и Claviceps purpurea (спорынья). Все эти грибы вызывают видимые повреждения зерна, и все они — токсичны.

Так как фузариоз не повреждает внешнюю оболочку зерна, определить больные растения можно по сморщенности оболочки, в которой находится сморщенное и усохшее ядро, пустоте и недостаточном весе зерен. Часто пленки зерна покрываются розовым налетом. Предельно допустимое содержание зерна, зараженного фузариозом, регламентировано на уровне не более 1 %.

Головней называют целый ряд болезней зерновых с общим классом возбудителей. Болезнь выражается в разрушении содержимого зерна, при этом внешняя оболочка часто остается неповрежденной. В колосе вместо зерна вызревают серо-бурые сорусы, в которых находятся споры головни. Они имеют неприятный запах, загрязняют муку и снижают ее качество и товарный вид. Споры распространяются на зерно, заражая его. Содержание зерен, зараженных головней, согласно действующим стандартам, не должно превышать 10 %.

Спорынья поражает в основном посевы овса, но в благоприятные для заболевания годы распространяется и на другие зерновые культуры. Вместо поврежденных грибницей завязей образуются рожки спорыньи, содержащие споры. Рожки спорыньи достаточно велики в размере (до 4 см в длину). Они ядовиты, предельно допустимыми нормами содержания являются не более 0,05% в пшенице до 4-го класса, и 0,5% — 5-го класса.

Для очистки зерна от спор грибов применяют промывание, аспирирование, зерноочистку и другие методы.

Есть и другие болезни, вызванные грибами, продуцирующими микотоксины, которые, в отличие от фузариоза, не вызывают очевидных повреждений. Еще одно отличие таких болезней от фузариоза состоит в том, что они могут возникать в складированном и транспортируемом зерне. Это те проблемы, с которыми фермер в состоянии справиться.

Одна из подобных инфекций вызвана грибами Penicillium verrucosum, которые выделяют охратоксин A. Что такое охратоксин A? Его нельзя увидеть, почувствовать или обонять, и его нелегко выявить с помощью тестов, но он определенно скажется на ваших доходах.

Способность человечества к обнаружению мельчайших деталей существенно возросла за последнее десятилетие. Это привело к тому, что страны начали регулировать то, что раньше мы даже не могли обнаружить. Одной из последних величин, которые попали под регулирование, стал охратоксин A. К примеру, страны ЕС и Китай установили норматив содержания охратоксина A в сыром зерне на уровне 5,0 мкг/кг. Для сравнения, эта величина сопоставима с долей, которую составляют пять секунд в тридцати двух годах. А в России предельно допустимые нормы содержания охратоксина A не регламентируются.

Почему это имеет отношение к фермеру и что он может сделать? Это важно, поскольку присутствие микотоксинов в количестве, поддающемся обнаружению, — повод для страны-импортера запретить поставку. Причиной может быть желание защитить местных производителей или выторговать меньшие цены, но, так или иначе, это приведет к потерям для отечественных фермеров.

Итак, что же можно сделать? Наилучшей средой для произрастания грибов является влажное и теплое, затененное место. Не позволяйте таким условиям складываться в зернохранилищах. Это одна из наилучших практик — поддерживать в зернохранилище прохладный микроклимат, регулярный воздухообмен и контролировать партии зерна, которые вы туда привозите.

В 2014 году как минимум в двух регионах России сложились условия, которые благоприятствовали развитию фузариоза. Это Ставропольский и Краснодарский край, в которых отмечен рост заболеваемости по сравнению с прошедшими годами: по результатам летнего мониторинга, в Ставропольском до 5% и в Краснодарском до 9% озимых зерновых были поражены фузариозом. Причина — продолжительные ливневые дожди в сочетании с теплой погодой. Показатели заболеваемости рискуют в дальнейшем усугубиться, ведь во многих регионах во время уборки урожая сложились погодные условия, повышающие вероятность заболеваний, которые переносятся грибами.

Грибковая инфекция может начаться задолго до того, как это станет очевидным. Но если вы уже видите признаки повреждения и плесени, не загружайте такое зерно. Дело не только в классе и засоренности зерна, дело в том, что пострадает репутация страны как поставщика, постоянно поддерживающего высокое качество и безопасность продукции. Потеря репутации скажется и на ваших доходах.

Елена Нейра 

Фунгициды будут одним из основных драйверов рынка средств защиты растений в России

1 ноября 2014
Фунгициды будут одним из основных драйверов рынка средств защиты растений в России

Интервью директора по маркетингу и продажам ЗАО «Фирма Август» Михаила Данилова

— Михаил Евгеньевич, как повлияет ситуация на Украине, а также санкции Евросоюза и США на рынок препаратов для защиты растений в России и СНГ? Ваш прогноз.

— Очень хотелось бы верить, что это не коснется рынка ХСЗР в России, хотя, если говорить откровенно, 100%-ной уверенности в этом у меня нет. Из общения с нашими конкурентами и партнерами из США и Европы можно однозначно сделать вывод, что представители бизнес-сообщества выступают категорически против введения каких-либо санкций и ограничений. Но, к сожалению, не они определяют правила игры. Уже сейчас часть поставщиков компонентов для производства пестицидов из Европы запрашивают у нас письма, что выпускаемая нами продукция не является продукцией двойного назначения и не может использоваться в военных целях. Думаю, что в данный момент это перестраховка, но, как будет развиваться ситуация в перспективе, большой вопрос. Если санкции будут введены в области поставки СЗР и семян (в первую очередь кукурузы, подсолнечника, рапса, овощей), это будет не кризис, это будет коллапс. И если в области пестицидов Российский союз производителей ХСЗР в очень короткий срок (в считаные месяцы) может кратно нарастить объемы производства, то с семенами так быстро не получится.

Кроме того, уже сейчас становятся менее доступными и дорожают кредитные ресурсы. Можно много говорить об импортозамещении, но для того, чтобы нарастить производство внутри страны, нужны средства, и я не совсем понимаю, как, сокращая предложение денег, можно практически решить эту задачу.

Я очень рад за наших свиноводов, которые наконец-то после вступления в ВТО стали получать прибыль, рад за наших птицеводов. Только хотелось бы, чтобы наш внутренний производитель чувствовал заботу государства не только в связи с санкциями, а импортозамещение было бы путеводной звездой нашего правительства все время, а не только в период обострения политической борьбы в мире.

А то иногда возникает впечатление, что Россия не прочь присоединиться к санкциям против самой себя. Мы, например, номер один в мире по площадям подсолнечника, Украина — номер два. Еврокомиссия приостанавливает регистрацию ацетохлорcодержащих препаратов в странах Евросоюза на достаточно спорных основаниях, мягко говоря. А ведь это один из наиболее эффективных и экономичных гербицидов для защиты подсолнечника. Но для Евросоюза это не так актуально, как для России и Украины. Россия тоже приостанавливает регистрацию ацетохлора. Евросоюз вводит санкции против России. А Украина, которая стремится в Евросоюз, как применяла ацетохлор, так и продолжает применять и не планирует от него отказываться. До решения Еврокомиссии материалы компании «Монсанто» наших токсикологов вполне устраивали, а после ее решения — перестали? Российский союз производителей ХСЗР пытается прояснить ситуацию в этом вопросе, но пока тишина.

— Какие еще внешние и внутренние факторы, на Ваш взгляд, повлияют на развитие российского пестицидного рынка в следующем году?

— Можно говорить с уверенностью о том, что падение курса рубля приведет к ощутимому росту цен на средства защиты, так как в их себестоимости велик валютный вклад. Да и рублевая составляющая тоже будет расти, это тоже не вызывает сомнения. И речь, возможно, будет идти не о 3—5 %, а о двузначных числах.

Тем не менее надеюсь, что это не приведет к снижению применения средств защиты в натуральном выражении — наш рынок еще очень далек от насыщения.

Ну и хотелось бы верить, что произойдет хотя бы частичная конвертация разговоров об импортозамещении в реальные и желательно ощутимые меры поддержки, которые опять же будут способствовать росту рынка.

— Как развивается бизнес компании в странах СНГ, в частности, в Украине, в связи с курсом этой страны на интеграцию с ЕС?

— Мы работаем во многих республиках бывшего СССР, но если говорить о серьезных объемах, то это Украина, Беларусь, Казахстан и Молдова. Кроме них мы представлены в Грузии, Армении, Азербайджане, Узбекистане.

В Беларуси мы в последние годы являемся лидерами рынка. Он там насыщенный, и расти мы можем, лишь занимая те сегменты, где ранее не были представлены. В Казахстане — интенсивно растем, мы там пока относительно невелики. Надеемся на сохранения тенденции роста и в предстоящем сезоне. В Молдове, учитывая структуру рынка (сады, виноградники), мы несколько ограничены в своей продуктовой линейке, к тому же размер рынка не позволяет рассчитывать на ощутимый рост.

Что касается Украины — именно с ней мы связывали самые большие надежды в плане увеличения своих продаж в СНГ. Из всех отраслей народного хозяйства этой страны именно сельское хозяйство было одним из явных драйверов роста. В свое время в Украине был сделан очень правильный шаг — сельхозпредприятия были освобождены от уплаты НДС (он зачислялся на спецсчет, и его можно было тратить по определенным статьям расходов) и налога на прибыль, а основой налогообложения стал вмененный налог на гектар пашни. Поэтому, несмотря на отсутствие реальной поддержки со стороны государства и достаточно дорогие внутренние кредитные ресурсы, сельское хозяйство в Украине было интересным, активно развивающимся и весьма рентабельным бизнесом. Что касается СЗР, мы ожидали, что в ближайшие годы украинский пестицидный рынок превзойдет российский за счет более высокой интенсификации сельхозпроизводства. И это несмотря на то, что посевные площади в Украине в два с лишним раза меньше, чем в России. Сейчас же в соответствии с требованиями МВФ украинское сельское хозяйство должно быть переведено на общую систему налогообложения, что, безусловно, снизит его конкурентоспособность. Думаю, что в сезоне 2015 года нам, к сожалению, не приходится ожидать роста рынка СЗР в Украине. Мы также вынуждены корректировать свои планы.

— С какими результатами компания «Август» подошла к концу 2014 г.? Каковы объемы продаж СЗР и как они изменились по сравнению с прошлым годом? Ощутили ли вы начало стагнации на рынке?

— Что касается суммарных продаж в России, то общие продажи собственной продукции, включая ЛПХ, а также пестицидов других производителей (здесь основную долю занимал Трофи) на сегодня (20 октября. — Прим. ред.) составляют 7,58 млрд рублей без НДС. По своим препаратам для сельскохозяйственного производства мы планировали рост на уровне 20 %, в реальности растем на 14 %. Это, конечно, не 26 %, как в 2012 г., и не 19 % в 2013 г., но, тем не менее, я бы пока не говорил о начале стагнации ни в наших продажах, ни на рынке в целом.

— Какие препараты и сегменты оказались наиболее динамичными и успешными в этом году и с чем это связано?

— В этом году (это отмечают и наши конкуренты) ощутимо быстрее рынка росли фунгициды на зерновых. Вообще, если гербициды применяют повсеместно, то что касается фунгицидов, тут перспективы роста весьма существенны. Думаю, что фунгициды и в дальнейшем будут одним из основных драйверов рынка в России.

Хотелось бы особенно отметить наши новинки сезона-2014 — фунгициды Ракурс и Спирит для защиты зерновых культур и фунгицидный протравитель Виал Трио. Эти продукты при всем желании наших оппонентов нельзя назвать дженериками, аналогов их в мире просто нет! Несмотря на то что они содержат известные действующие вещества, их комбинации являются уникальными и позволяют получить новое качество решений в фунгицидной защите растений.

— Какие новинки представит «Август» в 2015 г.?

— В сезоне 2015 г. мы ожидаем выхода большого количества продуктов. Это ретардант Регги (хлормекватхлорид), почвенный гербицид для рапса Транш Супер (метазахлор + квинмерак), протравитель Оплот (тебуконазол + дифеноконазол), фунгицидный протравитель Кредо (карбендазим), почвенный гербицид для кукурузы, подсолнечника, картофеля, моркови, гороха и сои Гамбит (прометрин), почвенный гербицид для подсолнечника, лука, моркови Гайтан (пендиметалин), инсектицид широкого спектра действия Тайра (хлорпирифос), фунгицид на базе трехосновного сульфата меди Кумир.

Кроме того, произойдет своего рода рестайлинг и усиление ряда наших очень популярных продуктов — Торнадо 500, Борея и Табу. Торнадо 540 — гербицид с повышенным содержанием глифосата кислоты в виде калийной соли и комплексом ПАВ, улучшающим дождестойкость и коэффициент поглощения д.в. сорными растениями. Инсектицид Борей Нео (смесь неоникотиноидов и пиретроида) станет кратно более мощным по норме расхода действующих веществ на гектар по сравнению с Бореем. Инсектицидный протравитель Табу Нео (имидаклоприд + клотианидин) расширит свой спектр как по сосущим, так и по грызущим вредителям за счет, с одной стороны, сочетания двух различных неоникотиноидов, а с другой — увеличения нормы расхода по д.в. на гектар.

— Чем сейчас занимается научный центр фирмы «Август»?

В настоящее время научный центр компании занят исследованиями, связанными с разработкой и технологическим внедрением в производство ряда препаратов, в том числе гербицидов почвенного действия для подсолнечника и кукурузы, многокомпонентных инсектицидов для применения на широком спектре культур, полифункциональных протравителей семян, новых адъювантов для фунгицидов и гербицидов, новых препаративных форм в виде концентратов микроэмульсий.

В нашем центре внедрено новейшее оборудование, позволяющее исследовать поведение капель на поверхности листа и проводить научно-обоснованный подбор сурфактантов и адъювантов. Одним из направлений работы научных сотрудников является изучение поведения рабочих растворов при опрыскивании с использованием системы сканирующего электронного микроскопа. Также начаты работы в новой лаборатории искусственного климата (ЛИК), два блока которой позволяют проводить исследования эффективности смесевых протравителей и гербицидов.

— Многие фермеры жаловались нам, что им стало сложнее реализовывать свою продукцию после вступления России в ВТО. Почувствовала ли ваша компания и другие производители пестицидов на себе какие-то изменения после этого события?

Вступление в ВТО сказалось на финансовом состоянии сельхозтоваропроизводителей — снизилась реальная поддержка, очень сильно пострадали свиноводы. Усугубление проблем с кредитованием в России также не лучшим образом отразилось на состоянии хозяйств. В 2014 г. фактически перестали субсидироваться короткие кредиты на приобретение пестицидов и ряда других ресурсов. Так что в целом для сельского хозяйства России вступление в ВТО точно не улучшило ситуацию.

— В своем прошлом интервью Вы говорили, что планируете обмен информацией между фирмами-членами Ассоциации европейского бизнеса и членами Российского союза производителей ХСЗР. Чего удалось достигнуть благодаря этому проекту?

Этот проект запущен, смотрим на себя в конкурентном окружении, чему-то удивляемся, чему-то радуемся. Выводы сделаем чуть позже.

— Какие изменения ожидаются на рынке в связи с введением лицензирования деятельности по реализации пестицидов и агрохимикатов, которого добивается Российский союз производителей ХСЗР?

— Проектом Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами» дополнен ст. 23 абзацем следующего содержания: «Деятельность по реализации пестицидов и агрохимикатов подлежит лицензированию».

Проект закона проходит уже второй круг согласования по федеральным ведомствам, в 2015 г. его, может быть, примут. Но это не значит, что сразу начнется лицензирование. Необходимо будет вносить изменение в ФЗ-99 «О лицензировании отдельных видов деятельности», а это общая процедура по принятию законов. Затем потребуется постановление правительства об утверждении Положения о лицензировании, а это опять время. На все это уйдет не менее двух лет.

Хочется верить, что лицензирование позволит удалить с рынка недобросовестных участников, снизить экономический ущерб, наносимый государству, а также будет способствовать успешному осуществлению государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности.

— Как развивается экспортное направление в компании? Начались ли поставки на рынок Бразилии? В какие еще страны стала отгружаться продукция «Августа»?

— Экспортные поставки в страны дальнего зарубежья растут, по-другому и быть не может — мы увеличиваем портфель продуктов и только начали реальный бизнес. Мы там еще маленькие, поэтому возможности для роста есть. Сейчас поставки осуществляются в Колумбию, Марокко, Монголию, Сербию, Эквадор.

Получены регистрации в Аргентине и Боливии. В настоящий момент получаем разрешение на импорт продукции в Аргентину. Началась регистрация продуктового портфеля в Мексике. В Бразилии получены несколько регистраций д.в., ожидается регистрация готового продукта. Там уже есть предварительные договоренности с клиентами о поставке продукции, надеемся, что первая регистрация скоро состоится. Также в этом году мы должны получить регистрации в Тунисе и запустить процесс во Вьетнаме.

— В мае было подписано соглашение о создании на базе Таможенного союза (ТС) Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которое должно вступить в силу с 1 января 2015 года. С Вашей точки зрения, скажется ли это событие каким-то образом на работе Ассоциации производителей СЗР ТС и на процедуре регистрации СЗР в рамках ЕАЭС?

— Поскольку это предполагает более глубокую интеграцию государств с передачей части полномочий структурам ЕАЭС, то, надеюсь, это позволит максимально унифицировать регистрацию и принять единый регламент этой процедуры в странах ЕАЭС.

— В этом году вы впервые участвовали в выставке «Агросалон» и были там единственной компанией-производителем СЗР среди 558 экспонентов. Расскажите, почему была выбрана эта площадка? Оправдались ли ваши ожидания от этой выставки?

— На площадку «Агросалона» мы хотели попасть в первую очередь потому, что именно туда специально приезжает наша целевая аудитория — сельхозпроизводители. Там практически нет праздных посетителей. Выставка была организована очень качественно и смотрелась весьма представительной как в отношении экспонентов, так и посетителей. Насколько удачно вписались туда мы — это, конечно вопрос, но наши партнеры, на мой взгляд, уж точно не были разочарованы в возможности дополнительного общения с компанией «Август».

— Мы знаем, что вы собираетесь инвестировать около 50 млн долл. в развитие производства. Расскажите, какие объекты планируется построить или модернизировать?

— Насчет 50 млн долл. даже и не знаю, что сказать. Дело в том, что увеличение выпуска продукции и по ассортименту, и по объему требует постоянного расширения и обновления производства, начиная от чисто физического увеличения площадей и складов и заканчивая обновлением парка технологического оборудования. Так что любые цифры, инвестируемые в развитие производства, — промежуточные. Мы инвестируем много, а потому всегда с удовольствием приглашаем партнеров на наши предприятия, чтобы они в реальности увидели уровень производства.

— Как показали себя гербициды для рапса и подсолнечника, устойчивые к имидазолинонам, о которых Вы упоминали ранее?

— К сожалению, Парадокс (имазамокс) получил регистрацию достаточно поздно, и мы успели его лишь попробовать. Кроме того, были проблемы с поставщиками д.в. — в техническом имазамоксе зачастую высокое содержание фитотоксичных примесей. Мы проанализировали ряд конкурентных продуктов, зарегистрированных на российском рынке, и поняли, что на фитотоксичные примеси некоторые производители внимания просто не обращают. Мы же ориентировались на нормы по примесям оригинатора этого продукта — компанию BASF, поэтому выбор поставщика имазамокса соответствующего качества был очень не прост, что также привело к некоторой задержке в сроках производства. Что касается Грейдера (имазапир), то его регистрация на устойчивые гибриды ожидается до конца года. У потребителя будет выбор — применять смесь Грейдера и Парадокса или же какой-то из гербицидов в отдельности для снижения опасности последействия. Кроме этого, Парадокс зарегистрирован на горохе и сое.

— Недавно мы открыли рубрику на портале, рассказывающую о технологии No-till. Что Вы можете рассказать об опыте внедрения и перспективах этой технологии на территории Российской Федерации, возможно, о мировом опыте? Каково Ваше личное мнение по этому вопросу?

— Я впервые познакомился с технологией No-till в 2007 году, когда с делегацией сибирских фермеров посетил компанию «Агромир» в Кировограде. Тот год там был крайне засушливым, ситуация на полях с классической обработкой почвы разительно отличалась в худшую сторону от полей No-till. И это был очень удачный момент для понимания преимуществ беспахотной технологии в условиях ярко выраженного недостатка влаги. А особенно яркое впечатление на нас произвели раскопки на поле — отсутствие подплужной подошвы и присутствие дождевых червей. С 2008 года данную технологию начали внедрять наши партнеры в Сибири, Ростовской области, сейчас география значительно расширилась. Позже мы увидели эту технологию в Бразилии, Аргентине. Для меня нет сомнений, что практически в любых почвенно-климатических условиях под эту технологию можно подобрать такой севооборот, при котором она будет иметь преимущество. И если по урожайность будет высокой не во все годы, то по себестоимости единицы продукции преимущество будет практически всегда. Снижается расход горючего, резко уменьшается энерговооруженность гектара, уменьшаются эрозионные процессы, в почве начинает накапливаться гумус. Но в основе всего лежит экономика. Как сказал мне один фермер в Бразилии: «Ты что, думаешь кого-то тут интересовали выбросы парниковых газов при пахоте? Просто все, кто не перешел на No-till, в Бразилии разорились». Играют свою роль и кадровые проблемы — при переходе на «ноль» требуется меньше механизаторов. Безусловно, как в любой технологии, какие-то проблемы уходят, какие-то появляются, но фраза «No-till нам не подходит» меня уже не смущает. Агитировать никого не берусь, так как уровень пестицидной нагрузки при переходе на «нулевую» технологию, как правило, увеличивается, и я тем самым становлюсь лицом заинтересованным, но есть уже немало фермеров, в том числе и в России, у которых эта технология пошла. Приезжайте к ним, смотрите у тех, у кого получается. А мы готовы подсказать, к кому в первую очередь стоит ехать и смотреть на реальные результаты. Я думаю, что экономические проблемы в растениеводстве будут все активнее подталкивать к переходу на эту технологию.

Беседу вел Илья Бутов

ADAMA. Просто. Растем. Вместе

3 ноября 2014
ADAMA. Просто. Растем. Вместе

Интервью Генерального директора ООО «АДАМА РУС» Йоханнеса Бэстмана

Во время «Золотой осени» в Москве Генеральный директор ООО «АДАМА РУС» (прежнее наименование – ООО «МАРУС») г-н Йоханнес Бэстман поделился со своими российскими коллегами причинами создания нового бренда — ADAMA (прежнее наименование компании — «Мактешим Аган»), а также рассказал о тактических и стратегических аспектах ребрендинга и планах по развитию компании. На сегодняшний день ADAMA является одним из крупнейших мировых производителей средств защиты растений (СЗР), а также других продуктов химической промышленности, и в ближайшем будущем произойдет существенное расширение линейки выпускаемой продукции. Компания выделяется своим инновационным, ориентированным на фермера подходом к разработке продуктов, строгим соблюдением стандартов защиты окружающей среды и контроля качества. Корреспонденты «Защиты растений» задали г-ну Йоханнесу несколько вопросов.

— Господин Йоханнес, и все же, почему ADAMA?

— Начну с того, что буквально в переводе с иврита это название означает «вспаханная земля», или «возделанная земля с растительностью», ну или же просто «земля». «MA» отражает наше наследие —  компанию-прародительницу или «Мактешим Аган». То есть ADAMA — это новый бренд, которые отражает богатое наследие компании. Наш новый логотип — это стилизованная буква «A», которая подчеркивает тройное «А» в слове ADAMA. Она также напоминает указывающую вверх стрелу — простой и универсальный символ роста.

На сегодняшний день у нас один глобальный веб-сайт: http://www.adama.com, где также имеется раздел на русском языке и вся информация по особенностям выращивания основных сельскохозяйственных культур в России.

Мы верим, что станем успешными только в том случае, если будем удовлетворять нуждам фермеров по всему земному шару. Поэтому мы ставим на первое место интересы сельхозпроизводителя. Девиз ADAMA или обещание нашим сотрудникам и партнерам: «Просто. Растем. Вместе». То есть мы будем сосредоточены на росте в самых разных проявлениях: выращивании культур в первую очередь и росте нашего бизнеса — во вторую. Мы создаем простые решения для фермеров по всему миру. Но мы хотим сделать отношения и в нашей команде как можно проще. Сотрудники нашей команды тоже должны иметь возможность расти в профессиональном плане.

Основная сфера нашей деятельности — производство СЗР. Мы хотим быть лидирующей компанией. Но мы не хотим просто продавать эти препараты, наша цель — быть максимально вовлеченными в сельскохозяйственную жизнь. И в эту сферу мы вовлекаем многих. И речь идет не только о сельхозпроизводителях, но и всех работниках, задействованных в этой отрасли или так или иначе соприкасающихся с ней.

Должно пройти какое-то время, прежде чем люди воспримут наше новое название — ADAMA — и наши новые подходы.

— Почему вы задумали ребрендинг именно в этот момент своей корпоративной истории?

— Руководство компании провело всеобъемлющий обзор стратегического видения дальнейшего развития компании. Проанализировав все наши достижения в глобальном плане, для нас стало очевидно, что необходим новый, единый глобальный бренд.

— В связи с тем, что государственная компания ChemChina является вашим собственником, не изменится ли качество продукции от того, что она будет производиться в Китае?

— Качество — это показатель нашего производства. У нас есть планы начать производство некоторых наших продуктов на территории Китая. Но данное производство будет основываться на тех же требованиях к качеству продукции концерна, которые у нас уже есть. Если вы посмотрите на компанию Apple (которая, вероятно, вам знакома) и на ваш «Айфон», то на нем будет написано, что он сделан в Китае. Возможно, вы удивитесь, но здесь нет жалоб на качество продукции. Тот же принцип: они производят в Китае, но в соответствии с их стандартами. И это именно то, что делает ADAMA.

— Означает ли это, что теперь ваши израильские корни теперь будут утрачены?

— Мы очень гордимся нашим израильским наследием, мы также гордимся и тем, что благодаря этому мы работаем более чем в 50 странах мира. ADAMA — глобальная компания, и новое название отражает эту двойственность и отдает дань уважения нашим историческим началам.  

— Значит, название «Мактешим Аган» вскоре вообще исчезнет?

— Компания перейдет на единый бренд в течение 18-месячного переходного периода на различных рынках. Бренд «Мактешим Аган» полностью исчезнет через полтора года.

— Будут ли сотни ваших продуктов фактически переименованы? Вас не беспокоит путаница среди ваших клиентов?

— Продукция не будет переименована, но регистрация обновится, чтобы отразить изменение юридических лиц, которые изготавливают и продают эти продукты. Мы разработали очень взвешенный, поэтапный план перехода на новое название. Мы понимаем, что какие-то мелкие проблемы возможны, но мы думаем, что переход будет очень жестко контролироваться с нашей стороны и ни к каким серьезным неприятностям это не приведет.

— Каковы будут первые шаги новой компании в России?

— Была проведена довольно серьезная подготовительная работа. Изменения в компании будут проводиться постепенно и последовательно. Конечно, это займет время. Основное отличие состоит в том, что мы будем презентовать компанию в другом свете: унифицированный глобальный подход, адаптированный к особенностям страны, новое название, новый логотип и т. д. Но до того, как мы реально начнем выполнять все наши обещания, нам нужно какое-то время. Изнутри мы продолжим работать над тем, чтобы реализовать здесь наше обещание: Просто. Растем. Вместе.

— Что будет меняться в вашей маркетинговой политике после ребрендинга? Планирует ли компания ADAMA в связи с произведенным ребрендингом как-то укрупняться и расширять штат сотрудников в России?

— Я из маленькой страны (Нидерланды — Прим. ред.). Для того чтобы быть видимыми на рынке, необходима команда. Сейчас мы в России работаем примерно с таким же количеством людей в команде, как в Нидерландах. Однако Россия — огромная страна, и здесь мы только начинаем построение команды. Сейчас набор профессионалов — это наша первоочередная цель. Но также мы хотим стать и цифровым брендом № 1 в мире, так что будем осваивать и виртуальное пространство. Мы считаем, что маркетинг — это очень серьезное направление, и мы будем инвестировать туда как минимум больше, чем мы делали до этого.

— Назовите три основных направления вашей маркетинговой политики в России.

— Мы будем инвестировать в продвижение бренда ADAMA и наших ключевых продуктов. Мы улучшим коммуникацию между российскими фермерами и расскажем им о наших препаратах и предлагаемых простых решениях благодаря развитию нашего сайта. Также появится новая упаковка с системой цветового кодирования по типам продуктов, прозрачными вставками для определения остатка, а также унифицированной системой легко читаемой маркировки и рельефным изображением на канистрах с целью не допустить подделки. За этим последуют дальнейшие усовершенствования упаковки.

— Какова судьба вашего дочернего предприятия ООО «МАРУС»?

— Можно сказать, что мы говорим сегодня: «До свиданья, МАРУС, и здравствуй, ООО «АДАМА РУС».

                                                                                                                            

— Известно, что во многих регионах России уровень развития сельского хозяйства значительно варьирует. В каких регионах Российской Федерации вы планируете открывать филиалы и какие из них для вас являются более приоритетными?

— На данный момент мы сосредоточены на Центральном регионе, Поволжье и Юге России. Для нас сейчас это ключевые регионы. Мы будем расширяться и приходить в другие регионы, как только сможем. Также мы будем инвестировать в создание нашей команды в тех городах и весях РФ, где мы уже присутствуем.

— Планируете ли вы работать в Крыму как регионе Российской Федерации?

— Наше обещание (Просто. Растем. Вместе) распространяется также на фермеров в Крыму. Один из наших представителей постоянно проживает в Крыму и ежедневно работает над продвижением нашей продукции в этом регионе.

— Планируете ли вы расширять или значительно укрупнять штат российских сотрудников?

Компания разработала план роста для России отдельно от ребрендинга. Частью этого плана является создание команды. Да, мы будем нанимать новых сотрудников, но это не связано напрямую с ребрендингом. Тем не менее в России эти два процесса будут идти параллельно.

— В каких странах СНГ вы планируете открыть представительства вашей компании?

— В настоящее время мы присутствуем на рынках России, Украины и Беларуси. На данный момент у нас нет планов по открытию офисов в других странах. Однако мы работаем с дистрибьюторами в Грузии и Азербайджане. Сейчас также наше внимание направлено и на Казахстан.

— Планирует ли компания, которая является крупнейшим в мире производителем постпатентных препаратов, разрабатывать и выводить на рынок новые действующие вещества?

— Основное направление фирмы — постпатентные препараты. Но мы понимаем, что сосредоточение только на них не приведет к тому росту, о котором я говорил. Если на рынке появится новое действующее вещество на последней стадии испытаний, то наша компания может приобрести и доработать его.

— Сейчас ведущие мировые компании выводят на рынок не только новые препараты, но и в комплексе с ними сорта (гибриды), технологии и широкий сервис. Пойдет компания по этому пути?

— Если мы говорим о том, что мы хотим создавать простые решения в сельском хозяйстве и говорить не только о защите растений, то, естественно, мы должны думать о других направлениях. ADAMA cконцентрирована на подъеме сельского хозяйства путем разработки и предоставления решений, которые охватывают всю сельскохозяйственную цепочку, в том числе и на новых сельскохозяйственных технологиях.

— В последние годы в мире набирает темпы применение биопестицидов. Работает ли компания в этом направлении?

— Сейчас довольно трудно создать новое действующее вещество. Вместе с тем, чтобы сельское хозяйство было эффективным и движущимся вперед, в распоряжении должны быть эффективные комбинации действующих веществ и формуляций. Биопестициды будут важным инструментом в эффективном сельском хозяйстве. В стратегическом плане мы можем рассматривать данный вариант.

— Что вы сможете предложить российским сельхозпроизводителям по сравнению с тем, что уже имелось на рынке СЗР в России?

— «АДАМА РУС» уже сейчас предлагает широкую линейку гербицидов, фунгицидов, инсектицидов и регуляторов роста для защиты зерновых культур, сахарной свеклы, рапса, подсолнечника, кукурузы, виноградников, плодовых насаждений и овощей открытого грунта. Оригинальная рецептура, высочайшее качество, отлаженные поставки и гибкая кредитная политика для партнеров делают наши пестициды прибыльным инструментом ведения бизнеса. Но главное отличие состоит в том, что мы обслуживаем фермеров в соответствии с нашими ценностями: создаем простые решения и простоту на всех этапах нашего взаимодействия, облегчаем им работу, расширяем права и возможности наших клиентов.

 — Ходят слухи, что вы выйдете с акциями на IPO в Нью-Йорке. Что это даст ADAMA?

— Выход ADAMA на IPO планируется на конец 2014 г. или первую половину 2015 г. Преимущество в том, что компания получит доступ на рынок крупного капитала, а следовательно, появятся дополнительные деньги для финансирования нашей деятельности. Еще одним преимуществом является повышение корпоративной репутации и доверия со стороны клиентов, сотрудников и поставщиков.

Беседу вели Алексей Шульгин и Андрей Зелятров