Краткая история заблуждений о воде

Пресс-служба петербургского водоканала опубликовала сообщение о проведении очередного ежегодного обряда крещения воды на главной водопроводной станции. Вряд ли это сообщение привлекло бы внимание читателей, если бы два физика из Санкт-Петербургского университета не направили в адрес водоканала письмо с просьбой объяснить, какими такими указанными в сообщении «особыми свойствами» наделяет воду крещение и почему, если уж эта процедура настолько эффективна, не проводить ее на ежедневной основе.

От неолита к христианству

На рынке заблуждений всегда была жесткая конкуренция, но у воды в этом бизнесе солидный послужной список.

Истоки представлений о магической силе воды теряются где-то за пределами исторического периода. Во времена родоплеменного строя к воде как к одной из базовых стихий относились с большим пиететом. Источник, ручей или река — то есть вода в конкретном выражении — всегда имели собственного бога или же сами были богами. Однако нельзя сказать, что вода в этом смысле как-то особенно выделялась — точно такие же боги могли быть даже у отдельно стоящих деревьев, у камней и оврагов.

Самые главные деяния воды в неолитическом обществе ожидаемо связывались с полевыми работами и урожаем. Дождь был гораздо важнее других «форм» воды, поэтому в любом человеческом сообществе были хорошо известны способы взаимодействовать с ней в этой ипостаси. Кое-где приходилось прибегать к помощи человеческих жертв, но чаще можно было обойтись и менее суровыми методами — скажем, убить и подвесить змею.

С переходом к монотеизму, казалось бы, позиции воды пошатнулись, ведь водные божества — от Нептуна до самого неприметного речного божка — были смещены со своих позиций. Но со временем дела быстро пошли на поправку, причем теперь это было связано уже не с агрономическими, а с гигиеническими свойствами жидкости.

У подавляющего большинства человеческих сообществ издавна существовали жесткие табу, связанные с половыми и гигиеническими сферами жизни, которые — так уж вышло — часто сильно пересекаются. Эти табу хоть и приводили порой к убийствам и членовредительству, но до какой-то степени позволяли сдерживать на приемлемом уровне близкородственные браки и распространение болезней и потому поддерживались из поколения в поколение, вместе со всеми сопутствующими ритуалами. Точно такие же табу имелись и у древних евреев, которые считали равно «нечистыми» трупы, женщин во время менструации и мужчин после эякуляции. Понятие нечистоты подразумевает наличие процедуры очищения, она же, в свою очередь, естественным образом связана с водой.

Поскольку к религиозным ритуалам приступить, не очистившись, было нельзя, то и вода таким образом стала частью священнодействия, вернув себе утраченный было статус. Об этом, например, говорит тщательность, с которой процедура очищения описана в иудаизме. Она требует наличия специальной емкости с водой — миквы — объемом от 250 до 1000 литров. Вода, используемая в обряде, должна происходить из родников или реки, питаемой родниками. Дождевая вода тоже хорошо выполняет эту функцию, но только если она не цветет. То же относится и к воде из растопленного снега, который, что важно, должен быть растоплен правильным образом. Зато если имеется вода из реки, то она может использоваться для очищения даже в цветущем виде. Нужно только обратить внимание на то, чтобы река эта не была регулярно пересыхающей — тогда она считается состоящей из дождевой воды и к ней применяются все обозначенные выше правила.


«Относительно возможности окунуться в реку — по мнению многих великих законоучителей благословенной памяти, это можно делать только в то время, когда воды в реке настолько мало, что заведомо ясно, что эта вода попала в реку не от дождей и не от таяния снегов, поскольку дождевая и талая вода очищает только в том случае, если она собралась в одном месте в стоячем водоеме. Когда же эта вода течет по земле, она не очищает; только родниковая вода очищает, когда течет. И только в тяжелой ситуации, в местах, где нет миквы, принято разрешать окунаться в реку, полагаясь на мнение тех законоучителей, которые полагают, что даже если видно на глаз, что река вздулась из-за дождей или таяния снегов, мы все равно считаем, что большая часть ее воды попала в нее из подземных родников, поскольку во время дождей воздух влажен и подземные источники становятся мощными и многоводными, так что всегда оказывается, что большая часть воды реки попала в нее из родников».

 

Рав Шломо Ганцфрид, из цикла «Кицур Шульхан Арух»


Крещение и серебро

Именно через микву вода в своем ритуальном значении проникла в христианство. От регулярных омовений христиане, правда, решили отказаться, зато особое значение приобрел ритуал крещения, который со времен Иоанна Предтечи не обходился без воды ни в одной ветви христианства. Постепенно ежегодное празднование крещения Христа стало обрастать своими традициями, и вода в них приобрела центральное значение. В этот момент в некоторых течениях христианства появилось понятие святой воды, которую, безусловно, не следует путать с водой обыкновенной. Интересно, что непосредственно для крещения эта вода не используется, скорее наоборот — она сама является объектом совершения ритуала.


«...Поэтому в этот праздник все, почерпнув воды, приносят ее домой и хранят во весь год, так как сегодня освящены воды; и происходит явное знамение: эта вода в существе своем не портится с течением времени, но, почерпнутая сегодня, она целый год, а часто два, и три года, остается неповрежденною и свежею, и после долгого времени не уступает водам, только что почерпнутым из источников».

 

Ионанн Златоуст, Беседа на Крещение Господне.


Главное свойство святой воды состоит в том, что она отличается от обычной. Со временем список и природа этих отличий постепенно уточнялись и изменялись соответственно духу времени. Если раньше она считалась избавляющей от сглаза, то после открытия микроорганизмов у нее обнаружились антибактериальные свойства.

В XX веке для объяснения необычных свойств святой воды были привлечены ионы серебра, которые со временем приобрели самостоятельную популярность. Серебро попало в эту историю довольно просто: именно из него изготавливались ритуальные сосуды — от римских потиров до христианских купелей.

Популярность «серебряной» теории воды объясняется тем, что ионизированное серебро действительно убивает болезнетворные бактерии. Оно вообще токсично для всего живого, так как реагирует с белками, присоединяясь к сере остатков цистеина. Его, например, в начале XX века вполне официально применяли для местного обеззараживания ран. С распространением антибиотиков к 1940-м годам медицинское употребление серебра пошло на убыль. Однако вплоть до конца XX века его продолжали применять в качестве средства для обработки ожогов. Со временем доказательная медицина добралась и до этого уголка лечебной традиции, продемонстрировав, что противоожоговые мази с серебром не более эффективны, чем их аналоги без серебра.

Тем не менее задолго до того, как это произошло, серебро уже успело испытать и взлет, и падение популярности. У него появилась собственная история: постепенно антибактериальное действие растворимых солей металла превратилось в благотворное влияние самого металлического серебра, о его живительной силе стали ходить легенды. Ценители стали дарить друг другу серебряные ложечки. Не просто в качестве сувениров, а «для здоровья». Целительную силу воды, освященной в давно уже не серебряных купелях, объясняли не столько самим таинством, сколько окунанием в нее серебряного креста. Считалось, что одного его непродолжительного касания достаточно, чтобы насытить воду благотворными ионами и придать ей особые свойства.


«Учеными доказано, что при контакте кожи с серебром возникает слабый электрический ток, причем он идет по направлению от тела к металлу, поэтому серебро используют при всевозможных болезнях «избытка». Украшения из серебра помогают уравновесить нервную систему людей мнительных, раздражительных и беспокойных. Массивные серебряные украшения на шее, а также кольца на безымянном пальце любой руки помогают снизить давление. Кольцо на указательном пальце как правой, так и левой руки нормализует работу кишечника и помогает разгладить морщины. А кольцо на мизинце левой руки укрепляет сердце».


Анна Кукушкина, предположительно статья в петербургском «Московском Комсомольце».


Нью Эйдж и советская поливода

К 1970-м годам с повышением интереса к экологии (а возможно, и не без влияния хиппи) в отношениях между серебром и водой наступает охлаждение. Наделение ее искусственными, пусть даже и драгоценными добавками начинает выглядеть слишком «неэкологично». Традиция дарить серебряные ложечки для здоровья никуда не исчезает, но считается уже старомодной.

К этому времени относится крайне интересная, но мало известная на родине история обнаружения в СССР своей, отечественной воды — так называемой поливоды, сверхплотной воды или воды-II. Она была открыта костромским физиком Николаем Федякиным в 1962 году. Эта жидкость, в отличие от своей неказистой родственницы, замерзала при температуре от −30 до −60 градусов Цельсия, а кипела при температуре выше 150 градусов. Объясняли это авторы открытия тем, что такая вода якобы образует полимерную структуру. Делала она это, правда, только в микроскопических стеклянных капиллярах, поэтому изучать ее было крайне сложно.


 «Секрет чистой талой воды заключается в том, что в ней гораздо меньше изотопных молекул, где атом кислорода в молекуле воды заменен его тяжелым изотопом — дейтерием. Именно талая вода считается превосходным народным способом повышения физической активности, особенно после зимнего авитаминоза. Селяне давно подметили, какую воду по весне предпочитает пить домашний скот, а в поле, где стояли лужи талой воды, урожай всегда богаче».

Цитата с сайта «Vital Water — Живая вода».


На открытие отечественных ученых на Западе поначалу не обратили внимание, что и не удивительно — костромские физики публиковали свои результаты по-русски. Однако в 1969 году в Science появилась статья, в которой выводы первооткрывателя Федякина и академика Дерягина подтвердились. Необычное открытие, приправленное экзотикой советской науки, молниеносно нашло признание. Интересно, что культурным феноменом оно стало даже ранее публикации этой статьи, проникнув в сериал «Стартрек» (1966–1969) и создав фабулу для романа Курта Воннегута «Колыбель для кошки» (1963).

Феномен поливоды был развеян в 1974-м самими авторами, которые обнаружили, что то, что они принимали за особое кристаллическое состояние, было водой с примесями силикатов. То ли из-за редкой честности авторов, то ли из-за отсутствия в СССР частной экономической инициативы история поливоды так и не получила продолжения, что, как будет видно дальше, не совсем обычно для подобных открытий.


«Основная часть мозга — это вода. Вода и то, что ее молекулы так легко подвижны, составляет часть запечатления в мозгу. Так что да, в определенной мере вода вовлечена в формирование образцов информации в мозгу».

«Вода обладает крайне важной фотографической памятью… И вы можете создать ее запечатления при помощи очень тонких энергий даже за десять тысяч километров».

 

Рустум Рой, почетный профессор в отставке Пенсильванского университета, член Международной академии наук США. Цитаты из фильма «Великая тайна воды».


Структурный взлет

Настоящий же взлет как в СССР, так и во всем мире «особая» вода испытала в конце 1980-х годов. Связан этот успех был с именем иммунолога Жака Бенвениста, который ввел моду на понятие «структура воды». История эта захватывающая и заслуживает отдельного рассказа, но в общих чертах она выглядит так.

Жак Бенвенист обнаружил, что некоторые клетки крови, базофилы, способны реагировать на присутствие в среде антител IgE, даже если их там фактически нет. Он провел эксперимент, в котором добавлял к суспензии клеток антитела во все большем разбавлении, и установил, что клетки реагируют на воздействие даже тогда, когда ни одной молекулы в растворе статистически остаться не может. Такой феномен Бенвенист объяснил тем, что вода имеет память и не забывает о том, какое именно антитело вступало с ним в контакт.

Исследование, на первый взгляд касавшееся иммунологии, на самом деле подводило научную основу под многовековую традицию гомеопатии. Истинной сенсацией стало не это, а публикация статьи Бенвениста в самом престижном научном журнале — Nature. Рецензенты, читавшие манускрипт, в один голос потребовали воспроизведения результатов в трех независимых лабораториях перед публикацией. Этого, однако, сделано не было. Редактор журнала Джон Мэддокс опубликовал текст с собственным предисловием, пообещав проведение проверки после выхода статьи.

Разразился невиданный скандал. Мэддоксу пришлось отправиться в лабораторию к Бенвенисту в составе группы, которую журналисты прозвали «охотниками за привидениями». В нее даже решено было пригласить фокусника Джеймса Ренди.

Удивительно, но первые результаты повторных экспериментов действительно полностью совпадали с данными, изложенными в статье. Те, кто лично общался с Бенвенистом, впоследствии вспоминали, что он был совершенно искренне уверен в собственных данных.

Но когда группа решила сделать эксперимент слепым (когда экспериментаторы не знают, где находится исследуемое вещество, а где — контроль), все встало на свои места. Эффект несуществующих антител пропал вместе с особой структурой воды, требовавшейся для его объяснения.

Бенвенисту пришлось уйти из академической науки, хотя он ни разу и не признался в какой-либо фальсификации или манипуляции данными. Иммунолог основал свою собственную частную компанию, Digital Biology, и занялся выдвижением еще более экзотических теорий о передаче структуры воды при помощи электрических колебаний по телефону, радио и интернету.

В отличие от Федякина и Дерягина, Бенвенист остался верен своим идеям — видимо, поэтому они и оказались гораздо более влиятельными. На протяжении последующих 20 лет и вплоть до сегодняшнего дня они в том или ином виде всплывают то в рекламе очередной бутилированной воды, то на кафедрах (не самых, правда, уважаемых) университетов.

Вскоре после появления скандальной публикации как раз рухнул «железный занавес» — и структурированная вода под знаменем Бенвениста хлынула в СССР. Здесь учение француза наконец нашло себе благодарных слушателей, хотя имя его было не слишком известно.

Отечественным бенвенистом стал знаменитый Алан Чумак. Правда, он уже не прибегал к базофилам и антителам, а придавал воде структуру самым оптимальным образом — через телевизор. Банками и судками с заряженной водой наполнились отечественные домохозяйства. Чумак никогда не вдавался в детали того, что именно происходило с заряженными им водой, мазями и кремами, как не рассуждал он и о структуре воды. Тем не менее существование Чумака как феномена было бы невозможно без учения Бенвениста.

После того как Алан Владимирович покинул экраны телевизоров, акции «особой» воды резко упали в цене. Новое возрождение ее популярности произошло не ранее того момента, когда среди россиян начала распространяться мода на все «экологичное», и воде в этом движении было отведено важное место. Значительную популярность приобрела вода из ледников и так называемая талая вода. «Особые» свойства ее снова связывались со структурой, а не с химическим составом, и в этом вновь видно влияние Бенвениста.

О том, что идеи его живы до сих пор, говорит присуждение премии ТЭФИ знаковому фильму телеканала «Россия» «Великая тайна воды». Его авторы провели тщательный обзор большинства течений в этой области и предоставили слово адептам «особой» воды из самых разных стран — от Японии до США. Обидно лишь, что отечественных первооткрывателей поливоды авторы совсем забыли. Возможно, это произошло потому, что они оказались единственными, кто опроверг собственные результаты после перепроверки.


«Недавно исследователи открыли факт загрязнения наших водопроводных систем опасным химикатом. Этот химикат бесцветный, безвкусный и не имеет запаха. Он убивает бесчисленное множество людей каждый год. Правительство не предприняло никаких попыток регулирования этого опасного заражения. Данный химикат называется «дигидрогена монооксид» (Dihydrogen monoxide).

Химикат используется для следующих целей: в производстве как растворитель и охладитель, в ядерных реакторах, в производстве пенопласта, в огнетушителях, в химических и биологических лабораториях, в производстве пестицидов, в искусственных пищевых добавках...»


Фрагмент листовки студентов Калифорнийского университета с описанием свойств обычной воды, которую они напечатали с целью мистификации в 1990 году.


Вместо заключения

Трудно предугадать, что ответят петербургским физикам на их запрос. В самом сообщении ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» говорится о том, что особые свойства воды «отмечают сами работники станции», а не измерительные приборы, и это дает простор для предположений.

Источник: Александр Ершов, lenta.ru