Слепышей застали в разгар видообразования?

Новый вид получается тогда, когда внутри популяции возникает репродуктивный барьер. То есть когда одни особи вдруг теряют возможность спариваться с другими (впрочем, точнее было бы сказать не «спариваться», а «завести потомство»). В этом случае возникают два изолированных набора генов, которые поначалу похожи друг на друга, но с течением времени накапливают все больше различий. Такое разделение популяций может произойти из-за географического размежевания: допустим, территорию популяции вдруг пересекла река, а животные как назло не умеют плавать. Тогда «правобережная» часть утратит возможность обмениваться генами с «левобережной», а там уже и до нового вида рукой подать.

Бывает, однако, и так, что никаких географических преград не возникает, а новый вид все же появляется. В этом случае говорят о симпатрическом видообразовании. Репродуктивный барьер здесь может возникнуть, например, из-за крупной хромосомной перестройки: мутанты и немутанты не смогут дать потомство. Но в этом случае такая мутация должна произойти у нескольких особей, чтобы мутанты сами смогли дать потомство и поддержать свой род. Может быть и другое, экологическое разделение внутри популяции, когда разные особи живут на одной территории, но при этом занимают разные экологические ниши. Однако опять-таки остается вопрос, как это произошло, ведь такие процессы случаются не мгновенно и требуют довольно много времени. Оттого многие вообще сомневаются в возможности подобного видообразования.

Исследователи из Хайфского университета (Израиль) полагают, что им удалось увидеть симпатрический механизм образования нового вида воочию, пишет К. Стасевич (science.compulenta.ru) со ссылкой на ScienceNOW. Речь идет о слепышах Spalax galili, живущих в Галилейских горах на севере Израиля. В этом месте под почвой можно найти две совершенно разные подстилающие породы — либо лавовую базальтовую, либо известковую. Эту разницу можно увидеть на поверхности: есть растения, которые живут только над базальтом, и есть те, что предпочитают расти над известняком. Слепыши, которые живут на этой территории, на первый взгляд, никакой разницы не чувствуют. Однако, как показали исследования, животные с базальтовых территорий отличаются от «известковых» по митохондриальной ДНК. И различия эти, как пишут исследователи в PNAS, весьма существенны — до 40%.

Это говорит о том, что обмен генами между теми и другими довольно вял (иначе различия не накапливались бы). То есть, несмотря на отсутствие физических барьеров, особи с базальтовых участков предпочитают спариваться друг с другом, а не с теми, кто живет на известняке. Следует подчеркнуть, что ученым впервые удалось увидеть столь сильное генетическое различие внутри одного вида при отсутствии каких-либо физических границ внутри популяции. Разумеется, трудно удержаться от искушения назвать это эволюционным стоп-кадром: в будущем, как полагают исследователи, субпопуляции слепышей разделятся окончательно и перестанут вообще спариваться — получится два разных вида.

Однако, прежде чем делать такие смелые выводы, следовало бы провести некоторые дополнительные исследования. Например, не мешало бы выяснить, почему слепыши «базальтовые» не ходят в гости к слепышам «известковым»: что именно им не нравится. Да и потом — действительно ли описанные генетические различия возникли из-за половых предпочтений? Чтобы утверждать, нужны четкие доказательства, что особи с одних территорий игнорируют соседей, и это как раз можно проверить экспериментально. С другой стороны, некоторые исследователи вообще сомневаются, что тут имеет место симпатрическое видообразование (в существование которого, как было сказано, многие не верят). Такое генетическое различие, говорят они, могло возникнуть в прошлом, когда между популяциями существовала действительно непреодолимая преграда. Эта преграда потом исчезла, а недоразделившиеся субпопуляции вновь соединились, чтобы вводить в заблуждение нынешних эволюционистов.