Насколько справедливо обвинять «котов-убийц» в геноциде мышей

Американские ученые уличили кошек в геноциде птиц, грызунов, змей, ящериц и лягушек. При этом домашние любимцы не менее кровожадны, чем их бродячие собратья. Так ли это, разбирался Сергей Петухов (РИА Новости).

Специалисты из американского Смитсоновского института и Служба охраны рыбных ресурсов и диких животных США подсчитали, что коты уничтожают ежегодно миллиарды мелких тварей по всей территории США. При этом домашние любимцы, свободно гуляющие на природе, не менее кровожадны, чем их бродячие собратья (подробнее об этом смотрите здесь).

Ученые призвали политиков обратить внимание на проблему кошачьего хищничества, что, в свою очередь, может сповоцировать вспышку кэт-хантерства. Между тем, пушистые хищники не заслуживают таких обвинений.

Мышиный геноцид

Исследование, опубликованное в интернет-журнале Nature Communications, впечатляет своей масштабностью. Ученые изучили рационы домашних питомцев (тех из них, кого хозяева отпускают на улицу) и бродячих кошек в 13 штатах США, Европе, в Чили, Южной Африке, Новой Зеландии и Австралии, и подсчитали, что среднестатистическая кошка съедает в год 36 птиц, более 200 мелких млекопитающих, в основном грызунов, пару змей или ящериц и одну лягушку.

При этом домашние кошки, которым вроде должно хватать еды, мало чем отличаются от своих бродячих сородичей, и даже больше них едят лягушек и пресмыкающихся. Что же касается загубленных птиц, то кошки чаще всего душат не воробьев, как следовало ожидать, а фазанов. Воробьи — на втором месте среди предпочитаемой котами дичи.

Всего, по оценкам ученых, в США насчитывается от 84 млн до 86 млн домашних кошек и от 20 млн до 120 млн бродячих (столь большая разница крайних оценок для бродячих кошек говорит о сложности их подсчета). Далеко не все домашние кошки охотятся на диких животных, многих хозяева просто не выпускают из дома. Да и учесть все охотничьи трофеи тех, кто имеет возможность гулять на улице, далеко не просто: домашний хищник может задушить птичку, но домой ее не тащит. Поэтому ученые ввели несколько понижающих и повышающих коэффициентов в расчет масштаба геноцида, учиняемого кошками, и получили результат: миллиарды птиц и десятки миллиардов мышей в год только в США.

Отбор на политкорректность

«Наше исследование показало, что коты представляют самую серьезную опасность для диких животных США, — заявил один из авторов исследования Питер Марра. — Я надеюсь, что наши данные, указывающие на высокую смертность среди животных, убедят владельцев котов, что их лучше не выпускать на улицу. Я также надеюсь, что на наши данные обратят внимание политики, ученые и те, кто занимается охраной окружающей среды, ведь коты-хищники убивают животных в огромных количествах».

Уже прозвучало предложение вешать на шею кошкам колокольчик, что якобы позволит снизить удачный (для хищника) исход их охоты на треть. Хорошо, если эта мера будет распространяться только на домашних любимцев, а не на бродячих, пойманных в рамках популярных в западных странах программ по стерилизации бродячих животных TNR (trap, neuter, return — поймай, стерилизуй, верни на место). Потому что колокольчик для кошачьих, охотящихся из засады, а не в угон жертвы, как собаки, означает не потерю каждой третьей жертвы, а невозможность вообще охотиться и как результат — верную и мучительную смерть от голода.

Кстати, предложение снабдить кошек колокольчиками исходило от официального представителя, точнее представительницы крупнейшей в Великобритании благотворительной зоозащитной организации — Королевского общества предотвращения жестокости по отношению к животным (RSPCA). Леди, как и ученым джентльменам из Смитсоновского института, явно хотелось обеспечить равное право на жизнь в природе хищникам и жертвам

Кто кого съел

Наука — дело хорошее, плохо только когда отдельные представители ее узких отраслей перестают видеть за деревьями лес. Поэтому, вероятно, будет не лишним запомнить, что человек тоже ест дичь, лягушек, змей, а некоторые народы — мышей и других мелких млекопитающих. В частности, не так давно доелись ими в Юго-Восточной Азии до атипичной пневмонии, переносчиком и природным очагом которой оказалась тамошняя куница вивера.

Число поедаемых человеком живых существ исчисляется, наверное, даже не триллионами, а числами с гораздо большим количеством нулей. Да и самих людей на Земле гораздо больше, чем того требует экологическое равновесие. По некоторым оценкам, естественное число особей вида Homo sapiens не должно превышать 200 тысяч, и все они должны обитать в пределах своего природного ареала в Восточной Африке, на территории современной Кении. Но это, наверное, все-таки чересчур строгая оценка.

Впрочем, любой может сам подсчитать, сколько людей органично вписывается в экосистему планеты. В классическом учебнике «Биология человека» под редакцией Дж. Харрисона и др., по которому наверняка учились в университете нынешние смитсоновские ученые, максимально возможная плотность обитания шимпанзе (самой близкой к нам человекообразной обезьяны) составляет 10 особей на 1 кв. милю тропических джунглей. Площадь джунглей на Земле — примерно 15 млн. кв. миль. Не все они пригодны для приматов, но даже если допустить, что все, то максимальная численность существ типа нас с вами не должна превышать в природе 15 млн. А нас сколько?

Почему столько? Да потому что остальных мы убили, часть съели, а других убили просто так, чтобы жить не мешали. Нынешняя экосистема Земли не имеет никакого отношения к естественной экосистеме планеты. Это странная среда обитания, воняющая и агрессивная для всех живых существ, кроме одного, который упорно трудился в течение миллионов лет и создал эту экосистему исключительно для себя, а не для кого-то другого.

И тут выясняется, что губят экологическое равновесие в природе жестокие хищники кошки. Они, мол, после того, как их туда завезли люди, съели некоторых эндемичных птичек и мышей в Новой Зеландии и на папуасских островах, и потому политикам пора начать охранять от кошек окружающую среду.

И ведь начнут охранять, ученые же доказали! А на что способен политик, действующий во имя спасения кого-нибудь или чего-нибудь, не важно кого и чего, напоминать, наверное, не надо, всем и так уже страшно стало.