Меньше инсектицидов — больше полезных насекомых

 

Хлопчатник с Bt-токсином, губительным для хлопковой совки, объемы применения инсектицидов, из-за чего повышается численность хищных насекомых, борющихся с другими вредителями.

В начале 1990-х гг. хлопковая совка нанесла сельскому хозяйству столь значительный ущерб, что правительства разных стран решили ускорить исследования, которые помогли бы создать ГМ-хлопчатник, устойчивый к вредителю. В результате появились сорта хлопчатника, растения которых содержали бактериальный токсин. Этот токсин с геном, взятым от бактерии Bacillus thuringiensis, губителен для гусениц совки, но безвреден для остальных насекомых. Мера не только помогла защитить хлопчатник от повреждений, но и снижала загрязнение среды инсектицидами, которые раньше применяли против этого вредителя.

Однако, как и всякий генетически модифицированный организм, новый хлопчатник попал под пристальное внимание экологов. Исследования, выполненные в США, привели к неутешительным выводам: трансгенный хлопчатник снижал биоразнообразие, т.к. бактериальный токсин, внедрённый в него, обнаружился в стоках с полей хлопчатника. Наконец, сами вредители начали вырабатывать устойчивость к токсину, делая генетическую модификацию практически бесполезной.

Но тут в защиту ГМ-хлопчатника выступили учёные из Китайской академии сельскохозяйственных наук. На страницах Nature они сообщают, что этот хлопчатник не снижает, а повышает биоразнообразие. Вместе с французскими коллегами китайцы в течение 20 лет следили за несколькими десятками хлопковых полей на севере Китая. Выращивание хлопчатника с бактериальным токсином резко сокращало использование ФОС и пиретроидов. И это сильно повышало численность божьих коровок, златоглазок и пауков.

Хищные насекомые, избавленные от синтетических инсектицидов, сами сыграли роль инсектицида. Там, где рос ГМ-хлопчатник, резко уменьшилось количество тли: бактериальный токсин на неё никак не влияет, зато её принялись истреблять божьи коровки и златоглазки. Соответственно, лучше себя почувствовали находившиеся рядом кукуруза и соя, не говоря уже о дикорастущих растениях. Словом, использование Bt-токсина принесло пользу не только хлопчатнику, в геном которого он был внедрен, но и другим сельскохозяйственным культурам.

Хотя в исследованиях, касающихся ГМО, иногда трудно отделить науку от политико-экологической истерии, в данном случае результаты работы хотя бы интуитивно понятны и могут быть объяснены в рамках экологических закономерностей.

 

К. Стасевич, science.compulenta.ru / Scientific American