Просто суперзвезда среди фруктов! Вкусный, питательный, удобно упакован, можно есть просто руками

 

 

Просто суперзвезда среди фруктов! Вкусный, питательный, удобно упакован, можно есть просто руками. Можно положить его в сумку и взять с собой куда угодно, чтобы потом перекусить, а можно использовать в качестве одного из ингредиентов множества блюд. Даже дети, капризничающие при виде других фруктов, охотно едят бананы, пишет Боб Холмс (www.strf.ru) со ссылкой на New Scientist.

Желтый банан сорта Кавендиш — лишь один из сотен сортов этого фрукта. Бананы — основной пищевой продукт в большей части тропиков, причем в некоторых регионах едят не только его плоды, но и стебли, и цветы. По финансовому обороту продаж среди растений банан занимает четвертое место в мире — после риса, пшеницы и кукурузы.

Это растение используют не только в пищу в виде фрукта. В Восточной Африке из бананов делают пиво. Свежесорванные его листья до сих пор широко используют в качестве обертки или салфетки для различных блюд. А сухие листья раньше служили бумагой для письма. Из волокон стеблей банана можно сплести что угодно: коврик, веревку, тонкие ткани. В Японии некоторые типы кимоно некогда делали из банановых волокон.

Откуда же происходит это необычное растение? Генетические и лингвистические исследования позволили ученым понять, как некоторые дикие, полусъедобные растения превратились в нынешнее вкуснейшее лакомство. История банана как растения соткана из историй народов, придавших ему нынешний вид. Любимый нами фрукт возник в ходе доисторических путешествий людей вдоль берегов Индийского океана и тропической зоны Тихого. Растения-предшественники выращиваемых ныне бананов до сих пор встречаются в тропических лесах Юго-Восточной Азии. Плоды этих диких банановых растений очень отличались от нынешних. Они короткие, толстые, полны жестких горьких семян, каждое размером с горошину. Мякоти в них очень мало, и вкус ее нисколько не напоминает привычный нам. «Дегустировать их не стоит», — говорит Пэт Хеслоп-Харрисон, ботаник из Лестерского университета (Великобритания).

В наши дни — точно, не стоит. А у людей, живших тысячи лет назад в регионах, где росли дикие бананы, выбор был невелик. Хотя не исключено, что они употребляли в пищу только стебли и цветы. Возможно, они использовали растение не для еды, а для других целей.

Человек начал выращивать банановые растения по меньшей мере семь, а может быть, и все десять тысяч лет назад, с какой именно целью, сегодня можно только предполагать.

Свидетельства тому найдены в горах Новой Гвинеи. В Кук Свамп, где ведутся раскопки, археолог Тим Денам и его сотрудники из Университета Ла Троуб в Мельбурне (Австралия) нашли много признаков того, что здешние жители уже в древности выращивали эти растения. Какие?

 

«Нержавеющий» банан

Хотя сами растения сгнили тысячи лет назад, от них остались следы в виде микроскопических частиц, так называемых фитолитов. Это гранулы кварца, они образуются внутри некоторых видов. Зачем и почему, пока неизвестно, но у них есть одно очень полезное свойство: они не гниют. Зачастую они имеют вполне четкую форму, по которой можно определить не только внутри какого растения они образовались, но и в какой его части. Так вот, в Кук Свамп банановые фитолиты найдены в изобилии.

До этих находок археологи думали, что земледелие принесли в этот регион так называемые австронезийцы, пришедшие с юга Китая примерно 4 тысячи лет назад. Они были одной из основных этнических групп на большей части территории Юго-Восточной Азии. Теперь выясняется, что не они были первыми земледельцами в этой части мира. «На островах Юго-Восточной Азии некоторые формы земледелия уже существовали до прихода австронезийцев, — говорит Денам. — Благодаря банану как растению мы кое-что узнали о мире, почти неизвестном нам прежде».

По-видимому, сначала бананы в местности Кук несильно отличались от своих диких сородичей. Фитолиты из банановых семян выглядят чуть иначе, чем фитолиты из листьев, поэтому легко было определить, что самые древние находки в Кук содержат множество фитолитов именно семян. Но коллега Денама, Кэрол Лентфер из Квинслендского университета в Брисбене (Австралия) обнаружила, что доля семенных фитолитов снижается с каждым веком. Что же происходило? По мнению Денама, самое правдоподобное предположение — судя по найденным фитолитам, постепенно вместо диких бананов с семенами появлялось все больше бессемянных бананов.

Когда люди начали культивировать бананы, наиболее распространены были дикие бананы вида Musa acuminata. В разных районах росло множество разных его подвидов. Генетические различия между отдельными подвидами столь велики, что гибриды, полученные в результате их скрещивания, обычно были стерильными, то есть не давали потомства.

Большинство стерильных растений не дают и плодов, но банан — особенное растение, плоды на стерильных гибридах все же вырастают, хотя и без семян.

«Это как если бы плацента была, а эмбрион отсутствовал», — говорит Хеслоп-Харрисон. Наверное, благодаря какому-то дефектному гену жизненные соки развивающегося плода идут в мякоть, а не в семена. Что это за генетический сбой — неизвестно, но, по-видимому, он широко распространен у диких бананов. Эдмон де Ланге, один из ведущих специалистов по изучению бананов, до ухода на пенсию работавший в Левенском католическом университете (Бельгия), проводил опыты по скрещиванию разных типов диких бананов. Плоды первого поколения гибридов были без семян, но с очень небольшим количеством мякоти.

Затем произошло нечто необычное. Стебли банана отмирают после созревания плода, но вместо них из подземной клубнелуковицы вырастают новые стебли. Де Ланге с удивлением заметил, что иногда плоды на новых стеблях содержали больше мякоти.

Таким образом, на первом этапе создания современных бананов люди просто переносили растения с одного места на другое. Как только чужой подвид начинал расти на новом острове, своей пыльцой он опылял несколько местных бананов. Из получившихся семян вырастали гибридные растения, давали бессемянные плоды, а через какое-то время вырастали новые бессемянные бананы, но уже более «мясистые». «Человек шел по лесу и сразу замечал: вот это можно сорвать и съесть», — говорит Хеслоп-Харрисон.

 

Лакомый гибрид

Давно известно, что гибридизация сыграла ключевую роль в окультуривании банана, но несколько лет назад ученые стали выяснять, когда и где она произошла. Де Ланге и группа ученых из нескольких стран собрали коллекцию образцов 550 окультуренных бананов и их диких родственников и с помощью генетических меток стали выяснять степень их родства. Выяснилось, что почти все съедобные бананы — это результат гибридизации двух подвидов вида M. acuminata, причем происходивших из разных районов. Полученные бананы называются АА-бананами, где «А» означает «acuminata». По всей видимости, создание бессемянных гибридов произошло не раз и не два, а сотни раз. Смешение происходило в трех достаточно обширных районах. Подвид из Новой Гвинеи скрестился с подвидом с Явы. Подвид с Филиппинских островов смешался с одним из новогвинейских. Несколько материковых азиатских подвидов скрестились с островными (PNAS). Многие получившиеся тогда АА-бананы до сих пор выращиваются для еды, зачастую в местах, весьма далеких от места их происхождения.

«Примечательно, что лингвистическая картина на удивление точно совпадает с генетической», — говорит Марк Донахью, лингвист из Австралийского национального университета в Канберре. На островах Юго-Восточной Азии он записал более 1100 названий банана на автохтонных языках. Выяснилось, что почти каждое из этих слов восходит к одному из трех древних названий банана: muku, qaRutay и baRat, что совпадает с тремя зонами гибридизации. Слово muku появилось на Новой Гвинее и, либо в исходной своей форме, либо в виде производных от него слов, распространились на Яве. Слово qaRutay возникло на Филиппинах, а варианты его распространились на некоторых островах Индонезийского архипелага и на всем Индийском субконтиненте. Слово baRat появилось на Филиппинах и распространилось на континентальной части Юго-Восточной Азии. Донахью выяснил, что эти названия банана оставались почти неизменными даже при резких сменах культур. Например, методами исторической лингвистики установлено, что слово muku использовалось в языках народов, которые жили на островах Индонезийского архипелага до прихода туда австронезийцев примерно 4 тысячи лет назад. Но даже когда языки новых пришельцев заместили собой языки автохтонного населения, банан люди продолжали называть словом muku или его производными.

По мнению Донахью, из этого следует, что к приходу австронезийцев бананы уже были важным пищевым растением. Почему же они переняли название muku, если так назывались дикие растения? «Вряд ли такое могло произойти, — говорит он. — А вот если бананы были важным пищевым продуктом, если они уже были окультуренным видом, тогда понятно, почему слово осталось даже после того, как сам язык исчез». Аналогичные явления можно наблюдать и на севере Европы. Там древнее название яблока — apple, использовавшееся еще до переселения туда индоевропейцев, перешло в языки новых пришельцев, говорит Донахью.

Возможно, австронезийцы переняли местное название съедобных бананов, впервые увиденных ими во время переселения из Китая на Тайвань, затем на Филиппины и на острова. Но, по-видимому, они принесли с собой и другой вид банана — M. balbasiana, родом с юга Китая. Скорее всего, его выращивали не для еды, а ради листьев или стеблей. Итак, 4000 лет назад историческая сцена уже была готова для следующего большого действа.

 

Почему они такие крупные?

Большая часть гибридных растений не имеют семян, однако изредка в результате опыления появляются растения с жизнеспособными семенами. Пыльца гибридов могла также опылить другие штаммы. То есть смешение разных сортов продолжалось и после того, как земледельцы начали выращивать бессемянные гибриды. А затем произошло еще нечто необычное.

Обычно у каждого растения по два набора хромосом, один — от пыльцевого зерна, другой — от семязачатка. Но если происходит какой-то сбой, что, вполне вероятно, и случилось с гибридом АА, то в пыльцевом зерне либо в семязачатке могут оказаться два набора хромосом вместо одного. Если произойдет оплодотворение, получится банан с тремя наборами хромосом. Такие растения называются триплоидными, зачастую они мощнее, а плоды их — крупнее, то есть предпочтительнее для выращивания. Внимательный земледелец скорее всего именно их выберет для культивирования.

Большинство сортов бананов, выращиваемых на продажу, именно триплоидны.

Детальное генетическое исследование проясняет картину. «Генетика позволяет выяснить, от какого вида происходят основные группы культурных растений», — говорит Денам, который тоже входил в международную группу ученых под руководством де Ланге. Генетический анализ показал, что триплоидные растения возникали независимо друг от друга в нескольких десятках случаев. Но основные выращиваемые сегодня сорта — результат всего нескольких подобных событий.

В одних случаях возникли триплоиды, у которых два набора хромосом от вида M. acuminata и один — от M. balbasiana, так называемые триплоиды ААВ. Так возник тихоокеанский банан овощной, который выращивали на всех островах Полинезии и Тихого океана задолго до прибытия туда первооткрывателей-европейцев. С точки зрения генетики они образуют отдельную группу, восходят к общему предшественнику, но у них много местных разновидностей.

Следовательно, можно предположить, что первые полинезийские поселенцы привезли их с собой, когда расселялись на восток по островам Тихого океана примерно 3,5 тысячи лет назад. Если это так, то триплоиды ААВ люди стали выращивать для еды очень рано, еще до того как полинезийцы ушли с прежнего места обитания и начали свое долгое расселение по островам.

Примерно в то же время возникла другая большая группа овощных бананов, также триплоидов ААВ. Генетический анализ, выполненный группой де Ланге, показал, что она происходит от другого случая триплоидизации, в котором тоже участвовал M. balbasiana, но уже другой предок АА, происходящий из восточной зоны гибридизации в районе Филиппин. Эти бананы и возделывавшие их люди двигались не на восток, к Полинезии, а на запад, к Африке. Африканские овощные бананы вскоре распространились по всему континенту.

По словам Люка Врайдагса, археоботаника из Свободного университета Брюсселя (Бельгия), в месте раскопок под названием Нканг в Камеруне, на западном побережье Африки, найдены фитолиты банана, возраст самых древних из них 2800 лет.

Некоторые фитолиты обнаружены в остатках очага — то есть люди заворачивали пищу в банановые листья и готовили на огне, как многие делают и в наши дни.

«Если они использовали листья банана в качестве кухонной утвари, значит, бананы уже тогда прочно вошли в их быт», — говорит Врайдагс.

В результате еще одного случая триплоидизации появились группы ААА. Нынешняя Восточная Африка — родина многих разных сортов бананов ААА. Из них делали пиво, их использовали для приготовления блюд. Генетические признаки показывают, что все эти сорта произошли от одного древнего, из южной зоны гибридизации возле Новой Гвинеи. Бананы сорта Кавендиш, продающиеся в супермаркетах стран Запада — это тоже триплоид ААА, но, вероятно, менее древнего происхождения, с полуострова Индокитай, результат скрещивания между местным сортом и гибридом АА, занесенным в этот район с юга людьми, называвшими банан словом qaRutay. Можно сказать, в то время бананы были готовы для окультуривания.

В отличие от других культурных растений, которые, по-видимому, произошли каждое от одной-единственной мутации или гибридизации, съедобные бананы создавались вновь и вновь, сотни раз. История этого растения представляет не только академический интерес. Плесень, называемая панамской болезнью, в середине ХХ века полностью уничтожила основную коммерческую разновидность бананов — gros michel. Другая плесень, black sigatoka, в наши дни угрожает уничтожить банан Кавендиш. Как сделать так, чтобы он мог противостоять плесени? Есть два основных варианта — генная инженерия или воссоздание его из его диких предков, чтобы вернуть ему врожденную сопротивляемость.

Попытка такая была, но получились фрукты с неприятным ароматом. «Успешной ее считать нельзя», — говорит де Ланге. В который уже раз было доказано: нужно точно знать, как сорт произошел и какие именно скрещивания привели к появлению культурных разновидностей растения. За последние годы мы узнали много нового о создании бананов, однако кто именно был их предком, пока неизвестно. Будем надеяться, что скоро мы узнаем и это.