Во время стайной фазы саранча ест все, до чего может добраться, и потому какие-то воспоминания, связанные с несъедобными или в меру токсичными растениями, у насекомых просто исчезают, чтобы не мешать питаться

У саранчи в жизни есть две сменяющие друг друга фазы — одиночная и стайная. Как легко понять по их названиям, в одной из этих фаз насекомые живут поодиночке, а в другой — объединяются в стаи, превращаясь в «казнь египетскую», причем переход между фазами происходит всего за несколько часов, сообщает К. Стасевич (compulenta.computerra.ru).

Насекомые разных фаз различаются не только внешним видом, но и поведением. Например, в одиночной фазе саранча не ест некоторые токсичные растения, но начинает поглощать их, будучи в стае: считается, что токсины пропитывают ее тело и отваживают от нее хищников, которые пришли за легкой добычей. Исследователи из Лестерского и Сассекского университетов (Великобритания) попробовали узнать, как происходит перестройка саранчи с одной модели поведения на другую. Для этого Джереми Нивен (Jeremy Niven) и его коллеги связывали токсичные растения с определенным запахом: одиночные насекомые воспринимали этот запах как отпугивающий, а стайную саранчу он, наоборот, притягивал.

То есть контекст, сопровождающий токсичную еду, откладывался в памяти насекомых. Что же происходило с их памятью при переходе из фазы в фазу? Для начала исследователи проверили, не влияет ли на память тесный контакт с другими особями. Одиночную саранчу помещали в группу, однако, как пишут авторы работы в Current Biology, обонятельная память от этого не менялась, и запах, связанный с ядовитой едой, продолжал насекомых пугать.

С другой стороны, если саранча находилась в переходном периоде, то у нее вообще не возникало памяти о неприятном запахе, связанном с плохой пищей, — зато у нее легко формировалась положительная память, связанная с пищевыми пристрастиями. Наконец, когда для саранчи полностью воспроизвели те условия, в которых она переходит в стайную фазу, оказалось, что плохая память при этом полностью блокируется и насекомые могут «переписать» информацию, касающуюся «плохого» запаха, превратив его в «хороший».

То есть переход из фазы в фазу вызывает перестройки даже в когнитивно-поведенческих признаках саранчи: насекомые начинают смотреть на мир буквально другими глазами. При этом какого-то одного фактора для таких превращений явно недостаточно, и изменения в работе нервной системы происходят под действием целой группы экологических обстоятельств.

Саранча объединяется в стаи, когда настают трудные времена и когда нужно мигрировать на новое место с большим количеством еды. В стае у насекомых снижается агрессивность по отношению друг к другу, и заодно меняются пищевые привычки: саранча начинает есть токсичные растения не только для того, чтобы обезопасить себя от хищников, но и оттого, что есть больше нечего. Какие-то негативные воспоминания, связанные с ядовитыми растениями, теперь оказываются не к месту, и потому насекомые блокируют их, позволяя себе спокойно питаться тем, что есть, не отвлекаясь на сомнительные ассоциации.

На заставке фото с сайта tltonline.ru