Какую пищу выбрать, нам подсказывает сложная игра генов, которые отвечают не только за вкус, но и за другие чувства, а также за удовольствие

 

 

От чего зависят наши предпочтения в еде — от генов, которые отвечают за обоняние и вкус, или от культурной традиции?

В поисках ответа на этот вопрос генетик Паоло Гаспарини из Университета Триеста (Италия) отправился в экспедицию по древнему Шелковому пути, рассказывает Д. Целиков (compulenta.computerra.ru) со ссылкой на NewScientist..

Известно, что существует группа генов, которые регулируют рецепторы горького, сладкого, соленого, кислого и умами («пятый вкус» — вкус белковых веществ). У них есть специфические мутации: например, обладатели определенного варианта гена TAS2R38 сильнее чувствуют вкус горечи. Иногда эти гены передаются от родителей детям.

На протяжении сотен лет 20 тысяч километров Великого шелкового пути притягивали к себе представителей разных национальностей и культур. В XVII веке с открытием морского пути в Индию сухопутный торговый маршрут, соединявший Средиземноморье с Китаем, потерял свое значение, и все замерло, как на фотографии. Огромное людское биоразнообразие «кристаллизовалось» в изолированные общины. И если ты изучаешь генетику, лучшего места не найти, рассудили г-н Гаспарини и его коллеги.

В изоляции генетические и экологические факторы очень однородны, что облегчает выявление конкретных вариантов генов и понимание причин, по которым они сохранились в ДНК. Кроме того, изолированные группы порой обладают редкими разновидностями сложных и многофакторных заболеваний (например, диабета), которые очень сложно обнаружить на Западе, где все перемешано, как в варенье.

То, каким образом гены (и не только вкусовые) определяют наш рацион, интересует г-на Гаспарини не просто так. Наши предпочтения в еде непосредственным образом отражаются на здоровье. Ожирение и диабет второго типа могут быть результатом определенной диеты. Поэтому все это очень важно.

Разумеется, в выборе еды мы руководствуемся не только вкусом. Почему среди людей, одинаково чувствующих сладкое, есть те, кто не могут устоять перед определенными сортами мороженого или пирожных?

Так вот, исследования, проведенные на Шелковом пути и в изолированных общинах Итальянских Альп, показали, что пищевые предпочтения зависят также от генов, которые отвечают за нейронные процессы, связанные с удовольствием и вознаграждением. Именно в сочетании с обонянием, зрением, слухом, осязанием и вкусом они заставляют нас делать тот или иной выбор. Утверждается, что это первая работа, которая засвидетельствовала генетические корни представлений о вкусной и здоровой пище.

Например, мутации гена TAS1R2 связаны и с выбором в пользу водки или белого вина, и с работой рецепторов сладости, причем ген помогает ответить не только на вопрос: «Это сладкое?», но и на вопрос: «Нравится ли мне это?» Найдены также гены, отвечающие за пристрастие к баранине и репе. В одной небольшой итальянской общине обнаружен «ген любви к мороженому». Любопытно, что у мышей этот ген экспрессируется только в головном мозге и участвует в системе вознаграждений.

Иными словами, гены пищевых предпочтений лишь частично пересекаются с генами вкусов. Некоторые связаны с восприятием запахов, но большинство — с удовольствием.

Играют ли роль культурные традиции? Судите сами. Например, в Калабрии (области на юге Италии) принято поедать очень острый перец чили в огромных количествах, тогда как в соседних регионах такой привычки нет. Быть может, некогда в тех местах рос чили, и предки современных калабрийцев адаптировались к нему. Не исключено и обратное: они начали выращивать перец, потому что были генетически предрасположены к тому, чтобы полюбить его. Что это — традиция или генетика?

Результаты исследования пока не опубликованы, ведь собрано огромное количество данных. Добыты образцы ДНК полутора тысяч человек, и секвенирование продолжается. Геномы еще предстоит сравнить с результатами тестов на восприятие цветов, запахов и звука, а также с результатами опроса, какие из 80 продуктов люди любят, а какие — нет.