Сон дрозофил похож на сон человека

 

Наш сон состоит из двух больших фаз: быстрого сна и медленного сна. Эти фазы отличаются электрической активностью мозга (быстроволновая и медленноволновая активность), причем медленный сон делится еще на несколько подфаз. Во время быстрого сна мы видим сновидения, а медленный ответствен за перенастраивание памяти: в эти моменты содержание кратковременной памяти уходит в долговременную, пишет К. Стасевич (science.compulenta.ru).

Такой сон в действительности характерен не только для человека, так спят и другие млекопитающие. Однако огромная часть экспериментов, посвященных сну, выполняется на дрозофилах (Drosophila melanogaster). При этом говорят, что принципы работы нервной системы у нас и у насекомых совпадают, однако все равно кажется невероятным, что мы и плодовые мушки можем одинаково спать.

И тем не менее это так — по крайней мере в общих чертах. Исследователи из Университета Квинсленда (Австралия) опубликовали в Journal of Neuroscience статью, в которой пишут о смене фаз сна у дрозофил. Наблюдение за активностью мозга мух показало чередование более глубокого и менее глубокого сна. Причем фаза медленного сна, похоже, служила тем же целям, что и у млекопитающих — для запоминания произошедшего с индивидуумом во время бодрствования. Если мух активно чему-то обучали, то потом фаза медленного сна была у них длиннее и интенсивнее по мозговой активности, чем у мух-неучей.

В другой статье, опубликованной в  Current Biology, та же научная группа, ведомая, к слову, Бруно ван Свиндереном, пишет о сходстве между сном дрозофил и их состоянием во время общей анестезии. Повышая чувствительность нейронов, усыпляющих мозг, исследователи делали дрозофил более чувствительными к изофлурану, который используется для ингаляционного наркоза. А сходство с общим наркозом считается одним из характерных признаков нашего сна (хотя до сих пор не вполне ясно, как одно связано с другим).

В общем, похоже, механику сна вполне можно изучать на дрозофилах и распространять результаты таких экспериментов на млекопитающих вплоть до человека. Определенные оговорки тут, разумеется, неизбежны, но их число гораздо меньше, чем до сих пор казалось.