Но и у них бывают загар и солнечные ожоги

Понаблюдав за китами, зоологи пришли к выводу, что эти животные собаку съели на средствах защиты от солнечных ожогов, используя для этого не только старый добрый загар, но и довольно сложные молекулярно-генетические реакции. Однако и они могут получить солнечные ожоги и даже, подобно людям, уязвимы к фотостарению кожи. К такому выводу пришли ученые, собиравшие в течение трех лет образцы кожи у синих китов, кашалотов и финвалов, которые ежегодно в феврале-апреле приходят в Калифорнийский залив.

Солнечный ультрафиолет опасен не только для человека, но и для животных, особенно тех, кожа которых ничем от солнца не защищена. Ультрафиолет, как известно, повреждает ДНК, что может привести или к раку, или к преждевременному старению и гибели клеток (особенно если под удар попала ДНК митохондрий). Наш организм защищается от вредного воздействия, вырабатывая пигменты меланины. Они поглощают УФ-лучи и не дают им проникать в более глубокие слои кожи. Меланинам же мы обязаны загаром: избыток пигмента придает коже темный оттенок.

Животным, чья кожа не защищена от солнца, тоже приходится как-то решать эту проблему. Несколько лет назад ученые заметили на спинах мигрирующих китов волдыри, подобные тем, которые образуются у нас при солнечных ожогах. Это подтолкнуло зоологов к изучению средств защиты, которыми пользуются разные виды китов. Оказалось, например, что синие киты борются с солнечными ожогами подобно нам — увеличивая содержание поглощающего ультрафиолет пигмента в коже. Киты регулярно возвращаются в низкие широты, где солнце чувствуется намного сильнее, так что эволюция позаботилась о том, чтобы снабдить их противосолнечной защитой.

Иначе поступают кашалоты. Эти киты проводят у поверхности до шести часов, так что никакой загар не смог бы их защитить. Вместо этого у них в клетках включается стрессовый ответ — вроде того, что запускается в наших клетках при окислительном стрессе. Что, наверное, логично: ведь и ультрафиолет, и кислородные радикалы приводят к повреждению ДНК. Удивительно лишь то, что кашалоты приспособили этот молекулярно-генетический механизм для защиты от солнечных ожогов.

Наконец, финвалы пошли по третьему пути. Они оказались самыми защищенными от солнца, на их коже ожоги-повреждения встречаются реже, чем у других китов. Финвалы, с одной стороны, умеют загорать, то есть у них вырабатывается защитный пигмент. А с другой — у них есть система сложной генетической защиты от ультрафиолета. И, как уверяет один из авторов работы, результаты которой опубликованы в журнале Nature, профессор Марк Берч-Мэшин из Университета Ньюкасла (Великобритания), система генетической защиты финвалов может подсказать пару идей тем, кто занимается вопросами старения и противораковой защиты. Молекулярные механизмы, включающиеся у финвалов для защиты от солнца, явно имеют самое непосредственное отношение и к тому и к другому, и теперь исследователи хотят проверить, нельзя ли похожую систему активировать у человека.

Хотелось бы, конечно, чтобы киты дали нам и ключ к более или менее «вечной молодости», и ключ к защите от рака, однако не надо забывать, что китообразные — это даже не мартышки, и то, что работает у них, нас, возможно, не касается...

Источники: Laura M. Martinez-Levasseur, Mark A. Birch-Machin, Amy Bowman, Diane Gendron, Elizabeth Weatherhead, Robert J. Knell & Karina Acevedo-Whitehouse Whales Use Distinct Strategies to Counteract Solar Ultraviolet Radiation —www.nature.com / compulenta.computerra.ru, РИА Новости

 

На заставке фот о с сайта www.asfera.info