Не та у них, оказывается, анатомия

 

 

Грызуны — единственные из зверей, которых не может стошнить, и теперь ученые знают, почему. Вопрос этот, кстати, вовсе не праздный. Рвота — один из основных и очевидных признаков болезненного состояния, и позывы к ней могут появляться не только при пищевом отравлении, но и, например, из-за химиотерапии. Без лабораторных грызунов не может обойтись ни одно исследование, и если речь идет об испытаниях какого-нибудь противоракового лекарства, как узнать, как чувствует себя животное после его приема?

Чарльз Хорн и его коллеги из Университета Питсбурга (США) изучали грызунов трех разных групп: мышеобразных, белкообразных и дикобразообразных (к которым относятся, например, морские свинки и нутрии), пишет К. Стасевич (science.compulenta.ru) со ссылкой на LiveScience. Во всех случаях вещества, которые должны были вызывать рвоту, на подопытных никак не действовали. Иными словами, неспособность к рвоте есть свойство всех грызунов, а не только лабораторных крыс и мышей.

Анатомические исследования показали, что грызунам просто нечем совершать рвотные движения: у них слишком слабая мышца диафрагмы, кроме того, их желудок не в состоянии сокращаться так, чтобы отправлять пищу обратно к глотке. Нечто похожее обнаружилось и в нервной системе. В ответ на тошнотворное вещество у нас возникает определенная нервная активность, связанная с работой рта, глотки и плечевого пояса. У грызунов же ничего такого нет, то есть в их мозгу отсутствуют нервные цепи, необходимые для рвотного рефлекса.

Словом, вряд ли можно научить крысу тошноте, для этого пришлось бы переиграть всю эволюцию отряда грызунов. Поскольку рвота — это все-таки способ защититься от вредных веществ, проникших с пищей, авторы работы полагают, что грызуны должны как-то компенсировать отсутствие такой защиты. Возможно, они обладают более чувствительными вкусовыми рецепторами, которые позволяют сразу определить, что с пищей что-то не так. А может, все дело в своевременном самолечении: известно, что больные грызуны едят почву, которая может играть роль активированного угля, сорбируя вредные вещества и не давая им всасываться в кровь.