Если вам не терпится узнать, какие катаклизмы нас ждут, взгляните на Зеленый континент

 

 

В начале 2012 года наводнение (одно из тех, про которые говорят «бывает раз в сто лет») причинило Великобритании и Ирландии около 1,52 млрд долл. ущерба. Затем, в июне, рекордно высокая температура в России вызвала лесные пожары, уничтожившие 30 млн га девственной сибирской тайги. Через несколько месяцев ураган Сэнди прогулялся по семи странам, убил сотни человек и уничтожил разного имущества на 75 млрд долл. Недавно торнадо неслыханной мощи и свирепости разворошил небольшой город в штате Оклахома (США), погубив 24 человека.

Все это одноразовые явления, но на Земле есть место, где подобные катаклизмы, похоже, становятся нормой. Это Австралия, считает Д. Целиков (compulenta.computerra.ru), ссылаясь на National Geographic. И взгляды ученых теперь устремлены на нее, ведь нечто подобное в скором времени может ожидать весь мир.

Здания из грубого песчаника наблюдают за Сиднейской гаванью с 1858 года. Они видели и появление первых газовых фонарей, и возведение знаменитого оперного театра, и строительство Харбор-Бриджа. Разве можно чем-то удивить Сиднейскую обсерваторию?

Оказалось, можно: 18 января 2013 года в 14:55 по местному времени метеорологическое оборудование зарегистрировало самую высокую температуру в истории наблюдений — +45,8 градусов Цельсия. Всего же на континенте было побито 123 рекорда. Результат — самое жаркое лето и самые жаркие 7 дней подряд.

Вы плевать хотели на просьбы, требования, увещевания, мольбы перестать сжигать ископаемое топливо по дороге из дома на работу? Что ж, климат все равно свое возьмет: в городке Однадатта, самом жарком в Австралии, бензин испарялся, не успевая попасть в топливный бак автомобиля. Впрочем, национальный рекорд в +50,7 градусов, зарегистрированный именно в этом месте в январе 1960 года, устоял. 

Австралийцы любят летнюю жару. И подсмеиваются над пурпурным оттенком туристов из Великобритании, который те приобретают даже после не особенно знойного дня на пляже. Поскольку перепад зимних и летних температур на большей части Австралии не так уж высок (по сравнению с той же Великобританией), местные привычны к жаре, которая способна расплавить любого другого смертного. Но когда восемь из 21 дня за последние 102 года, в которые средняя температура по Австралии превышала 39 градусов, пришлись на 2013 год, радость несколько поутихла.

Австралия — одно из первых мест на планете, где сигнал глобального потепления легко различить на фоне «шума», отмечает климатолог Дэвид Джонс из Австралийского метеорологического бюро. Причина как раз в этой незначительной изменчивости температуры в течение года. Тенденция к потеплению особенно хорошо видна именно на этом континенте.

Так, 26 января (еще до начала самой страшной жары) на Квинсленд обрушилось уже второе сильное наводнение с 2011 года. Остатки тропического циклона Освальд добрались до восточного побережья, убили 6 человек и причинили ущерба на 2,5 млрд долл. Жителей Бандаберга спасали военные вертолеты. В 2011 году было еще хуже: погибло более 30 человек.

Тропическими циклонами там никого не удивишь, но на этот раз их интенсивность потрясла страну. Когда-то выражение «такое бывает раз в сто лет» воспринималось буквально, ныне — иносказательно.

Причина проста: чем выше температура поверхности океана, тем активнее испарение. Чем больше водяного пара в атмосфере, тем чаще и сильнее дожди.

Хотя о том, что изменение климата приведет к учащению экстремальных погодных условий, говорится давно, соединить одно с другим со всей научной строгостью, пока не удалось. Тем не менее, некоторые специалисты берут на себя смелость постулировать эту связь как доказанную. В марте государственная Климатическая комиссия Австралии сделала именно это в нашумевшем докладе «Сердитое лето». Ведущий автор работы Уилл Штеффен, директор Института изменений климата Австралийского национального университета, утверждает: шанс на то, что недавние катаклизмы были случайностью, — один к пятистам.

Иными словами, хотя отдельные катаклизмы являются результатом естественной вариативности климата, общая картина говорит о том, что климат изменился. И Австралия, по словам г-на Штеффена, — уникальная среда, в которой это изменение можно наблюдать уже сейчас.

Около 80% австралийцев живут в пределах 50 км от побережья, то есть все крупные населенные пункты подвержены мощным штормам и наводнениям, а также уязвимы к повышению уровня моря (кстати, по той же причине мало говорится о кошмарной засухе, без которой не обошлось это лето, ибо она затронула в основном внутренние районы континента). Вот почему по всей Австралии активно изучают погоду и климат при массированной финансовой поддержке государства.

Если в Австралии средняя температура вырастет на 0,6—1,5 градуса Цельсия к 2030 году, а затем на 1—5 градуса к 2070 году, согласно прогнозу Государственного объединения научных и прикладных исследований Австралии, экстремальные погодные явления могут стать нормой. Г-н Штеффен обещает следующее: жара на всем континенте, снижение осадков и засуха на юге и юго-западе, неопределенная ситуация с осадками на севере, меньше снега, много пожаров, сильных ураганов, дождей и циклонов. То, что раньше происходило раз в сто лет, будет случаться едва ли не каждый год.

После «Сердитого лета» та же комиссия опубликовала доклад «Критическое десятилетие: экстремальная погода». Именно в следующее десятилетие, говорится там, следует ждать усиления жары и засухи, учащения пожаров и ливней, повышения уровня моря.

На Земле нет ни одной другой страны с таким диапазоном экстремальных погодных явлений. Даже в США, которые порой сравнивают с Австралией, ситуация не такая страшная: там нет ни огромной внутренней пустыни, аккумулирующей тепло, ни окружающего всю страну нагревающегося океана, который способствовал бы повышению уровня моря и сверхмощным бурям в таком же масштабе, как на Зеленом континенте.

Если австралийцы хотят повернуть климатическое колесо вспять, действовать надо сейчас. Медлить больше нельзя, ибо уже началось!