Почем опиум для борцов против глобального потепления?

 

 

Свежий доклад британского аналитического центра Chatham House рассматривает некоторые аспекты использования биотоплива в Соединенном Королевстве — и делает чрезвычайно интересные прогнозы относительно его будущего в этой стране.

Актуальность этим предсказаниям придает тот факт, что с 15 апреля 2013 года законы ЕС обязывают Великобританию перевести 5% своего потребления всех видов автомобильного топлива на биотопливо — в основном этанол и биодизель из рапсового масла, а также использованное растительного масла — отходов пищевой и ресторанной индустрии.

По оценкам Chatham House, это решение стоит стране не слишком много: при условии выполнения ею взятых на себя обязательств британским автовладельцам придется заплатить лишь на 450 млн фунтов (690 млн долл.) больше. Но это лишь за 2013/2014 финансовый год. Беда в том, что к 2020 году ЕС в рамках той же обязательной для Великобритании нормы планирует увеличить долю биотоплива в общем потреблении еще в 3—4 раза. Иными словами, 1,3 млрд фунтов в год — а это уже близко к 0,1% ВВП этой страны.

Увы, оценки будущего экономического ущерба от биотоплива пока могут быть занижены. Дело в том, что по мере роста его использования потребность в биотопливе начинает искажать рынки сельскохозяйственной продукции, а часто и пищевой промышленности. Например, сейчас налоговые послабления более всего стимулируют применение в качестве биотоплива использованного в пищевой индустрии масла, на котором что-нибудь обжарили.

Однако в связи с этим обычного б/у подсолнечного масла начинает не хватать: на приготовление еды его уходит много меньше, чем 5% от годового потребления колесного транспорта. «В финансовом отношении стимулируется покупка рафинированного пальмового масла, обжарка в нем картофеля-фри и превращение его тем самым в использованное пищевой индустрией: его уже можно продавать с прибылью, — описывает Клондайк наших дней Роб Бэйли, старший исследователь Chatham House. — Это безумие, но таковы меры финансового стимулирования».

В результате первоначально правильная идея (раньше использованное масло просто выкидывали) превращается в профанацию самой себя. Меры по сокращению выбросов парниковых газов ведут к росту импорта пальмового масла, которое в Британию везут в основном из Индонезии. Там, правда, для этого «биотоплива» сводят леса и сажают африканскую масличную пальму, так что доклад ООН 2007 года прогнозирует исчезновение большей части индонезийских лесов уже к 2022 году.

А леса, которые для этого сводят, растут на заболоченных землях, где после обезлесивания происходят неприятные явления: почвы становятся суше. Исчезают находящиеся под угрозой местные виды, и в атмосферу, что особенно забавно, выбрасывается значительное количество углекислого газа, некогда связанного в органике влажных лесов. И даже после того, как углекислый газ перестанет высвобождаться из почвы, проблемы не закончатся: в местах произрастания африканской масличной пальмы с единицы площади выделяется на 10% больше углекислого газа, чем там, где растут неповрежденные тропические леса.

Ах да: в уничтожаемых джунглях живет масса эндемичных видов — например, суматранские тигры, носороги, орангутанги и прочие. Точнее, пока еще живут: на будущие плантации масличных пальм их вряд ли пустят, да и есть там будет особо нечего. Впрочем, на какие только жертвы не пойдешь ради экологии...

Иными словами, в Индонезии и Малайзии в результате европейского помешательства на почве биотоплива выбросы парниковых газов вырастут, и значительно. А в Британии — упадут, но за 690 млн долл. в год сейчас и пару миллиардов долларов — лет через семь. Впрочем, цена, которую Альбион платит за эту имитацию борьбы с глобальным потеплением, может заметно вырасти: пальма дает отдачу лишь через несколько лет после посадки, и быстрый рост спроса, обусловленный директивами ЕС, без ценового скачка в ближайшие годы удовлетворить вряд ли получится.

 

Источник: А. Березин, science.compulenta.ru / Chatham House и BBC