Обозреватель «СОЮЗа» лично проверил, что же сейчас произрастает на грядках первого агронома России

 

Сюда, в деревню со странным названием Русятино, что в 120 километрах южнее Москвы, можно попасть «по указателю» на обочине трассы Москва — Симферополь. Стрелка с надписью «Музей-усадьба А. Т. Болотова» обещает знакомство с неким неведомым человеком.

Но если вы рискнете и свернете с М2 на проселок, то не пожалеете. Правда, придется еще километров 20 поплутать меж живописных сопок и бывших старинных сел, ныне превращенных в роскошные коттеджные сообщества. Но вот и искомая усадьба Болотова. Машину можно оставить у шлагбаума и дальше пешочком через лесок, мимо пруда до самого Дворянинова имения.

Об Андрее Тимофеевиче Болотове здесь говорят с придыханием и называют фигурой, едва ли не равной Ломоносову: энциклопедист, ученый, прозаик, журналист… А еще его называют родоначальником русской агрономической науки, оставившим после себя сотни томов исследовательских работ. Рукописные оригиналы книг Болотова хранятся в крупнейших российских библиотеках и архивах.

Рядом с домом-усадьбой можно видеть небольшие делянки с сортами разнообразных растений, выведенных Болотовым два с лишним века назад. Это так называемый «Садовый завод», в котором произрастало две сотни сортов яблок и груш! Увы, знаменитое пушкинское «у нас любить умеют только мертвых» полностью относится и к первому русскому агроному. После смерти хозяина усадьбу Дворяниново продал внук ученого, опытные сады и огороды пришли в упадок, а дом, многократно сменив владельцев, в 1931 году сгорел. Вспомнили о русском подвижнике примерно четверть века назад — в год его 250-летия. Решено было на старом фундаменте на крутом берегу реки Скниги восстановить родовое имение ученого, а заодно и уникальную коллекцию выведенных им растений — овощных, лекарственных, садовых…

Проект удался, и сейчас некоторые из лекарственных трав Болотова можно здесь прикупить, например буквицу — любимейшее растение Андрея Тимофеевича. Говорят, он обязательно добавлял в чай ее листья, возможно, поэтому и прожил на свете 95 лет.

Как рассказывают смотрители усадьбы, агротехнические опыты позволили ученому обосновать, например, вывод о том, что распространенный в те времена способ заделки семян в почву сохой вреден по целому ряду причин и потому не позволяет крестьянам получать высокие урожаи. Ученый ратовал за использование бороны.

Исходя из собственного опыта, Болотов советовал помещикам заготавливать семена лишь с тех участков, которые принесли лучший урожай в сезоне, а перед посевом советовал проверять их на всхожесть — класть на несколько дней под дернину.

И все же не это главное. Заглянув в Дворяниново, обозреватель «СОЮЗа» познакомился с человеком, которому на Руси, в Беларуси и Малороссии обязаны… картофелем. Да, да! Сейчас это звучит немного дико, поскольку все привыкли, что картофель — это наш второй хлеб. Даже одна из современных союзных программ посвящена эффективному выращиванию картофеля. А ведь каких-то 250 лет назад об этой важнейшей сельхозкультуре у нас знали единицы, хотя и считается, что выращивать и употреблять в пищу картофель начали с петровских времен, еще в начале XVIII века.

Это миф. Да, Петр первым привез клубни из Голландии в Россию, но его не поняли. Крестьяне опасались неизвестного растения, а уж засаживать им свои поля отказывались наотрез. В 1765 году Сенат России даже издал специальный указ о разведении и хранении «земляных яблок» в домашнем хозяйстве. Но и это помогло слабо. Сенатские указы, а тем более научные статьи о пользе картофеля практически не доходили до села. Как писал Болотов, «наш народ не привык еще к нему (картофелю. — Авт.) и не нашел вкуса».

Тут важен был наглядный пример. И Андрей Тимофеевич стал одним из самых ярых пропагандистов новой сельхозкультуры. Более того, именно его считают первым в России человеком, начавшим выращивать картофель на огороде, а не на клумбах в качестве цветов. Его статья «О разведении картофеля», написанная в 1770 году, считается первой научной публикацией по картофелеводству, в ней даны четкие рекомендации, как выращивать клубни, какие блюда из них готовить и как «добывать» из них крахмал. «Никакого смотрения (картофель. — Авт.) за собой не требует», — убеждал крестьян ученый. При этом не уставал добавлять, что первейшей обязанностью помещиков должно быть просвещение крестьян не в азбуке, а в агрономии, что это их руками, но на деньги помещиков, должно внедряться все новое в деревне. Крестьянский труд, считал Болотов, должен быть исключительно добровольным. Вот такой удивительный человек жил в Заокском районе Тульской губернии.

…Неподалеку от усадьбы Дворяниново растет дуб, которому при жизни Болотова исполнилось лет двести. Тогда же в него угодила молния. Но дерево не погибло, а срослось с соседним вязом, правда, ствол безобразно выгнуло. Дерево так и стали звать: дуб-арка. Местные почитают его как святыню и верят в чудодейственную силу. Мне же искореженный ствол напомнил судьбы многих великих россиян, незаслуженно преданных забвению после смерти, но однако постепенно возрождающихся в памяти потомков.

https://rg.ru