Польша готовится подводить итоги своего десятилетия в Евросоюзе

Варшава стучалась в двери Евросоюза долго и упорно. Для нее было делом чести одной из первых стран бывшего соцлагеря закрепиться в Брюсселе, присягнуть на верность общеевропейским ценностям, а заодно максимально отдалиться по статусу и обезопасить себя экономически от России — наследницы СССР.

Сегодня, почти 10 лет спустя после вступления в ЕС, две трети поляков считают европейский выбор своей страны оправданным. Но углублять интеграцию дальше Варшава не торопится.

Работая долгие годы в Варшаве собкором ряда российских изданий, хорошо помню натужные, вялотекущие переговоры польских властей с европейскими, которые были сродни вступительным экзаменам по трем десяткам предметов. Иногда это выглядело смешно, когда, например, полякам навязывали «правильную» кривизну тропического банана и длину европейского огурца. Впрочем, об огурцах спор шел совсем не шуточный. Как быть с горячо любимыми поляками корнишонами, зелеными горками притягивающими посетителей базаров? Их вкус европейские власти не ставили под сомнение, а вот размер, как оказалось, до утвержденных Брюсселем стандартов не дотягивал. В результате долгих дискуссий маленькие огурчики для маринования и засолки полякам оставили, но наделили статусом невыездных. А развитие событий вокруг бренда Wodka wyborowa вообще чуть не вылилось в национальную трагедию. В Брюсселе сказали: мало ли кто может назвать водку «отборной», и что, всем позволять? Вот пейте у себя «зубровку» и «житню», ну и закусывайте своими корнишонами. Но страсти улеглись, «wyborowa» осталась.

Европейская комиссия в конце концов дала «добро» и на «кремувки», пирожные с кремом, и на домашнюю колбасу. Оставили в покое и самую популярную польскую еду — бигос, который хотели вычеркнуть из ресторанного меню. Может быть, потому что бигос в переводе — это не только мясная солянка, но еще и... неразбериха.

Несмотря на кажущееся единство поляков в отношении европейского выбора, само присоединение к ЕС породило множество страхов и сомнений. Об этом свидетельствовал опубликованный в канун расширения Евросоюза в 2004 году опрос общественного мнения, согласно которому почти половина польских респондентов — 47% — не скрывали своих тревог, связанных с интеграцией. Вызвала беспокойство угроза суверенитету, демократии, экономике, культуре и традициям.

И вот Польша готовится подводить итоги своего десятилетия в Евросоюзе. Польский Центр исследования общественного мнения провел очередной опрос — теперь уже не о перспективах, а об итогах пребывания Польши в ЕС. Его главные результаты таковы: 72% опрошенных поляков поддерживают членство Польши в Евросоюзе, 21% — против, остальные — затруднились с ответом. Казалось бы, победа евроинтеграторов за явным преимуществом. Но не все так просто, если приглядеться к цифрам внимательнее.

Как оказалось, за последние четыре года заметно снизилось число сторонников углубления интеграции, с 48 до 34%. Социологи сделали вывод, что «кризис в зоне евро, который потянул за собой экономический спад, способствовал ослаблению убежденности, что Польша получает выгоду от евроинтеграции». При этом отмечается также, что «рост скептицизма в углублении сотрудничества в рамках ЕС идет от недостаточной эффективности учреждений Евросоюза в предотвращении кризиса».

Каждый год польский МИД анализирует издержки и выгоды от пребывания Польши в Евросоюзе. К годовщине вступления в Евросоюз был подготовлен очередной отчет и в этом году. Он включил наиболее важные параметры, на которые повлияло членство в ЕС: торговый оборот, экономический рост, прямые иностранные инвестиции, рынки труда и миграция, а также использование средств из европейских фондов.

Согласно этому документу членство в ЕС заметно повысило объем польского экспорта, который достиг в 2012 году рекордного уровня — почти 142 миллиардов евро. Именно в страны Евросоюза направляется большая часть экспортной продукции польского машиностроения, химпрома и металлургии.

Кроме того, 2012 год оказался рекордным в отношении трансфера из бюджета ЕС. В Польшу поступило около 11,9 миллиарда долларов, что превышает три процента ВВП страны.

В то же время с конца 2009 года в Польше начала увеличиваться безработица, превысив рубеж в 13%. Главная причина — затянувшийся кризис европейской экономики. Открытие рынка труда в 2011 году увеличило масштабы выезда поляков на заработки. По оценкам минфина, за два года за границу на заработки уехало более двух миллионов человек. Больше всего эмигрантов из Польши остановились в Великобритании и Германии.

С начала членства в ЕС польский экспорт сельхозтоваров увеличился четырехкратно, с 4,1 миллиарда евро в 2003 году до 17,5 миллиарда в 2012 году.

Однако то, что польское продовольствие становится все более конкурентоспособным в Европе, выходит иногда боком для самой Польши. В некоторых странах ЕС время от времени появляются заявления санитарных инспекторов, статьи в газетах и даже реклама, подвергающие сомнению качество польских продуктов. Якобы находятся ядовитые вещества в сухом молоке, вафельных рожках с наполнителем, конина в гамбургерах, сильная концентрация пестицидов в польской сельхозпродукции...

Такого рода претензии на продукты с лейблом «Made in Poland» время от времени раздаются в Ирландии, Великобритании или Дании. В Польше эти претензии воспринимают весьма болезненно. «Производители продовольствия в других странах весьма заинтересованы, чтобы дискредитировать наше, — говорит Анджей Гантнер, генеральный директор Польской федерации производителей продовольствия. — Особенно в таких странах, как Словакия и Чехия, потому что наш экспорт продовольствия в последние годы в наибольшей степени рос именно там».

С февральского «бюджетного саммита» ЕС в Брюсселе польский премьер Дональд Туск возвращался не с пустыми руками и в приподнятом настроении. «Для меня это один из самых счастливых дней в жизни», — радовался тогда Туск, позируя на фоне торта, конфигурацию которого составляли сладкие брикеты в форме евро. В бюджетной семилетке 2014—2020 годов Польша получит из кассы Евросоюза в общей сумме около 106 миллиардов евро, почти на пять миллиардов больше, чем было заложено в бюджете 2007—2013 годов. Польшу даже стали называть «баловнем ЕС», а за Туском закрепилось звание чиновника, умеющего открывать все европейские двери.

И это несмотря на то что полугодие председательства Польши в ЕС, с 1 июля по 31 декабря 2011 года, прошло довольно блекло и не было ознаменовано никакими политическими или экономическими прорывами. Варшава, правда, амбициозно заявила тогда о стремлении завоевать репутацию «нового двигателя Евросоюза» с ключевыми приоритетами в энергетической политике и реформами внутреннего рынка и выразила надежду на то, что во время ее председательства удастся подписать соглашение об ассоциации с Украиной, что стало бы важным шагом к ускоренному расширению Евросоюза. Однако достигнуть желаемого не удалось.

Тем временем министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский недавно отметил, что польское председательство в ЕС оказалось весьма полезным для страны: «Оно способствовало улучшению качества нашего государственного аппарата, обогатило опытом, вытекающим из ответственности за 500 миллионов людей. Научило нас мыслить в масштабе всего континента».

Глава польской дипломатии коснулся и более тесной интеграции с ЕС: «Евросоюз для Польши выгоден. Это было ясно еще перед тем, как мы в него вступили, поскольку он сориентировал нашу стратегию, дал своего рода цивилизованный образец, который юридически обеспечил демократическую систему свободного рынка. Достижение этой цели требовало решительности и установило рамки, благодаря которым, например, мы уже не опасаемся Германии, так как теперь обе страны заинтересованы в одном сообществе».

В. Мастеров, Эхо планеты / www.ekhoplanet.ru