Так кто же в этом больше виноват: изменение климата или погодные неурядицы?

 

 

Глобальное потепление представляет значительный риск для мировой продовольственной безопасности, отмечается в недавно опубликованном докладе Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК). Не отрицая обоснованный характер подобных опасений, следует отметить, что некоторые СМИ восприняли их слишком серьезно, возложив на климатические изменения ответственность за рост цен на сельхозпродукцию.

Пожалуй, наиболее показательной в этом плане является статья «Климатические аномалии вызывают рост цен на продовольствие», опубликованная 11 апреля на страницах лондонской Financial Times, автор которой утверждает, что в последние десять лет погодные аномалии стали причиной повсеместного роста цен на продовольствие.

Действительно, последние шесть лет были отмечены крайней нестабильностью цен на зерно. Но этому предшествовал длительный период относительной стабильности цен на мировых рынках. Так кто же в этом больше виноват: изменение климата или погодные неурядицы?

Факты свидетельствуют не в пользу выводов автора статьи. Достаточно проследить динамику мирового производства основных зерновых культур за последние шесть лет, пять из которых отмечены рекордным ростом мирового производства кукурузы, а четыре — рекордным увеличением производства пшеницы и сои. На протяжении всех шести лет мировое производство риса также регулярно выходило на рекордные показатели. Так о каком же спаде производства по причине погодных аномалий или изменения климата может идти речь? Ни о каком. Каждый год то там, то тут случаются погодные неурядицы. Но это не препятствует сборам весомого урожая. В качестве аргументов в статье приводятся ссылки на последние данные о росте мировых цен на кофе. Но позвольте, в данном случае речь идет лишь о восстановлении цен на кофе после многолетнего спада, вызванного перепроизводством.

Одним из ключевых факторов, влияющих на цены, является спрос. Несмотря на то, что в последнее время цены на продовольствие были относительно высокими и неустойчивыми, спрос на продовольствие увеличивался рекордными темпами, включая упомянутые выше кукурузу, пшеницу, сою и рис. При этом необходимо отметить, что рост мирового потребления пшеницы и риса практически совпадал с темпами прироста населения Земли, а потребление кукурузы и сои увеличивалось опережающими темпами вследствие роста среднего класса в развивающихся странах, готового тратить больше денег на мясные продукты, производство которых зависит от кукурузы и сои. Следствием этого роста стало увеличение цен. Реакцией мировых сельхозпроизводителей на высокие цены стало увеличение производства в целях удовлетворения растущего мирового спроса. Для насыщения мирового спроса на продовольствие и адаптации сельскохозяйственного производства к будущим изменениям климата необходимы солидные инвестиции в сельскохозяйственную технологию и инфраструктуру.

Если в докладе МГЭИК оценивается степень угрозы, которую несет нашей планете глобальное потепление, то автор статьи в Financial Times путает взаимосвязь явлений (глобальное потепление и рост цен на продовольствие) с их случайным совпадением. Автор справедливо признает существование серьезных рисков для продовольственной безопасности. Но, возлагая ответственность за рост цен на климатические аномалии, автор оказывает медвежью услугу уважаемому изданию и его читателям

 

Алан Трейси (Alan Tracy), Президент Американской пшеничной ассоциации

 

На заставке фото с сайта www.kp.ru