Ответ на этот вопрос дает профессор кафедры технологии мясных, рыбных продуктов и консервирования холодом Университета ИТМО Александр Ишевский
 

С 1 июля 2017 года в России вводятся новые правила государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов (ГМО). Теперь сведения о зарегистрированных ГМО и продукции должны размещаться в специальном государственном реестре, штраф за неисполнение этого правила доведен до 500 тыс. руб. Проблема лишь в том, что борьба с ГМО не имеет никакого отношения к борьбе за здоровье потребителя. Опасаться нужно существующих способов производства продуктов питания и нежелания властей менять сложившуюся ситуацию.

Мифы и реальность

Не исключено, что кампания против ГМО связана с тем, что родоначальниками генно-модифицированных структур считается американская компания Monsanto. На самом деле впервые растение удалось модифицировать в СССР. В 1972 году в новосибирском институте цитологии и генетики был модифицирован табак. Потом пришли 1990-е годы, научные кадры разъехались — в том числе в Штаты. Там опыт советских ученых получил продолжение — были изменены генные структуры кукурузы и бобовых.

В России существует убеждение, что ГМО опасны для здоровья — считается, например, что они влияют на рождаемость. Однако это никак не доказано, есть только разговоры и слухи. В организме человека под воздействием ферментов и кислот — такой продукт полностью расщепляется. При этом использование ГМО позволяет снизить стоимость конечного продукта на 20%.

У ГМО есть только одна реальная опасность — он более устойчив к воздействию окружающей среды по сравнению с естественными видами. Яркий пример — модифицированный борщевик.

Последние в очереди

Существует опасность более серьезная, чем ГМО — применение пестицидов. Они портят почву, делая ее непригодной для дальнейшего использования, накапливаются в корневой системе и в самих плодах. В итоге создается переизбыток азота или фосфора в зависимости от того, какие именно удобрения применяются.

Но главная проблема — в том, что организм человека способен усвоить эти вещества только в определенных дозах. А в пище, выращенной с применением пестицидов, предельная доза многократно превышена. Это приводит к различным нарушениям — например, к желудочно-кишечным заболеваниям. Избыток фосфора вымывает из организма кальций и приводит к отложению камней в почках.

Однако практика показывает, что интересы потребителя стоят на последнем месте в сложившейся системе приоритетов.

Дорогое удовольствие

Возникает естественный вопрос: почему мы держимся за устаревшие и не самые полезные для здоровья граждан технологии производства продуктов? Почему бы нам не перейти на ГМО, вместо того чтобы с ними бороться? Думаю, что этот переход в сложившейся ситуации — очень непростое дело. Во-первых, это очень дорого. Это требует развития науки, а возврата инвестиций придется ждать не менее пяти-семи лет — пока фундаментальная наука выработает решения, которые затем перейдут в прикладную науку. И реального практического результата придется ждать еще года три.

Во-вторых, для перехода на новую технологию пришлось бы прекратить всю истерию по поводу ГМО. В ней, повторю, больше политики, чем реальной заботы об экологии и здоровье нации. В России есть наработки в сфере ГМО, но в эту отрасль надо очень много вкладывать, а сейчас средств в бюджете на это нет. Поэтому дешевле залить все удобрениями.

Впрочем, полностью отказаться от ГМО мы тоже не можем. Мы используем высокоэффективные (как правило, импортные) добавки. Тот же крупный рогатый скот и кура едят генно-модифицированные корма, иначе эта кура была бы золотой.

Об экологически грязном питании

Здесь я должен развенчать еще один устоявшийся миф — о якобы существующей возможности экологически чистого производства продуктов питания. Если говорить о массовом производстве, то в текущих условиях экологически чистым оно быть не может в принципе.

Это может быть только эксклюзивное производство, что неизбежно скажется на цене продуктов. Для этого должно быть все чистое — вода, земля, воздух. Например, если на Алтае выделить делянку 1 км на 1 км и использовать только чистые семена и воду. Так что все названия вроде «био», «экологически чистое» — это только маркетинговый ход.

Возвращаясь к государственному реестру, можно утверждать, что сейчас его создание невозможно, поскольку в России отсутствует инфраструктура для исследования продуктов на предмет наличия ГМО. В России всего три лаборатории, способные провести такие исследования — в Москве, Петербурге и Новосибирске. И как я определю, в колбасу добавлен модифицированный крахмал или соевый белок?


http://www.rbc.ru/