К Дню Каспия прибрежные государства подошли с невеселыми результатами

 

Министерство экологии и природных ресурсов Азербайджана отметило День Каспия на территории Завода по разведению осетровых рыб.

Отметим, что официальный День Каспия был объявлен 12 августа 2006 года в день ратификации пятью странами Тегеранской конвенции в области охраны морской водной среды.

Напомним, что разработка конвенции началась в 1995 году и была принята в 2003 году. Документ направлен на предотвращение загрязнения воды и охрану биоресурсов.

Между тем, запасы осетровых в море-озере продолжают уменьшаться, и ситуация оценивается, как критическая. За последние 10 лет количество осетровых рыб на Каспии сократилось в 10 раз. Причиной этого называют попадание в Каспийское море гребневика — вида медузы, которая, быстро размножаясь, поедает моллюски и мальков кильки — основного корма осетровых.

Не так давно Каспийское море вошло в список из 11 «незаменимых» экосистем мира, где обитают уникальные виды морских и речных млекопитающих — вместе с девятью «очагами биоразнообразия» эти территории охватывают все существующие на планете виды этих животных.

Однако специалисты склонны полагать, что вскоре уже сложно будет предпринять что-либо для сохранения уникального живого мира Каспия. Ведь уровень промышленного и нефтяного загрязнения в Каспийском море уже достиг «критического уровня». Именно с таким предупреждением выступают эксперты. С точки зрения загрязнения Каспийское море находится в критическом состоянии, отмечают они.

Эксплуатация месторождений нефти и движение крупных нефтяных танкеров приводит к ежегодному сбросу 122,35 тыс. тонн загрязняющих нефтяных веществ в крупнейшее внутреннее море в мире.

Море отравлено большим количеством тяжелых металлов, что также опасно, как и углеводороды. Ежегодно в море попадают 304 тонны кадмия и 34 тонны свинца.

В Иране считают, что 95% загрязнений дают прибрежные государства на севере и северо-западе моря — Россия, Казахстан и Азербайджан, где базируется основная морская нефтедобывающая промышленность. А Иран несет ответственность только за 5% загрязнения, в результате попадания в море остатков удобрений и пестицидов, а также моющих средств.

Решение экологических проблем Каспийского моря является одним из вопросов, по которому соседние страны еще не достигли настоящего согласия.

Интересно также, что в случае экологической катастрофы на Каспии нефтяные западные компании не несут никакой юридической и финансовой ответственности.

Каспийское море не имеет достаточной юридической международной защиты. Геологические ресурсы Каспийского моря не застрахованы. Поэтому необходимо разработать мероприятия по сведению к минимуму возможных последствий аварий, так как разлив нефти в акватории Северного Каспия при небольших глубинах моря может очень быстро привести к загрязнению донных и прибрежных осадков, что неминуемо уничтожит богатые рыбные ресурсы и погубит растительный и животный мир региона. В определенных частях моря произойдет затяжная гибель водной растительности, планктона, зоопланктона, бентоса, зообентоса, рыб, тюленей и птиц.

Необходима организация межгосударственной базы прикаспийских стран по борьбе с катастрофическими нефтегазовыми выбросами в акватории Каспийского моря с центром в Астрахани или Баку, о чем уже не раз заявляли ученые.

Каспийское море испытывает интенсивную антропогенную нагрузку как на самой акватории, так и в водосборном бассейне. По данным Росгидромета, к началу тысячелетия воды открытой части Среднего Каспия оценивались как «загрязненные», а дельты Волги и дагестанского побережья — как «грязные» с повышенным сверхнормативным содержанием фенолов, соединений азота, фосфора и других токсикантов. Особенно опасно загрязнение вод моря нефтепродуктами в связи с разработкой морских месторождений нефти и газа. Например, загрязнение вод нефтепродуктами в зоне Бакинского архипелага и Апшеронского полуострова привело к полной потере этих районов для рыбного хозяйства.

Нефтепродукты как высокотоксичные вещества весьма отрицательно воздействуют на гидробионты и вызывают тяжелые последствия для организмов: расстройство функций центральной нервной системы (у рыб — нарушение двигательных рефлексов и потерю ориентации); нарушение физиологических процессов (потерю чувствительности кожи, нарушение репродуктивной функции); аккумуляцию канцерогенов (следствие — развитие уродств, потеря жизнестойкости молоди) и др.

Так, в дельте Волги аномалии эмбриональных функций осетров уже достигают 50—100%.

Летом 2000 года в акватории Северного Каспия произошла экологическая катастрофа — в результате нефтяного загрязнения при аварийных ситуациях на казахских нефтегазовых промыслах погибло более 50 тыс. тюленей, была зафиксирована массовая гибель осетровых, сазана и др. В этом районе при затоплении двух старых месторождений под водой оказалось более 100 скважин, многие из которых не законсервированы, а потому самоизливающиеся. Все это и послужило причиной гибели тюленей и других гидробионтов. После таких аварийных выбросов содержание нефтепродуктов в тканях рыб составляло 110—432 мг/кг, хотя их вообще не должно там быть. При росте темпов нефтяного освоения Каспия и отсутствии государственного контроля за деятельностью нефтяных компаний в будущем можно погубить все живое в водоеме.

Если в самое ближайшее время в корне не изменить ситуацию, сложившуюся на Каспии (загрязнение вод, браконьерство), неизбежно наступит необратимая экологическая катастрофа — исчезновение осетровых рыб.

Проблема сохранения экологического здоровья уникального природного объекта, каким является Каспийское море, в последние годы приобрела чрезвычайную остроту. Каспийское море — уникальный водоем, его углеводородные ресурсы и биологические богатства не имеют аналогов в мире.

Проблема Каспия на сегодня очень актуальна, но вне зависимости от того, как решится вопрос о международно-правовом статусе Каспия и о разделении нефтяных ресурсов между прикаспийскими государствами, Каспий остается общим экологическим объектом региона. Кризис в одной из его частей выльется в общую, неразделимую экологическую катастрофу, которая, в конечном счете, отразится на конкретных планах каждого государства и его перспективах развития.

Главным загрязнителем моря, безусловно, является нефть. Нефтяные загрязнения подавляют развитие фитобентоса и фитопланктона Каспия, представленных сине-зелеными и диатомовыми водорослями, снижают выработку кислорода. Увеличение загрязнения отрицательно сказывается и на тепло-, газо-, влагообмене между водной поверхностью и атмосферой. Из-за распространения на значительных площадях нефтяной пленки скорость испарения снижается в несколько раз. Загрязнение Каспийского моря ведет к гибели огромного числа редких рыб и других живых организмов. Наиболее наглядно влияние нефтяного загрязнения видно на водоплавающих птицах. Неуклонно сокращаются запасы осетровых. Нефтяное сырье можно заменить другим сырьем, осетровых же ничем не заменишь и за нефтедоллары нигде не купишь, то есть загрязнение моря приводит к болезни живых организмов в море.

Угроза проникновения чужеродных видов до недавнего прошлого не считалась серьезной. Наоборот, Каспийское море использовалось в качестве полигона для вселения новых видов, предназначенных для увеличения рыбопродуктивности бассейна. События приняли драматический характер, когда на Каспии началось проникновение чужеродных организмов из других морей и озер. Например, настоящей бедой для Каспийского моря стало массовое размножение гребневика мнемиопсиса (Mnemiopsis leidyi). Гребневик впервые появился в Азовском и Черном морях несколько десятков лет назад и в течение 1985—1990 годов буквально опустошил их. Его, по всей вероятности, завезли вместе с балластными водами на судах от берегов Северной Америки, и дальнейшее проникновение его в Каспий не составило большого труда. Гребневик питается в основном зоопланктоном, потребляя ежесуточно пищи примерно 40% от собственного веса, уничтожая таким образом пищевую базу каспийских рыб. Быстрое размножение и отсутствие естественных врагов ставят его вне конкуренции с другими потребителями планктона. Поедая также планктонные формы бентосных организмов, гребневик представляет угрозу и для наиболее ценных рыб, например, таких, как осетровые. Воздействие на хозяйственно ценные виды рыб проявляется не только косвенно, через уменьшение кормовой базы, но и в прямом их уничтожении. Если ситуация на Каспии будет развиваться так же, как в Азовском и Черном морях, то полная потеря рыбохозяйственного значения моря произойдет к 2015 году.

Одной из главных причин резкого сокращения улова осетровых в Каспийском море является браконьерство. Подтверждается достоверность неофициальных данных, что на долю браконьерства приходится около 80% улова осетровых.

Проблема усугубляется чрезмерным развитием топливно-энергетического сектора, несовершенством правового регулирования природоохранной деятельности, ограниченным применением технологий по сбережению природных ресурсов и отсутствием экологического сознания, что повышает риск техногенных катастроф.

По словам директора Национального центра экологии и прогнозирования Азербайджана Тельмана Зейналова, пока не будет определен правовой статус Каспия, о его выздоровлении и контроле говорить не стоит, поскольку ни одна из прикаспийских стран не будет контролировать экологическую ситуацию на море.

Юрист компании White & Case LLC Максим Левинсон считает, что урегулирование правового статуса Каспия обязательно должно включать в себя, помимо определения режима недропользования, установление определенного режима судоходства и использования биологических ресурсов, а также сотрудничество государств в решении экологических и гидрологических проблем, обеспечение безопасности трубопроводов, прокладываемых по морскому дну.

«Последние несколько лет проблемы Каспийского региона стали объектом активной внешнеполитической деятельности многих государств. Помимо прикаспийских стран, эти проблемы остро волнуют и развитые страны Запада. Действительно, перспективность Каспия как нефтедобывающего региона и его уникальное географическое положение делают море острием региональных геополитических противоречий, значение которых простирается далеко за пределы собственно прикаспийских государств», — пояснил он.

Высокий уровень загрязнения моря и впадающих в него рек уже давно вызывали опасения формирования бескислородных зон в Каспии, особенно для районов южнее Туркменского залива, хотя эта проблема не числилась в наиболее приоритетных. Между тем существенное нарушение баланса синтеза и распада органического вещества может привести к серьезным и даже катастрофическим изменениям.

Таким образом, мы видим, что экологические последствия катастрофичны. Многие не осознают сегодня, что, если не принять экстренные меры, может последовать катастрофа.

 

Источник: www.zerkalo.az/

 

На заставке изображение  с сайта www.weltum.de