Стоит ли скорбеть из-за того, что рыба обогнала корову?

Объем мирового производства аквакультуры — в том числе рыб и моллюсков — обогнал производство говядины — 64 млн и 57 млн т соответственно. Еще удивительнее то, что к 2015 году мы, возможно, будем выращивать больше рыбы, моллюсков и другой аквапродукции, чем собирать в дикой природе. Это означает смену парадигмы в наших отношениях с водной средой.

С тех пор как сельское хозяйство пришло на смену охоте и собирательству, минули десятки тысяч лет. И только сейчас мы смогли сделать то же самое не только на суше, но и в воде.

Рыбные запасы планеты истощены чрезмерной эксплуатацией, которая достигла пика в послевоенную эпоху. Это привело к снижению и качества, и количества продукции. Мировой улов прекратил рост и остановился на отметке около 90 млн т в год. Эта цифра маскирует существенное снижение морской добычи, которая компенсируется усилением рыболовства во внутренних водоемах. Около 15 млн т общего улова (в 1994 году — 30 млн т) идет на производство 5 млн т рыбной муки и 1 млн т рыбьего жира (в основном используется небольшая жирная морская рыба вроде анчоусов, сардин и шпрот). Примерно две трети рыбной муки и четыре пятых жира уходят на корм аквакультуре.

Эта связь между рыболовством в открытом море и искусственно выращенной рыбой очень важна. Аквакультура стабильно растет (в среднем где-то на 8% в год), тогда как объем рыболовства постоянно колеблется из-за вариаций климата (например, в результате Южной осцилляции) или снижения запасов по причине перелова. Чтобы прокормить себя и поддержать уровень жирных кислот Омега-3 в рационе, мы могли бы генетически модифицировать масличные культуры, чтобы их семена содержали больше Омега-3. И в таком случае можно было бы дополнить корм рыбы, выращиваемой в неволе, тем, что дают растения. Замена одного на другое позволит увеличить количество произведенной рыбы по отношению к рыбе употребленной (однако отношение к трансгенным культурам в большинстве стран, мягко говоря, напряженное — A.Z.).

И рыбный промысел, и рыбные фермы оказывают серьезное воздействие на окружающую среду. Рыболовство сильно изменило море. На грани вымирания оказались многие виды китов, рыб, моллюсков, которых мы сочли вкусными. Донное траление разрушает глубоководную среду обитания, рыбалка с динамитом наносит вред тропическим коралловым рифам.

Все это остается незамеченным широкой общественностью, ведь водные экосистемы скрыты от наших глаз, а мы близоруки. Нас волнует лишь собственная короткая жизнь, судить о процессах, которые протекают десятки и сотни лет, нам очень сложно. Нынешние методы наблюдений и оценки численности популяций появились буквально вчера, и то, что происходит сейчас, мы сравниваем с тем, что было совсем недавно, тогда как заглядывать надо намного дальше в прошлое — лет на двести назад, как минимум. Если верить отрывочным сведениям, моря тогда кишели млекопитающими и рыбой в такой степени, в какой нам никогда себе не представить.

Аквакультуру тоже не назовешь благом для природы. Например, огромные площади мангровых лесов в тропиках были принесены в жертву разведению креветок. Эти леса укрепляют берега и защищают прибрежные воды, где размножается всякая живность, от диких рыб. Среду обитания и биоразнообразие очень трудно восстановить, а их потеря вызывает целый каскад изменений в окружающей среде, которые докатываются и до людей.

Разведение рыбы в садках в открытом море — тоже источник проблем: рыба может вырваться на свободу, разнося с собой паразитов и болезни. Добавим к этому чрезмерное использование лекарственных средств и химических веществ, загрязнение воды и морского дна. Для количественной оценки и уменьшения этих проблем и их последствий предпринимаются значительные усилия, но прогресс не остановить — промышленность растет, и проблем с нею все больше.

Наибольшую озабоченность по поводу разведения рыбы в водах умеренного пояса вызывает распространение морских вшей на диких и культивируемых представителей семейства лососевых (лосось и форель). Например, у атлантического лосося, зараженного паразитами диких рыб, быстро развиваются тяжелые инфекции, если немедленно не приступить к лечению. Срочно требуется вакцина!

Но стоит ли скорбеть из-за того, что рыба обогнала корову? Ни в коем случае! Крупный рогатый скот, который кормят зерновыми и кукурузой, наносит еще больше ущерба окружающей среде — его углеродный след в 10 с лишним раз превышает таковой лосося и, возможно, в 60 раз — дикой сельди. Коэффициент перехода питательных веществ кормов в пищевые продукты у лосося выше, чем у свиньи или цыпленка.

Нужна диверсификация, считает Кенни Блэк из Шотландской океанографической ассоциации. Пресноводные виды становятся более редкими, поэтому значение морской жизни возрастает. Мы должны перейти от хищных рыб вроде лосося на растительноядных, а также моллюсков, иглокожих (морских ежей, морских звезд, морских огурцов) и морские водоросли. Это потребует новых методов производства, а также изменений в поведении потребителей. По-видимому, несмотря на все проблемы, аквакультура — будущее пищевой промышленности.

Источник: Д. Целиков, compulenta.computerra.ru / Beef or fish, Madam? Soon you might not have the choice — The Conversation.

 

На заставке фото с сайта lenexpo.ru