Большинство насекомых могут летать. И все же многие виды утратили эту удивительную способность, особенно на островах

Так, на маленьких островах, которые лежат на полпути между Антарктидой и континентами, такими как Австралия, почти все насекомые отказались от полета. Мухи ходят, мотыльки ползают.

«Конечно, Чарльз Дарвин знал об этой потере крыльев у островных насекомых, — говорит кандидат биологических наук Рэйчел Лейхи из Школы биологических наук Университета Монаша. Он и знаменитый ботаник Джозеф Хукер основательно поспорили о том, почему это происходит. Позиция Дарвина была обманчиво проста. Если вы летите, вас уносит в море. Те, кто остался на суше, чтобы произвести следующее поколение, все более неохотно летают, и в конечном счете эволюция делает все остальное. Voilà».

Но поскольку Хукер выразил свое сомнение, многие другие ученые также выразили его. Короче говоря, они просто сказали, что Дарвин ошибся.

Тем не менее, почти все эти дискуссии игнорировали место, которое является воплощением потери полета — эти «субантарктические» острова. Лежа в «ревущих сороковых» и «яростных пятидесятых», они являются одними из самых ветреных мест на Земле.

«Если Дарвин действительно ошибся, то ветер никоим образом не объяснит, почему так много насекомых потеряли способность летать на этих островах», - сказала Рейчел.

Используя большой новый набор данных о насекомых с субантарктических и арктических островов, исследователи Университета Монаша изучили все идеи, предложенные для объяснения потери полета у насекомых, включая идею Дарвина о ветре.

Докладывая в журнале Proceedings of the Royal Society B, они показывают, что Дарвин был прав в отношении этого «самого ветреного места». Ни одна из обычных идей (например, выдвинутых Хукером) не объясняет степень потери полета у субантарктических насекомых, но идея Дарвина объясняет. Хотя и в несколько измененной форме, в соответствии с современными представлениями о том, как на самом деле развивается потеря полета.

Ветреные условия делают полет насекомых более трудным и энергетически затратным. Таким образом, насекомые перестают вкладывать ресурсы в полет и его дорогостоящие механизмы (крылья, мускулы крыльев) и перенаправляют ресурсы на размножение.

«Замечательно, что спустя 160 лет идеи Дарвина продолжают приносить понимание экологии», — сказала Рэйчел, ведущий автор статьи.

Профессор Стивен Чоун, также из Школы биологических наук, добавил, что Антарктический регион — это экстраординарная лаборатория, в которой можно разрешить некоторые из самых непреходящих загадок мира и проверить некоторые из его самых важных идей.

Предоставлено Университетом Монаша (Австралия)

(Источник: phys.org. Перевод: А.З.).