Ученые и экономисты спорят, имеет ли смысл тратить деньги на добычу не слишком чистого топлива, а экологам давно все ясно

Экологический активист Билл Маккиббен (Bill McKibben) назвал его запалом крупнейший углеродной бомбы на планете. Известный американский исследователь климата Джеймс Хансен (James Hansen) предупредил, что он выпустит на волю чудовище. Протестующие приковали себя к забору у Белого дома, считая, что это новый ископаемый наркотик, который обогатит нефтяную промышленность и испортит климат.

Это трубопровод Keystone XL длиной около 1900 км, предназначенный для транспортировки сырой нефти из битуминозных песков Альберты (Канада) на Средний Запад США, где он вольется в сеть трубопроводов, ведущих к нефтеперерабатывающим заводам Мексиканского залива. Утверждается, что он даст Северной Америке безопасный источник энергии и уменьшит зависимость от зарубежной нефти. Но для экологов, разочарованных патовой ситуацией в конгрессе и неоднократными неудачными попытками подписать эффективный международный климатический договор, трубопровод стал полем генерального сражения, которое, как они надеются, приведет к народному восстанию против необузданного развития индустрии ископаемого топлива.

Вопрос расколол и научное сообщество. Многие исследователи климата и энергетики поддержали экологов в противостоянии самому грязному источнику нефти: выбросы от добычи и сжигания нефти из битуминозных песков в США на 14–20% выше, чем средний уровень выбросов из-за нефти в стране. Но другие ученые считают, что дискуссия о Кейстоуне отвлекает внимание от вопросов, которые намного важнее: например, использование угля дает куда больше парниковых газов.

Некоторые специалисты понимают и тех и других. «Я разрываюсь на части, — говорит канадский климатолог Дэвид Кит (David Keith), работающий сейчас в Гарвардском университете (США). — Выкрики вроде того, что это конец для планеты, конечно, преувеличены, но я абсолютно против трубопровода — и как выходец из Альберты, и как человек, которого волнует климат».

Будущее трубопровода зависит от президента США, который заявил в июне, что Keystone XL будет служить национальным интересам, только если «не усугубит значительно проблему выбросов углекислого газа». Дебаты теперь сосредоточены на определении слова «значительно».

По оценкам, в рыхлом песчанике Альберты спрятано около 170 млрд баррелей плотной, вязкой нефти. Эти битуминозные пески давали в 2012 году 1,8 млн баррелей нефти в день, и к 2030 году эта цифра, по прогнозам, вырастет почти в 3 раза. Более двух третей той нефти поступает в США, где на ее долю приходится около 7% от потребления нефти в стране. Еще немного, и пропускная способность трубопроводов достигнет максимума, поэтому компаниям, желающим увеличить производство, надо сначала выяснить, как получить сырье из Канады. Keystone XL — лишь первый шаг, его емкость — 730 тыс. баррелей в день. Для удовлетворения прогнозов роста отрасли требуются, по крайней мере, еще три трубопровода с аналогичной пропускной способностью.

Проект заявления Государственного департамента США о воздействии на окружающую среду гласит, что отказ от трубопровода Keystone XL окажет минимальное воздействие на разработку битуминозных песков, ибо нефтяные компании найдут другие способы вывести свой продукт на рынок. В краткосрочной перспективе это будет доставка по железной дороге, что приведет к увеличению выбросов. Выводы Госдепартамента попали под огонь критики со стороны экологов, а также Управления по охране окружающей среды США, которое призвало Государственный департамент провести «тщательную проверку» своего экономического анализа.

Скептицизм в отношении альтернатив оправдан. Железная дорога используется все чаще для вывоза обычной нефти из Северной Дакоты, где производство на подъеме, но для нефтяных песков это не вариант. Состав с нефтью из битуминозных песков обходится дороже, ибо цистерны необходимо нагревать, к тому же такая нефть гораздо тяжелее обычной, поэтому перевезти за один раз удастся намного меньше. К тому же до Альберты далеко. В целом сочетание факторов увеличивает цену за баррель примерно на  20 долл.

Предложены и другие трубопроводы, но их критикуют не меньше. На прошлой неделе компания TransCanada (именно она выступила с проектом Keystone XL) заявила о желании построить трубопровод стоимостью 12 млн долл. вдоль атлантического побережья, но экологи предвидят опасность разливов нефти и обещают блокировать и этот маршрут. Правящая партия Британской Колумбии в мае высказалась против проекта трубопровода вдоль тихоокеанского побережья.

«Выходит, Keystone XL — единственный способ увеличить добычу нефти из битуминозных песков», — говорит Сьюзан Кейси-Лефковиц (Susan Casey-Lefkowitz), директор международной программы неправительственной организации «Совет по охране природных ресурсов» (США). Поскольку увеличение производства обязательно приведет к повышению выбросов, это предложение, по ее словам, не удовлетворяет критерию, выдвинутому президентом.

Но еще ничего не решено. Нефтяная промышленность уже начала поставку обычной нефти из Альберты по железной дороге, и консалтинговая фирма IHS Cambridge Energy Research Associates предполагает, что производители нефти из битуминозных песков все-таки обратятся к железной дороге, если трубопроводы так и не будут построены. «Все дело в экономике, и отрасль будет расти даже при отсутствии трубопроводов», — уверен Джеки Форрест (Jackie Forrest), старший директор фирмы по мировому рынку нефти. Другие утверждают, что отрасль будет настаивать на создания иных трубопроводов, если Keystone XL провалится.

Воздействие на окружающую среду надо принимать во внимание наравне с энергетической безопасностью страны, подчеркивает климатолог Эндрю Уивер (Andrew Weaver) из Университета Виктории (Канада), избранный в этом году в парламент Британской Колумбии от партии зеленых. Он отказывается от оценки шансов на создание трубопровода, подчеркивая, что решение остается за Соединенными Штатами. По его мнению, аргумент в пользу энергетической безопасности Северной Америки выглядит «вполне убедительным». Он напоминает о недавней аварии перевозившего нефть поезда в Квебеке, считая ее свидетельством того, что вероятность человеческой ошибки на железной дороге выше, чем в случае с трубопроводами. «Это безумие — сжигать всю нашу нефть, но и о будущем мы тоже должны думать», — говорит г-н Уивер.

В 2012 году вместе с одним из своих студентов он рассчитал, что произойдет с мировой температурой, если полностью разработать месторождения битуминозных песков. Эксплуатационные запасы (те, которые могут быть выбраны с использованием нынешних технологий) составляют примерно 11% от общемирового объема нефти, и модель г-на Уивера показала, что в результате среднемировая температура вырастет всего на 0,03 градуса Цельсия. Ученый полагает, что бороться следует прежде всего с углем: если сжечь все его запасы, это повлияет на климат в 30 раз сильнее, чем нефть.

«Блокировка Keystone XL — пустая трата времени, если вам нужна серьезная стратегия, — говорит эксперт в области климатической политики Дэвид Виктор (David Victor) из Калифорнийского университета в Сан-Диего (США). — Но если ваша цель — воспламенить сердца, то это, конечно, динамит».

Прекрасно понимая, что от этого зависит их будущее, производители и правительство Альберты (в 2011—2012 годах провинция заработала на нефтяных песках около 4,3 млрд долл.) утверждают, что проявляют максимальную заботу об окружающей среде. Речь идет не только о борьбе с локальным загрязнением от добычи полезных ископаемых (выбросы выхлопных газов и токсичных химикатов в атмосферу, а также сточные воды), но и о сокращении общих выбросов парниковых газов, связанных с производством в целом.

Управление по охране окружающей среды Канады утверждает, что в 1990—2010 годах предприятия, работающие с битуминозным песком, сократили свои выбросы на 26% на баррель нефти. Однако в ближайшие годы выбросы могут вырасти, поскольку компании уходят все глубже в землю. Отрасль всерьез занялась геологией. Исчерпав отложения, доступные для разработки открытым методом, компании эксплуатируют более глубокие месторождения, вводя в слои пород пар, который сжижает нефть и облегчает ее добычу. Для пара нужен природный газ, и в результате выбросы могут подскочить на 30% по сравнению с открытой разработкой. На более глубокие залежи приходится около половины нефтяных песков, и в то же время они составляют 80% разведанных запасов, поэтому их значение будет только расти.

Альберта выделяет более 700 млн долл. на демонстрационный проект общей стоимостью 1,35 млрд долл., в ходе которого будет ежегодно улавливаться и прятаться под землю до 1,2 млн т углекислого газа, выделяемого заводом по переработке битума из песков в сырую нефть. Сам по себе, однако, проект не будет иметь большого влияния на выбросы. Кроме того, в 2007 году Альберта приняла закон, который требует от всех производителей сократить ежегодную интенсивность выбросов (показатель выбросов по отношению к продукции) на 12% или заплатить налог в размере 14 долл. на каждую тонну выбросов сверх нормы. Собрано уже 376 млн долл., которые вкладываются в чистую энергию, и около 79 млн долл. из них инвестировано в проекты, связанные с битуминозными песками.

Но способа сделать добычу нефти из битуминозных песков (как и из любого другого места) абсолютно чистой просто нет. «Чтобы сократить выбросы транспортного сектора, надо просто ездить меньше, расходовать топливо более эффективно и в итоге сменить горючее», — подчеркивает Майкл Леви (Michael Levi), специалист по энергетической политике неправительственной организации «Совет по международным отношениям» (США).

Многие из исследователей, ставших на сторону экологов в споре о Keystone XL, признают, что борьба имеет скорее символическое значение. Просто важно любым способом вовлечь людей в дискуссию и дать понять промышленности, что мир хочет двигаться к более чистым видам топлива, считает г-н Кит.

Для климатолога Кена Калдейры (Ken Caldeira) из Института Карнеги (США) это вопрос ценностей: «Я не считаю, что отказ от трубопровода или его строительство окажут заметное воздействие на климат. Дело в том, что администрация Обамы должна подать знак, куда мы идем — к энергетическим системам с нулевым выбросом или же к технологиям прошлого века».

Битуминозные пески Канады производят больше всего парниковых газов по сравнению с другими странами. Черным отмечена добыча сырой нефти, оранжевым — ее транспортировка, голубым — очистка, белым — транспортировка товарного топлива, серым — его сжигание (данные исследовательской службы конгресса США / compulenta.computerra.ru)

Источник: Джеф Толлефсон (Jeff Tollefson) Climate science: A line in the sands —www.nature.com / Д. Целиков, compulenta.computerra.ru

 

На заставке фото с сайта www.nature.com