Российский АПК в ВТО 

Вот уже год, как Россия после 17 лет переговоров стала членом ВТО. Переговоры о согласовании позиций по сельскому хозяйству были одними из самых трудных. Ведь по правилам ВТО России пришлось отказываться от тех методов поддержки аграриев, которые уже широко использовались.Российский АПК в ВТО: ситуация проясняется

О том, что произошло в аграрном секторе за год членства России в ВТО, рассказывает главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Академии народного хозяйства и Государственной службы при Президенте РФВасилий Узун.

– В чем суть требований ВТО к аграрному сектору?

– ВТО ставит перед собой две генеральные цели. Первая – добиться, чтобы при пересечении границы цена товара не менялась. Для ее достижения при вступлении в ВТО и на последующие годы каждая страна берет на себя обязательства, направленные на сокращение таможенных пошлин и квот. Вторая цель – сократить расходы бюджета на меры поддержки, которые ведут к искажению рынка. К ним относятся поддержка цен на отдельные виды продукции, субсидирование приобретения ресурсов. В ВТО считают, что производство каждого вида продукции должно осуществляться теми производителями, у которых затраты ниже, а качество выше. Когда государство поддерживает цены продукции или субсидирует приобретение сырья, оно искажает рыночные условия и ограничивает конкуренцию. Это ведет к удорожанию продукции и, в конечном счете, к увеличению расходов населения.

– Каким образом это отражается на российском агропроме?

– Наиболее существенным изменением в таможенно-тарифном регулировании стало сокращение импортной пошлины на живых свиней с 40 до 5%. Эксперты предсказывали, что это приведет к резкому увеличению импорта живых свиней, падению закупочных и розничных цен на свинину, к сокращению производства. Действительно, по данным Минсельхоза, закупочные цены на свинину до вступления в ВТО были 151,1 рубля за 1 кг, а спустя год снизились до 125,9 рубля за 1 кг.

Но это не было вызвано вступлением России в ВТО. Импорт живых свиней, по данным Федеральной таможенной службы, в четвертом квартале 2012 года и в первом текущего года не увеличился, а наоборот сократился по сравнению с предыдущим периодом.

Что касается ограничений на финансирование мероприятий, искажающих торговлю, то на 2013 год для России установлен лимит в 9 млрд долларов. Но в консолидированном бюджете нынешнего года на такие мероприятия выделено вдвое меньше средств. Поэтому соглашение с ВТО никак не повлияло на положение в сельском хозяйстве страны.

Надо понимать, что мягкая политика ВТО будет постепенно ужесточаться и оказывать все более существенное влияние на развитие сельского хозяйства России в будущем. В связи с этим органами власти предпринят ряд мер по адаптации к требованиям ВТО.

– О каких конкретно мерах идет речь?

– В частности, в госпрограмме на 2013–2020 годы субсидирование минеральных удобрений, химических средств защиты растений и животных заменено на поддержку доходов в растениеводстве. Эти выплаты рассчитываются по отчетным данным и учитывают природно-климатические условия и интенсивность производства. Эта субсидия выплачивается из расчета на 1 гектар и не зависит от объемов производства.

Суммы субсидий в расчете на гектар сейчас невелики – 200-300 рублей. Но в госпрограмме предусмотрено ее ежегодное увеличение. К 2020 году субсидия будет в несколько раз выше. Сумма несвязанной поддержки на гектар в странах ЕС значительно больше, но надо учитывать, что в ЕС несвязанная поддержка занимает 66%, а в России – 10%.

В тех же целях приняты поправки к статье 7 закона «О развитии сельского хозяйства», в соответствии с которыми неблагоприятными признаются территории с плохими природно-климатическими, почвенными и географическими факторами, из-за которых уровень доходов сельхозпроизводителей ниже, чем в среднем по стране. Тем не менее сельхоздеятельность в этих регионах необходима для обеспечения занятости, повышения уровня доходов сельского населения, сохранения традиционного уклада жизни. Правительство подготовило порядок и критерии определения таких территорий. Такие затраты не ограничиваются ВТО.

– Получается, что из-за вступления в ВТО придется поменять уже существующие меры поддержки сельхозпроизводителей?

– Дело в том, что механизмы поддержки необходимо менять не только в связи с требованиями ВТО. Когда деньги даются на поддержание цен и снижение затрат на ресурсы, то они перераспределяются в пользу покупателей продукции и продавцов ресурсов. Производитель почти ничего не получает. Если сельхозпроизводителям дали субсидии на удобрения, то выигрывают продавцы удобрений, которые повышают цены и получают, как показывает практика, около 75% субсидий. Аналогичная ситуация наблюдается при поддержке цены конкретного вида продукции. Субсидируя конкретные виды продукции, государство вторгается в определение структуры производства и использования ресурсов, в то время как эта задача лучше решается бизнесом.

Приведу конкретный пример. При подготовке приоритетного национального проекта на 2006–2007 годы и госпрограммы на 2008–2012 годы было принято решение о субсидировании кредитной ставки. При этом государство не определяло, на какие цели должен быть использован кредит. Бизнес сам решал эту проблему. В результате основную часть субсидируемых кредитов бизнес использовал на развитие птицеводства и свиноводства.

При подготовке госпрограммы на 2013–2020 годы субсидии были сохранены, но государство само решило распределять кредиты по отраслям. В итоге основная часть выделенных средств была направлена в мясное и молочное животноводство, а в этих отраслях большинство хозяйств убыточны. Вряд ли бизнес захочет использовать эти средства по назначению.

Приведенные меры адаптации сельского хозяйства к требованиям ВТО касаются, главным образом, поддержки за счет бюджета. Как показывает анализ, проводимый Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), это не главный источник средств поддержки в России.

Источник: ТПП-Информ