Российский бизнес не почувствовал преимуществ ВТО

 

Президент РСПП Александр Шохин совместно с коллегами готовит исследование о влиянии ВТО на российский бизнес. Спустя почти год после присоединения России к ВТО около половины отечественных компаний так и не почувствовали от этого никакого эффекта, а негативное влияние отметила каждая четвертая компания. Такие данные привел Александр Шохин, выступая на международной промышленной выставке «Иннопром-2013».

Несмотря на то что большая часть бизнеса знает о мерах господдержки, компенсирующих негативный эффект от вступления в организацию (субсидирование кредитных ставок, субсидии на удобрения и т.п.), ими почти никто не пользуется. «Здесь возникает два во­проса: то ли нет механизмов до­ступа, то ли меры недостаточно эффективны», — размышляет г-н Шохин. По его словам, Россия до сих пор не обладает нужным инструментарием работы с конкурентами в рамках ВТО, в частности в разрешении споров. На днях Евросоюз попросил ВТО вмешаться в торговый спор по поводу утилизационного сбора.

Хотя некоторые запрещенные ВТО протекционистские меры уже работают, разрешенные организацией защитные инструменты до сих пор не запущены, удивляется Александр Шохин. Речь идет о налоговой политике, механизмах доступа к финансовым ресурсам, государственным и муниципальным закупкам, перечисляет он. Пока российские компании не имеют обещанного равного доступа на европейские рынки: многие из них закрыты введением защитных мер. Если в декабре этого года удастся заключить соглашение о борьбе с протекционизмом, у россий­ских компаний появится возможность выхода на новые рынки.

Окончательные результаты исследования будут известны в конце июля, пояснил РБК daily представитель РСПП. О том, что для отдельных секторов промышленности обострение конкуренции в связи со вступлением в ВТО может стать проблемой, Александр Шохин говорил еще год назад. Однако позже эта трудность станет стимулом для улучшения российской экономики, был уверен он. Правда, когда наступит это «позже», непонятно.

Присоединение к ВТО пока не сильно сказалось и на внешней торговле. По данным ТПП и Центра международной торговли, если по итогам первого полугодия прошлого года прирост импорта и экспорта в годовом исчислении равнялся 5,7 и 8,2% соответственно, то за аналогичный период 2013 года эти показатели составили +3,9 и -2,6%. Импорт из дальнего зарубежья с сентября 2012-го по апрель 2013-го к тому же периоду годом ранее снизился по таким товарным позициям, как механическое оборудование (-1%), наземный транспорт (-3%), химические волокна и нити (-4 и -6% соответственно), текстильные материалы (-6%), суда и плавсредства (-50%). Зато рост наблюдался по таким позициям, как железнодорожные локомотивы (94%), трикотаж (18%), хлопок и оптические аппараты (по 16%), фармацевтика и готовые текстильные изделия (по 13%), полимеры, каучук, обувь, мыло и моющие средства (по 11%).

Впрочем, по мнению посла Канады в России Джона Слоана, в краткосрочной перспективе преимуществ от вступления в ВТО России ждать и не стоит. «Преимущества будут долгосрочными, это предопределено российской экономикой», — сказал он.

«Многие перед вступлением в ВТО ожидали какого-то чуда, но чудо не произошло. Винить ВТО в отсутствии позитивных результатов не имеет смысла. Они появятся, когда власти и бизнес поймут, как, какими инст­рументами надо, с одной стороны, продвигать свою продукцию на внешние рынки, а с другой — защитить собственный рынок. Сейчас такого понимания нет. Многие даже не в курсе, какие у них есть права по правилам ВТО», — поясняет профессор факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Алексей Портанский.

Юлия Синяева