В Москве 11-13 ноября проходит форум АСИ и Росконгресса «Сильные идеи для нового времени». Сессия, организованная Институтом права и развития ВШЭ-Сколково «Еда – новая нефть. Продовольственный суверенитет и экспорт» 11 ноября, была посвящена перспективам России стать агропродовольственной сверхдержавой и гарантом продовольственной безопасности для стран Ближнего Востока, Северной Африки и в некоторой степени для Китая и стран Юго-Восточной Азии. Ход дискуссии – в материале специально для агропортала AgroXXI

Человечество может снова столкнуться с угрозой голода библейских масштабов, которая вызвана не только временным сбоем в глобальных агропроизводственных цепочках из-за пандемии коронавируса, но и более системными изменениями в мировой экономике.

Рост населения до почти 8 млрд человек, увеличение потребления и изменения климата и привели к тому, что все большее число стран зависит от импорта продовольствия. Россия в силу своих природно-климатических условий, а также географического положения обладает уникальным потенциалом для выхода на мировой рынок продовольствия.

Тиски глобальных олигополий

Сессию модерировал Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково. В своем вступительном слове Алексей отметил, что численность населения в мире за последние десятилетия увеличилась в два раза, а объем торговли продовольствием вырос в шесть раз. Это означает, что многие страны становятся все менее самодостаточными с точки зрения  обеспечения зерном, особенно зависимы от импорта страны региона MENA - Ближний Восток и Северная Африка. И в этой ситуации важно понимать, какое место Россия может занять как игрок на глобальном продовольственном рынке.

Сейчас сельхозтоваропроизводители зажаты в тисках олигополии производителей (средств производства) с одной стороны и крупных торговых домов с другой. Трейдеры становятся законодателями мод с точки зрения определения параметров ценообразования и других условий торговли, и кроме того «снимают сливки», получая большую часть добавленной стоимости. Россия должна мыслить категориями  создания добавленной стоимости и искать новые ниши на глобальных продовольственных рынках, в первую очередь на Ближнем Востоке, где продовольственная безопасность непосредственно влияет на политическую стабильность и общественную безопасность.

Михаил Орлов, руководитель проекта «Агрофинмост» Института права и развития ВШЭ-Сколково отметил, что во всем мире наблюдается тенденция к росту продовольственного импорта. Сегодня аграрная отрасль России работает только на 60 % своего потенциала, а для того, чтобы обеспечить ее функционирование в полную силу, нужно вкладываться в развитие транспортной инфраструктуру – строительство портов, элеваторов, запуск нового речного транспорта и т.д. Тогда Россия сможет нарастить производство до  более чем 200 млн тонн зерна, при этом 80 млн тонн обеспечит внутреннее потребление, а 120 млн тонн пойдет на экспорт, что позволит позиционировать нашу страну как более значительного игрока на глобальном рынке. 

«Зерно является очень недооцененным средством геополитического влияния сегодня, в отличие от нефти, а ведь это мощнейший инструмент,  и работа здесь должна вестись системно и согласованно с партнерами по всему миру.  Россия, как и основные импортеры нашего зерна, не имеет никаких рычагов влияния на ситуацию с ценообразованием – все находится в руках глобальных трейдеров и их олигополистической структуры. Именно они определяют правила игры – не мы. Несмотря на то, что спрос на зерновые стремительно растет, фермеры становятся все беднее и беднее, и сообщения СМИ разных стран об эпидемии самоубийств среди владельцев небольших частных хозяйств на селе только подтверждают это. Цена на зерно растет  - трейдер зарабатывает, цена на зерно падает – все потери ложатся на плечи фермеров. Мы должны работать над новой архитектурой, когда фермеры станут прямыми партнерами со странами-импортерами зерна. И наши надежные союзники в выстраивании такой новой цепочки -  Египет, Саудовская Аравия и Турция, а также в целом страны региона MENA - Ближнего Востока и Северной Африки», - сказал Орлов.

Технологии и территории

Кирилл Левин, Первый заместитель председателя правления РСХБ, отметил, что инновации и технологической модернизации инфраструктуры сегодня лежат в основе развития зернового сектора. На этом фоне инвесторы заинтересованы в том, чтобы вкладываются в проекты в сфере переработки, перевалки и хранения пшеницы. Объем инвестиций в 20 крупнейших зерновых проектов в России до 2030 года превысит 300 млрд рублей. В числе приоритетных технологий г-н Левин назвал «методы «ускоренной» селекции зерновых культур, технологии «точного» и «умного» сельского хозяйства, использование информационно-мониторинговых систем хранения зерна и производство продуктов глубокой переработки зерновых». При этом Россия входит в ТОП-5 экспортеров зерна со своим основным экспортным товаром – пшеницей. По словам выступающего, в «русский зерновой меридиан» включены  страны из регионов Ближнего Востока, Китая, Южной Азии, Турции и Ирана.

Лоран Генцбиттель, руководитель Цифровой лаборатории сельского хозяйства Сколковского института науки и технологий (Сколтех), профессор Национального политехнического института Тулузы, представил взгляд ученого-селекционера на проблемы, связанные с развитием российского экспорта зерновых. В связи с изменениями климата урожайность сегодня снижается во многих климатических зонах, и это открывает новые возможности для России. В 2019 году Россия экспортировала агропродукции на 21,9 млрд евро, в то время как страны Европейского союза получили выручку в размере 187 млрд евро от продажи продовольствия. По объемам торговли пшеницей, Россия сегодня занимает первое место, но эффективность невысока – насколько выгодно будет продавать зерно в среднесрочной перспективе и будут ли наращиваться объемы? Государство, по мнению профессора, должно создавать среду, которая поощряет исследовательское сотрудничество и трансфер знаний. Сегодня в растениеводстве в НИОКР направляется в среднем 14 % выручки, хотя крупные компании вроде Bayer или Syngenta вкладываются и больше. Профессор отметил необходимость усовершенствовать систему образования и подготовки в области растениеводства и селекции, должна вестись системная работе по модернизации государственной политики в этом направлении. 

Эдуард Зернин, председатель правления Союза экспортеров зерна, сказал, что «растениеводство – это как раз та сфера, где size matters», и в этом контексте у России есть уникальное преимущество как у страны с территорией, покрывающей 4 климатических пояса. Другие государства вынуждены активно внедрять генную инженерию, здесь можно упомянуть Аргентину, которая уже стала первой в мире страной, одобрившей у себя выращивание генетически модифицированной пшеницы. В этом году российские фермеры собрали рекордный урожай зерновых, хотя жатва еще не завершена. Но в нашей страны по-прежнему остаются десятки миллионов гектаров неосвоенных территорий, и можно ожидать, что будет усиливаться роль Сибири, регионов Поволжья и Дальнего Востока. По мнению г-на Зернина, очень актуально развитие логистики в восточном направлении, потому что Транссибирская магистраль не справится с ростом поставок, она уже загружена другими товарами. Много разговоров сегодня ведется по прямому экспорту в Китай, но на данном этапе Китай еще не стал полноценным торговым партнером нашей страны по экспорту зерновых, в отличие стран Ближнего Востока и Африки, традиционных и надежных импортеров. Падение урожая в Евросоюзе и Украине временно сместило их с карты топовых экспортеров, поэтому для России сейчас самое время фиксировать преимущества. «Инициатива проекта «Агрофинмост» кажется мне логичной и правильной, это то направление, которые надо прорабатывать и дальше», - отметил Эдуард Зернин.

Новые стратегические продовольственные альянсы: Россия и Ближний Восток

В работе сессии приняли участие Халед Ханафи, генеральный секретарь Союза арабских торговых палат, и Сара Эльгаззар, декан Колледжа международного транспорта и логистики Арабской академии науки, технологий и морского транспорта.

Г-жа Эльгаззар резюмировала, что COVID-19 существенно изменил глобальные продовольственные цепочки. Египту предстоит найти новых партнеров и решить, как мы будем выстраивать с ними отношения. Страна входит в число крупнейших импортеров продовольствия, особенно по некоторым сельскохозяйственным товарам. Не секрет при этом, что из-за неэффективного управления около 30% затрат по всей цепочке оказываются неоправданными, выброшенными на ветер. «Нам необходимо найти новые модели, которые обеспечат более высокую эффективность работы продовольственной цепочки. Решение мы видим в том, чтобы наладить связи между нашими странами с партнерами по всему миру в формате стратегических альянсов. В таких альянсах мы будем выступать не просто импортером продовольствия. Благодаря нашему географическому положению, мы можем стать своего рода «хабом», центром распределения продовольствия в регионе», - сказала она.

Андрей Безруков, президент Ассоциации экспорта технологического суверенитета; профессор кафедры прикладного анализа международных проблем, Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации (МГИМО МИД России) отметил, что в перспективе 15-20 лет мир ожидают эпохальные сдвиги во всех областях, и прежде всего в геополитической плоскости. «Нельзя сохранить стабильность в голодной стране», и пища – это основа национальной безопасности, которая позволит обеспечить стабильность внутри страны. «Мы должны мыслить, исходя не из тезиса «давайте сделаем побольше денег», а исходя из ценностного посыла «давайте выживем вместе». Новая логистическая инфраструктура поставок приведет к выстраиванию новых продовольственных альянсов, и здесь лидером станет тот, кто контролирует платформенные решения и информационные потоки – главную часть логистики.

На вопрос модератора «Готов ли Египет перезимовать вместе с Россией и выстраивать инклюзивные платформы вместе?» Халед Ханафи заявил: «Россия — отличный кандидат на роль партнера в построении «продовольственных хабов» в нашем регионе, например в Египте, в одной из африканских стран и, возможно, даже в Латинской Америке с привлечением местных участников. Мы видим огромные перспективы в построении интегрированной цепочки поставок путем налаживания связей между российскими поставщиками — в частности, небольшими, разбросанными по стране производителями сельхозпродукции, на которых суммарно приходится значительная доля сельхозпроизводства — и конечными потребителями в Египте и других арабских странах. В состав этой цепочки войдут все ключевые звенья — технологии, финансы, логистика, транспорт, хранение. Обеспечивать ее работу будет сеть партнеров по всему миру».

(Источник и фото: Институт права и развития ВШЭ-Сколково).