Интервью  с руководителем Федерального агентства по рыболовству Андреем Крайним

- Андрей Анатольевич, как так вышло, что вы, выпускник факультета военной журналистики, много лет отработавший в военной прессе, а затем и в одной из главных газет СССР «Комсомольской правде». вдруг ушли из профессии и занялись сначала бизнесом, а затем стали чиновником, возглавили Росрыболовство?
 
- Давайте, чтобы мы друг друга правильно понимали, договоримся о терминах. «Чиновников» сейчас в России нет. Сто лет назад так называли служащих, имеющих чин. Это сословие возникло вообще триста лет назад с появлением Табели о рангах. Теперь это скорее сленг. В лучшем случае – неофициальный термин, как синоним для понятия «государственный служащий». Более того, определение «чиновник» стало чуть ли не ругательным, эдаким клеймом для негодяев, обирающих государство. Хотя, если вы посмотрите внимательно и непредвзято, то обнаружите, что огромное количество людей работает на государство честно, и без них просто невозможно представить функционирование ни региональных, ни федеральных механизмов власти. Все они государственные служащие.
 
В моей жизни не было ни одного лишнего дня, со всеми успехами и ошибками. Я ни о чём не жалею. А на ваш вопрос я отвечу: так вышло, что из журналистики сначала ушёл в бизнес, а потом на государственную службу. Я вижу реальные результаты собственного труда и кое-чем могу гордиться на каждом из этапов: и когда работал журналистом, и когда занимался бизнесом, и когда возглавил Росрыболовство.
 
- И всё же, что осталось «на память о первой профессии»? Приходится ли вспоминать навыки? Кто вам пишет выступления и тексты докладов?
 
- Я не разделяю себя на журналиста в прошлом и на то, чем занимаюсь в настоящий момент. Весь опыт, приобретённый в жизни, – мой опыт. Я ощущаю себя цельным человеком. Кроме того, что вы перечислили, я ещё и муж, и отец. У меня есть друзья, увлечения. Безусловно, всё в совокупности и составляет одно целое – Андрей Крайний. Навыки журналиста, конечно, помогают и в бизнесе, и на госслужбе. Навыки бизнесмена, в свою очередь, помогают квалифицированно принимать управленческие решения. Опыт государственной службы помогает быть ответственным и взвешенным. Всё это тесно переплетается. А тексты выступлений мне помогают готовить. Правда, я редко пользуюсь заранее составленными текстами.
 
- Как вы относитесь к журналистам? Есть ли различия между журналистикой 80-х, советской журналистикой и журналистикой сегодня?
 
- С большим уважением отношусь. Я люблю эту профессию и людей, которые ею занимаются, когда бы они ни работали: в 80-е или сейчас. Безусловно, между летописцами эпохи периода развитого социализма и начального накопления капитала – огромная дистанция. Но, по большому счёту, и те, и нынешние – это боль времени. Просто боль разная. Другой диагноз. Вот и стон разный: то сдавленный, то на вопль переходящий. Однако, в любом случае, это «чувство боли» нужно для обнаружения болезни. Или понимания того, что всё протекает нормально.
 
«РЫБА ЖДЁТ»
 
- Перейдем к рыбе. Первый вопрос короткий: рыба в стране есть? Если читать прессу, то создаётся впечатление, что все озёра пересохли, реки обмелели, а всю рыбу выловили браконьеры. Так есть в стране рыба или нет?
 
- В России 240 видов промысловой рыбы. Это огромное разнообразие и неисчерпаемый источник питания. Рыбы в стране много. Это ресурс восполняемый. Другое дело, что к нему нужно относиться бережно, чтобы он не иссяк. Наш основной закон, по которому мы работаем, – «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Вторая часть в названии так же важна, как и первая. А может быть, даже важнее. Вот мы и работаем, чтобы не только ловить, но и сохранять рыбу.
 
- СССР много лет был на первом месте в мире по вылову рыбы в абсолютных объёмах и на втором – по количеству рыбы на человека. На каком месте по вылову и потреблению рыбы мы стоим сегодня?
 
- Рыбаки СССР ловили более 11 миллионов тонн рыбы. Мы были рыболовной державой №1. Но прошло более двадцати лет… Сейчас в мире производят более 120 миллионов тонн рыбы, причём почти половину выращивают в условиях аквакультуры. Мир не стоит на месте. Выловы российских рыбаков снизились, но их достаточно, чтобы полностью удовлетворить внутренний спрос и поставлять серьёзные объёмы на экспорт. Россия самодостаточна. Господь нас не обидел. Принятые в 2007 году по итогам Государственного совета прорывные решения, к слову, не потребовавшие бюджетных расходов, позволили переломить негативный тренд развития рыбной отрасли и фактически заложить основу для её перехода к интенсивному пути развития.
 
Приведу лишь несколько цифр. За пять лет российский вылов прирастал ежегодно на 6,5% и достиг 4,3 млн тонн, против 3,4 млн тонн в 2007 году. Финансовая эффективность российской рыбной отрасли выросла почти в 30 раз, увеличилась экономическая отдача от промысла. Так, в 2008 году каждая тонна общероссийского вылова генерировала 184,6 руб. общеотраслевого сальдированного финансового результата, а в 2012 году – уже 5353,6 руб.
 
И это не рапорты рыбаков и чиновников, это данные статистики. В эти годы фактические темпы развития отрасли обгоняли параметры оптимального сценария, установленные Стратегией развития рыбохозяйственного комплекса России до 2020 года.
 
После присоединения нашей страны к ВТО перед отраслью встали новые вызовы. Они требуют адаптации нормативной базы к складывающимся условиям работы. Требуются и свежие управленческие решения, которые позволили бы стимулировать отрасль и при этом не противоречили бы правилам ВТО.
 
Однако новые условия функционирования рыбохозяйственного комплекса по правилам ВТО напрямую затрагивают те сегменты, которые не входили в сферу деятельности Росрыболовства. К слову, не осуществляется пока их регулирование и со стороны Минсельхоза России. Это, прежде всего, береговая переработка, логистика и сфера реализации рыбной продукции. В России нет единой системы управления рыбохозяйственным комплексом страны – это чревато снижением его конкурентоспособности в новых условиях. Вот ключевая проблема.
 
- Совсем недавно в прессе и на улицах бушевали страсти вокруг нового закона о рыболовстве. Вас обвиняли в том, что Росрыболовство чуть ли не распродало все реки и озёра, и теперь бесплатной рыбалки не будет вообще. Что это за кампания и как любители будут ловить рыбу завтра?
 
- Отвечу на этот вопрос коротко: любительская рыбалка в России была и останется свободной и бесплатной. А по поводу бушевавших страстей… Всё-таки они были не напрасны. В горячей дискуссии родился законопроект «О любительском рыболовстве». Сейчас он дорабатывается в Министерстве сельского хозяйства. Так что, кто не успел, может приложить свои усилия до осени. Тогда, надеюсь, он будет возвращён в Госдуму и принят депутатами.
 
- Сегодня резко выросли цены на красную икру. Опять же, журналисты предрекают её обвальный рост и дальше. Что случилось? Почему выросла в цене икра? Это спекуляция или объективная реальность?
 
- Не хочется, чтобы пафос нашей беседы скатился до банального деликатеса. С красной икрой ничего не случилось. С ней всё в порядке.
 
- Периодически Москва вдруг оказывается в плену билбордов, призывающих есть рыбу. «Рыба ждёт!» Что это за кампания и во сколько она обходится вашему ведомству?
 
- Продвижение российской рыбы на столы россиян, в том числе упомянутый проект под слоганом «Рыба ждёт!». из бюджета не потребовал ни копейки. Это наш факультатив, но, полагаем, он полезен и важен. Продолжим этим заниматься и впредь.
 
ЩУКА ВТО
 
- Что ждёт вашу отрасль завтра?
 
- Основная цель, стоящая перед рыбохозяйственным комплексом, может быть сформулирована так: формирование конкурентоспособной отрасли, обеспечивающей продовольственную независимость Российской Федерации и поэтапное снижение в целом сырьевой направленности рыбного экспорта. Формулировка суховата, но конкретна.
 
Нормы ВТО, напротив, направлены на облегчение экспорта сырья и облегчение поступления импортной продукции на внутренний рынок. В то же время наше законодательство не способствует появлению конкурентоспособных рыбоперерабатывающих предприятий, да и увеличению поставок именно отечественной рыбы на внутренний рынок. Это связано с огромным административным прессом на бизнес при фактическом отсутствии системного контроля над производством продукции. Добавьте к этому несовершенство нормативной базы, инфраструктурные проблемы, неважное стимулирование рыболовства и рыбопереработки.
 
Эффективное функционирование рыбохозяйственного комплекса упрощённо складывается из следующих этапов: научное обеспечение промыслов, вылов, транспортировка, переработка, реализация. Кроме того, для работы за пределами исключительной экономической зоны России ключевую роль играют межправительственные договорённости.
 
Кратко остановлюсь на некоторых этапах. Начну с науки. Без проведения научных исследований невозможно регулировать рыболовство. Российским и международным законодательством установлен приоритет научно обоснованного вылова. Поэтому ежегодно рыбохозяйственными научно-исследовательскими институтами проводятся более 1500 экспедиций и даются оценки по более чем 1000 единицам запасов водных биоресурсов. Однако в связи с фактическим сокращением финансирования ресурсных исследований достоверность оценок ежегодно снижается, и поэтому растут риски по устойчивости отечественных промыслов.
 
- С деньгами на науку напряжёнка?
 
- Именно так. На 2009 год из обоснованных 5,5 млрд рублей на науку было выделено только 4,5 млрд руб. Однако из-за финансового кризиса в 2009 году было проведено два секвестра. В итоге фактически было доведено только 3,4 млрд. В 2010–2012 годах эта секвестрированная цифра осталась практически неизменной, невзирая на инфляцию и рост ГСМ, – это привело к двукратному снижению количества выполненных экспедиций и падению качества информационного обеспечения прогноза.
 
Финансирование 11-ти российских рыбохозяйственных НИИ, ведущих мониторинг и исследования в 10 морях, 3 океанах, а также в многочисленных пресноводных водоёмах Российской Федерации, меньше, чем финансирование одного Бергенского института в Норвегии, осуществляющего исследования только в Баренцевом и Норвежском морях, а также в сопредельных районах Атлантики. В этой связи по некоторым объектам мы используем результаты исследований 2000-2007 годов, а по иностранным зонам – зачастую данные СССР.
 
- А остальные этапы вашей работы? Там тоже проблемы?
 
- Непосредственно процесс добычи регулируется достаточно эффективно, что признают и зарубежные эксперты. Поэтому на добывающих компаниях членство в ВТО практически не оказало влияния. На внешних рынках российская рыбная продукция пользуется устойчивым спросом. Объём экспорта с 2009 по 2012 годы вырос с 1,372 млн тонн до 1,672 млн тонн. Однако в экспорте преобладала сырьевая направленность. Основная доля поставок – 90% – приходится на мороженую рыбу с низкой степенью переработки.
 
То есть экспортный потенциал отрасли достаточно высок, однако требует увеличения доли продукции глубокой степени переработки. В особенности это касается торговых отношений с Китаем. Россия по-прежнему насыщает китайский рынок недорогим слабо переработанным сырьём. При этом, принятые Россией условия при вступлении в ВТО стимулируют именно экспорт сырья.
 
В целом, рыбодобывающий сектор отрасли вполне конкурентоспособен. Однако при этом не реализовывается часть приоритета, а именно уход от сырьевой направленности экспорта. При этом в добывающем секторе отрасли прибыль сравнительно невелика: 1,4–6,5% от выручки. И это является одним из факторов риска, поскольку любое неверное административное решение может мгновенно отбросить отрасль на 7–8 лет назад, когда около 50% предприятий были убыточными.
 
- А если сформулировать все проблемы российского рыболовства в одном кратком абзаце?
 
- Сегодня рыбацкое сообщество поставленно перед задачей увеличить объёмы поставок продукции морского промысла на российский берег для целей переработки. И обеспокоено тем, что может лишиться налоговых льгот и преференций, которые им предоставило государство. Решить поставленную задачу можно, прежде всего, за счёт экономических рычагов в рамках правил ВТО.
 
И, конечно, при одновременном снижении административного пресса на предприятия.
 
Источник: Журналистская Правда