Совет министра

 

Аграрная отрасль — одна из тех, которые очень остро ощущают на себе все колебания мировых и ближайших к нам локальных рынков. Эти изменения требуют и корректировки подходов к развитию отечественного АПК, если мы не хотим потерять свои конкурентные позиции. Какими должны быть критерии оценки работы сельхозпредприятий, как заинтересовать их руководство и трудовые коллективы в повышении экономических показателей, как решить другие текущие проблемы отрасли? Эти вопросы министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонид Заяц обсудил с членами консультационного совета в ОАО «Беловежский».

 

Несмотря на то, что Беларусь не является членом ВТО, она уже полгода де-факто живет по правилам этой организации. Многие нормы, прописанные в соглашениях о создании Таможенного союза и Единого экономического пространства, учитывают требования ВТО. Россия активно реформирует свою систему господдержки, наращивает инвестиции в АПК. Еще быстрее происходят изменения на рынке, где после снижения ставок Единого таможенного тарифа резко обострилась конкуренция.

Логично, что новые условия требуют новых подходов к развитию отечественного АПК. Руководство отрасли убеждено, что сегодня в его основу должны лечь показатели экономической эффективности, в частности размер полученной прибыли на один балло-гектар сельхозугодий. Вопрос изменения критериев развития АПК должен стать одним из тех, которые планируется обсудить на республиканском совещании актива отрасли с участием президента Беларуси, которое состоится в мае.

Нужно вкладывать в человека

Леонид Заяц считает, что успех или неудача того или иного хозяйства в первую очередь зависит от его руководителя и коллектива:

— В основе любого успеха стоит человек. Опыт 30 % хозяйств показывает, что есть люди, которые умеют планировать развитие, анализировать структуру себестоимости, находить резервы для ее уменьшения, считать каждый рубль и получать прибыль. Именно руководитель и его команда заставляют крутиться шестеренки экономического механизма. В последние годы мы много вкладываем в технологии и недостаточно — в человека. В итоге новейшее оборудование эксплуатируется ненадлежащим образом, передовая технология не приносит ожидаемого эффекта. Надо вкладывать в человека, а он уже вложит в технологию и будет по-хозяйски вести себя на производстве.

Правда, одного таланта руководителя и профессиональной компетенции его команды мало. Им необходимы соответствующие инструменты, поле деятельности, на котором они могли бы развернуться. Существующие в нашей стране агрокомбинаты уже доказали свою эффективность. Руководство отрасли намерено продолжать политику укрупнения предприятий и при этом сделать акцент на построении вертикально интегрированных производственных и сбытовых цепочек. В крупные агрохолдинги будут входить не только хозяйства, поставляющие сырье, но и переработка: комбинаты хлебопродуктов, комбикормовые заводы, предприятия — переработчики молока и мяса. Такая схема открывает большие возможности для оптимизации структуры себестоимости. Достаточно сказать, что из нее исключается НДС, а это 20 % на каждом промежуточном этапе: зерно из хозяйства поступает на КХП, оттуда в виде комбикорма идет на свиноводческий комплекс, а затем свиньи продаются на мясокомбинат. Леонид Заяц считает, что недостатка в подготовленных руководящих кадрах в нашей стране нет:

— В нашей системе есть немало способных, талантливых руководителей. Есть отличные кадры, которые по каким-либо причинам сегодня напрямую не связаны с аграрной отраслью. Привлечение их знаний и опыта позволит эффективно работать на земле. Новые холдинги нужно создавать под конкретного человека, чтобы он мог решить главную задачу — получение прибыли в сельхозпроизводстве.

Главный стимул

Еще один важный вопрос, который требует обсуждения с участием лучших умов отрасли, — построение эффективной системы мотивации труда. Руководство отрасли склоняется к тому, что трудовые коллективы могут претендовать на часть прибыли, получаемой предприятиями. Доля, которая будет распределяться между руководством и работниками холдинга, должна быть приличной, чтобы они могли «почувствовать деньги».

Также министр считает возможным предоставить бoльшую хозяйственную самостоятельность руководству предприятий:

— В деятельность такого холдинга нет необходимости вмешиваться госструктурам. Наше влияние должно распространяться только в рамках госзаказа. Производитель сам должен решать, что и как ему сеять, как добиваться экономического результата.

В ходе обсуждения Леонид Заяц предположил, что республиканское совещание, может стать не разовым, а регулярным событием — своеобразными экономическими «Дажынкамi»:

— Сегодня мы чествуем комбайнеров, механизаторов, специалистов на «Дажынках». Не менее важно подводить экономические итоги года, отслеживать, как сложилась экономика хозяйств, добившихся высоких результатов и отмеченных на «Дажынках». На майском собрании мы всенародно назовем и наградим руководителей и специалистов хозяйств, которые достигли наилучших экономических показателей, работали наиболее эффективно. Каждый должен выйти из зала с глубоким пониманием того, что впредь оценки будут даваться по результатам экономической деятельности.

Участники консультационного совета поддержали идею создания агрохолдингов. В каком-то смысле они уже де-факто существуют. Ни один руководитель предприятия-лидера не бросает на произвол судьбы другие хозяйства района.

 

— Мы работаем не только на свое хозяйство, но и на других, — рассказал директор ОАО «Беловежский» Юрий Мороз. — Наше предприятие скупает все излишки зерна в районе. Весной кому-то не хватает кормов. Мы даем ему комбикорма, чтобы потом вернуть зерном нового урожая.

Председатель СПК «Остромечево» Алексей Скакун заметил, что у каждого предприятия, в том числе у ведущих, есть резервы для снижения издержек. В качестве примера он привел свое хозяйство:

 

— Мы начали готовить свой комбикорм. Раньше возили все на КХП, затраты были выше. Закупили французские кормораздатчики. Теперь один человек грузит, смешивает и раздает корма. Собственная строительная бригада удешевила реконструкцию ферм на 30 %. Еще много резервов есть и в полеводстве, и в животноводстве.

Проблемы себестоимости

Каждый из участников заседания постарался высказать свои предложения, однако разговор то и дело возвращался к текущей ситуации в АПК. Руководители хозяйств говорили о наболевшем.

Юрий Мороз коснулся непростой ситуации, сложившейся в отечественном свиноводстве. Падение цен на свинину на российском рынке, начавшееся в конце прошлого года, и в новом не приостановилось, а продолжилось. Теперь белорусским свиноводам необходимо срочно искать способы снижения себестоимости. В ОАО «Беловежский» на фоне многих других хозяйств дела идут неплохо: есть собственный мясокомбинат, построены и действуют чистопородные племенные фермы, а также репродуктор, поставляющий свинок для производственного комплекса на основе двухпородного скрещивания. Но и «Беловежскому» придется непросто, если цены не восстановятся. В поисках решения специалисты предприятия добрались до Соединенных Штатов.

— Сегодня США — лидер по производству сои, но вы думаете, что они там кормят ею свиней? Нет, рацион животных почти полностью состоит из кукурузы, недостаток белка компенсируется мясокостной мукой, а необходимые аминокислоты свиньи получают из синтетических добавок. В итоге себестоимость свинины там в 2,5 раза ниже, чем у нас, — рассказал Юрий Мороз. — Конечно, применяются в технологии и регуляторы роста. В любом случае это пример иного подхода по сравнению с нашим, когда в рацион обязательно включаются соя, пшеница, ячмень.

Будет ли американская технология работать в наших краях, предстоит выяснить ученым и производственникам. В ходе заседания на «обратную сторону» снижения себестоимости обратил внимание председатель СПК им. Кремко Сергей Кремко:

 

— Это интересный опыт, но я далек от мысли, что, если перейти, как американцы, на чистую кукурузу, мы будем иметь в свиноводстве тот же привес, что и сейчас. Готовы ли мы отказаться от роста показателей производства? Да и будет ли такой способ снижения себестоимости эффективным, ведь на кукурузе мы получим жир, а это понижение категорийности. В итоге, снижая издержки, получим не совсем то, чего добивались.

Еще один путь снижения себестоимости — рост производительности труда. В Германии один фермер может совмещать до 15 профессий, обслуживая комплексы до 1 000 голов дойного стада. Конечно, он не способен заменить всех специалистов. Их функции выполняют консультанты, которые за соответствующую плату вникают в проблемы фермы и помогают их решить.

Отчасти процесс сокращения персонала в Беларуси сдерживается социальными причинами, отчасти сказывается несовершенство технологий. Есть случаи, когда численность сотрудников можно оптимизировать, но не получается. Председатель СПК «Прогресс-Вертелишки» Василий Ревяко посетовал на огромный документооборот, с которым не по своей воле имеет дело его хозяйство:

 

— Постоянно идут какие-то бумаги, запросы, требования «во исполнение поручения… требуем предоставить…» и т. д. и т. п. Двадцать лет назад у нас в хозяйстве сидело 40 бухгалтеров со счетами, сегодня сидят 40 с компьютерами. Я предлагаю главбуху сократить, но та отвечает, что уволится, потому что не справится с объемами этой работы. Надо бы сократить всю эту писанину. Мы подсчитали: только за прошлый год исписали 2,5 т бумаги.

Рынок нуждается в тонкой настройке?

Волнуют Василия Ревяко не только бумажные трудности. Главное — проблемы сбыта. Сегодня на российском рынке сложились весьма низкие цены не только на свинину, но и на птицу. Его хозяйство столкнулось с проблемой реэкспорта. Ушлые дельцы закупают продукцию в Беларуси по экспортным ценам, а затем, не вывозя ее из страны, направляют на внутренний рынок. Конечно, такими случаями занимаются правоохранительные органы, но производственника сейчас волнует не справедливость, а то, что страдают его продажи.

До сих пор белорусский АПК развивался рядом с фактически необъятным российским рынком. Однако вступление в ВТО, аграрные реформы и наращивание инвестиций в отрасль в России привели к тому, что белорусские производители начали нащупывать дно некогда бездонного рынка. Да и на родных прилавках новые условия отнюдь не гарантируют место.

 

В 2013 году, в начале марта, как раз тогда, когда в теплицах КСУП «Брилево» начинают собирать урожай огурцов и в хозяйство поступает первая выручка из магазинов, в страну попала партия дешевой турецкой продукции. Начало сезона оказалось смазанным, а затраты, которые формировались в течение декабря-февраля, еще нужно вернуть. Директор КСУП «Брилево» Аркадий Кобрусев предложил создать механизм регулирования производства овощей:

— Нужен механизм, который позволит оценивать объемы производства продукции, рассчитывать потенциальную цену, чтобы была возможность формировать затраты, исходя из предполагаемого сбыта. Ну, и конечно, какие-то действия по компенсации издержек, рисков, если возникают такие обвалы, как в нынешнем году.

Проблема постоянных дисбалансов спроса и предложения на рынке овощей существует. Свою лепту вносят и хозяйства, и фермеры, и импортеры. В итоге в одном году овощеводы получают значительные прибыли, в другом — терпят убытки. С ними более-менее успешно справляются фермеры, обладающие большей мобильностью по сравнению с хозяйствами, на которых лежат обязательства перед стабилизационными фондами. Впрочем, каким бы расчетливым ни был руководитель, какой бы совершенной ни была его технология, иногда рынок работает против производственника: цена оказывается меньше затрат. Это риски, которые практически одинаковы и для белорусского крестьянина, и для голландского фермера. Разница в том, что голландец работает в условиях свободного ценообразования, а белорус сталкивается с государственным регулированием.

Кто оплатит кредиты?

 

Дисбаланс цен в 2011 году был проблемой для многих хозяйств. Впоследствии закупочные цены повысились и сельхозпроизводители смогли возместить затраты. Теперь же проблема вновь стала актуальной. О ней напомнил председатель СПК «Совхоз «Слуцк» Василий Ачаповский:

— Весной прошлого года установили закупочные цены на животноводческую продукцию. Они были очень хорошими. Я даже подумал: вот теперь-то рассчитаемся со всеми долгами и заживем… Но не тут-то было. Прошел год, закупочные цены остались на прежнем уровне, а на свиней даже снизились. В то же время ГСМ подорожали на 30 %, комбикорма — на 50 %, калийные удобрения — в 5 раз, КАС — в 3,3 раза, фосфорные — на 60 %. Мы же свою продукцию не из воздуха берем. Нам приходится все покупать. При этом наши цены регулируются, а цены поставщиков топлива, удобрений, горючего — нет.

Долговое бремя отечественного АПК с каждым годом увеличивается. Оно и тянет многие хозяйства на дно. Даже крепким руководителям непросто совладать с долгами. Отчасти финансовые обязательства формируются из-за дисбаланса цен, отметил председатель СПК «Першаи-2003» Евгений Скрундь:

 

— Сегодня наше хозяйство просто вынуждено строить новую ферму: она нужна для скота из присоединенного предприятия. У нас уже построена МТФ, мы возвращаем кредит в 21 млрд руб. Теперь кредитная нагрузка увеличилась до 43 млрд. Производители комбикормов, поставщики запчастей могут заложить в цену все свои кредиты, и мы де-факто их оплачиваем. У нас цена зафиксирована — так и растет долговая нагрузка.

Инвестиции в основные средства также увеличивают финансовые обязательства. По идее такие вложения должны окупаться, они делаются при поддержке государства, однако на практике не всегда разумно выбираются объекты для инвестиций. Председатель СПК «Агрокомбинат Снов» Николай Радоман в качестве такого примера привел строительство доильного зала на ферме, где среднесуточный удой от коровы составляет всего 6,4 л. О том, насколько серьезным бременем будет кредит для хозяйства, принявшего такое необдуманное решение, свидетельствует опыт самого «Снова».

 

— Мы построили роботизированную ферму. В декабре ввели ее в строй и начали возвращать кредит. Рентабельность молока по прошлому году составляла 48 %, а в январе снизилась уже до 12 %, хотя мы доим 26,4 л на корову, у нас 2 700 голов, а в день сдаем 72 т, — рассказал Николай Радоман.

По его мнению, необходимо избегать подобных «инвестиций», когда деньги дают не надежду на улучшение ситуации в хозяйстве, а тянут его на дно. Председатель СПК «Агрокомбинат Снов» обратил внимание на опыт ЕС, где правительство сразу компенсирует 50 % стоимости новых ферм и комплексов, а вторая половина представляет собой долгосрочный кредит. Николай Радоман уверен, что такая схема поддержки позволит сократить финансовые обязательства.

Извилистый путь господдержки

 

Присутствовавший на заседании заместитель председателя Брестского облисполкома Яков Буховецкий указал на принципиальную разницу в схемах господдержки, распространенных в мире и принятых в нашей стране:

— Строится новая ферма, допустим, она стоит 60 млрд руб. Хозяйство берет кредит под 30–40 %. Область из бюджета начинает гасить банкам процентную ставку, основной долг возвращает хозяйство. За три года область процентами фактически вернет банку сумму кредита, какую-то часть выплатит сельхозпредприятие — считай, что ферма стоит уже 120 млрд. А если бы государство за свой счет построило ферму, то потратило бы только 60 млрд. Точно также и с лизинговым трактором. Мы удешевляем его на 50 % за счет бюджета и считаем, что дали дотацию сельскому хозяйству, тогда как на самом деле деньги получили банкир и изготовитель трактора.

В европейских странах сельхозпроизводитель получает дотации и компенсации напрямую и уже сам решает, как ими распорядиться. С 2013 года такая схема распределения господдержки принята и в России. Теперь местные аграрии получают определенную сумму на гектар угодий и на единицу произведенной продукции.
Леонид Заяц отметил, что руководство отрасли понимает озабоченность аграриев валом долгов, дисбалансами в экономике, низкими ценами, проблемами экспорта. Он пообещал, что в ближайшее время министерство внесет свои предложения по поддержке свиноводов для рассмотрения правительством страны.

Кроме того, министр сельского хозяйства и продовольствия высказался в пользу создания единой компании для экспорта мясо-молочной продукции. Объединенные ресурсы позволят эффективнее работать на внешних рынках и снять с хозяйств часть сбытовых проблем.

Также Леонид Заяц пообещал проработать в министерстве и правительстве вопросы изменения механизма распределения государственной поддержки.

— Необходимо, чтобы поддержка выдавалась на реализованную продукцию. Следует направить ее не на какие-то программы, а дать возможность субъекту хозяйствования «почувствовать» ее на своем расчетном счете, позволить руководителю решать, что с ней делать. Сегодня треть цены за удобрения оплачивает СПК, а две трети — государство, но эти деньги напрямую поступают на завод, — сказал министр.

В целом, инициативы руководства отрасли направлены на создание предпосылок для устойчивого экономически эффективного развития отрасли в условиях ВТО. После того, как Россия стала членом этой организации, вступить в нее рано или поздно придется и Беларуси. Следовательно, и внутренний рынок окажется менее защищенным. Поэтому за достаточно короткий срок отечественному АПК необходимо подготовиться к этим обстоятельствам. Опыт работы наших предприятий на российском рынке показывает, что пока адаптация проходит с трудом.