О текущем моменте в земледелии республики накануне посевной кампании с нами поделился академик Мехлис Сулейменов

 

В любом серьезном деле стратегия предопределяет ход дальнейшего решения поставленных задач. Не исключениеи организация полевых работв земледелии. Конечно, к окончательномурезультату ведут точность и гибкостьтактических приемов с учетомбыстроменяющихся условий погодыи рынка. Но роль правильной стратегии трудно переоценить. В историиземледелия нашей страны, начинаяс советского времени и до сегодняшнегодня, практиковались разные модели стратегических подходов. Дадимих краткую оценку.

 

Советская модель

Во все времена, от Сталина до Горбачева,не менялся главный принцип советского метода управления сельским хозяйством – все решал центр, который выдавал стратегические направления в видеконкретных цифр производства зерна и других продуктов земледелия в формепятилетних планов, основанных на решениях очередного съезда Компартии. Потом контрольные цифры разбрасывали по республикам, областям, районами хозяйствам. В хозяйстве оставалось только распределить заданную структуру посевов по бригадам и полям. Все было предельно просто, хотя земли всегдапочему-то не хватало, так как цифры посева никогда не сокращались, они всегда имели тенденцию к увеличению.

Для нашей республики главной контрольной цифрой был план сдачи зерна государству. Однако партия всегда любила ставить сверхзадачу: засыпатьв закрома родины миллиард пудов зерна, что было значительно выше плана. Отсюда для всех участников битвы за большой хлеб все замыкалосьна достижении любой ценой магического барьера в миллиард пудов зерна. Поэтому все остальные культуры отходили на задний план, не вызывая ниу кого никакого интереса. Перед директором совхоза всегда стояла архисложная задача расширения площади посева зерновых культур, не сокращая площадь чистого пара. Выход всегда был только один: распахать еще кусок непахотной земли под видом коренного улучшения пастбищ. Модель простая и оченьнеэффективная. Хорошо, что она осталась в истории, хотя некоторый зудв отношении постоянного вовлечения малопродуктивных земель в оборот ещене полностью утрачен.

Модель переходного периода

Переход из развитого социализма в дикий капитализм оказался трудным для всей экономики, а для сельского хозяйства просто разрушительным. В это время единственной возможной стратегией, позволившей выжить аграрному сектору, оказалась ставка на производство зерна яровой пшеницы, цены на которуюна мировых рынках были благоприятными. Для реализации задачи выживания прежде всего были выведены из оборота все земли низкого качества,в особенности в сухой степи с постоянной угрозой засухи. На оставшейсяпашне стали сеять одну пшеницу по упрощенной технологии, то естьс минимальными затратами. В восточном регионе страны, где издавна занимались выращиванием подсолнечника, расширили площади под этой, как оказалось, экономически выгодной культурой. Такая стратегия действительно позволила пройти самые сложные времена и сохранить зерновое производство – основу нашего сельского хозяйства.

Но эти действия, тем не менее, никак нельзя отнести к понятию состоятельной стратегии развития земледелия из-за фокусирования на одной культуреи полном игнорировании задачи интегрированного развития сельского хозяйства в целом, включая животноводство. Такая модель земледелиясо ставкой на одну, даже очень важную, культуру закрывает возможность поиска других, альтернативных, культур, имеющих немалые скрытые возможности и даже превосходящие легендарную пшеницу в условияхрыночной экономики.

Модель переходного периода, также как и советскую модель, надо оставить для истории, так как она не соответствует принципам состоятельного земледелия, охватывающим задачу сбережения почвенных ресурсов для будущих поколенийс адекватным реагированием на вызовы рыночной экономики.

Модель состоятельного земледелия

В мировой научной литературе по земледелию сейчас часто употребляется словосочетание «sustainableagriculture», которое обычно переводится на русскийязык как «устойчивое земледелие». На мой взгляд, этот перевод не совсем точно отражает смысл данного выражения. В английском выражении подразумевается ведение земледелия таким образом, чтобы не нарушался природный баланс, исключались процессы всех видов эрозии почв и соблюдалось экологическое равновесие. То есть на первый план не выносятся, как обычно, проблемы максимального производства продукции или достижения максимальной прибыли. Вместе с тем каждому понятно, что в условиях рыночной экономики система земледелия не может считаться состоятельной, если она не обеспечиваетполучения прибыли.

В нашей стране в последние годы делаются определенные шаги в направлениисостоятельного земледелия, но их надо закреплять и усиливать. Однимиз важных элементов на этом пути стало освоение ресурсосберегающих принципов ведения земледелия, то есть масштабное применение нулевыхи минимальных технологий обработки почвы с учетом ландшафтного многообразия. Это, как правило, гарантирует лучшее сбережение органического вещества почвы, основы продуктивного использования земли. В этом женаправлении работает сокращение площадей под черными парами, наиболее разрушительным агротехническим приемом. Он был направлен на лучшеесбережение почвенной влаги и борьбу с сорняками, однако при этомне обращали внимания на то, что происходила не всегда заметная глазу ползучая потеря плодородия почвы. До канадцев это дошло только через сто лет интенсивного парования, и они открыто признали существенно ухудшившееся состояние почв как угрозу будущему нации. Наше небольшое преимуществов том, что почвы в основном осваивались 60 лет назад, и наши пары былине совсем чистые и их применяли не так часто, как в Канаде. Сейчас, судя по статистике, площадь паров существенно сократилась. И это правильное решение. В зоне сухой степи, в особенности после бесснежных зим, часть пашни имеет смысл оставлять под пар, но он должен быть надежно защищенот эрозии путем замены механических культиваций на опрыскиваниегербицидами. Кстати, весной прошлого года, когда создалась такая ситуация после бесснежной зимы, многие сеяли пшеницу в надежде на летние дожди.Это неверная тактика, в которой много от советской модели, в которойне учитывались конкретные предпосылки для изменения площадей параи полевых культур.

Следующий шаг – это определение структуры посевов. В советское время все было просто: был утвержденный свыше план, и его надо было выполнять всем.В переходное время, из которого еще не все вышли, также было все предельно просто: сей одну пшеницу и жди у моря погоды. Теперь дело сложнее: надо посеять такой набор культур, который в условиях данного года даст наиболее высокую прибыль. Это очень непросто, если учесть, что надо приниматьво внимание складывающие природные условия, прогноз погоды, а такжеожидаемые рыночные цены на продукцию всех культур, которые можно сеятьв наших степях.

В последние два-три года процесс диверсификации стал набирать силу, ноон все еще только на начальной стадии. Наиболее заметно расширились посевы масличных культур. Собственно говоря, площади под подсолнечником в ВКОстали расти еще в переходный период. К ней присоединилась и соседняяПавлодарская область. В этих двух областях уже наблюдается излишнее увлечение этой культурой, что отражается в низкой урожайности. Поэтомувряд ли надо поощрять такую стратегию, лучше иметь меньшие площади посева подсолнечника с гарантией достаточно высокого урожая. В областях северногои западного регионов раньше эту культуру почти не знали, но сейчас эти области сеют по 40–50 тысяч га с хорошими результатами. Можно ожидать, что площади будут расти, для этого есть все основания.

В северном регионе растут площади под рапсом, который как влаголюбивая культура лучше вписывается в природные условия Северо-Казахстанской области. Рапс обычно сеют по парам, чтобы гарантировать получение всходови иметь достаточно влаги для дальнейшего развития. Но при посеве по пару всходы рапса нередко страдают от сильных ветров, которые могут даже уничтожить посевы. В Канаде также вначале сеяли рапс по парам, нос усовершенствованием технологии прямого посева в стерню пшеницы его стали сеять и по стерне. Рапс в условиях Северо-Казахстанской области дает урожайность на уровне 60–80% от урожайности пшеницы, в то время как для одинаковой экономической эффективности обычно достаточно получить урожай рапса, равный половине урожая зерна пшеницы. Поэтому по мере повышения культуры земледелия площади под рапсом будут расти.

За последние два года на второе место среди масличных культур после подсолнечника неожиданно вышел лен масличный, который даже не включенв статистическую отчетность. Получилось, что культура, занимающая второе место, числится в числе прочих культур, уступая даже горчице, которая занимает незначительные площади. Лен завоевал популярность благодаря тому, что он удается и в зоне сухой степи. Например, в прошлом острозасушливом году на фоне высокой культуры земледелия в опыте Каната Акшалова в НПЦЗХимени А. И. Бараева (Шортанды) получили по 7–9 ц/га семян льна, в то время как на фоне низкой культуры земледелия урожайность семян льна составила всего 2–3 ц/га. Это говорит о том, что такие масличные культуры, как рапси лен, вовсе не гарантируют успех в любом хозяйстве. Причем для мелкосемянных культур особенно важно обеспечить хорошее качество посева, которое в данном опыте было достигнуто прямым посевом с помощью сеялкиCondor 12001 немецкой компании «Amazone».

Среди масличных культур на юго-западе еще в переходном периоде хорошо зарекомендовал себя сафлор, который отличается неприхотливостью к условиямразвития. На Красноводопадской станции селекционер М. Конырбеков вывел несколько засухоустойчивых сортов сафлора, а Р. Медеубаев разработал технологию его возделывания. В последние годы интерес к этой культуре возрос в Жамбылской и Алматинской областях в связи с хорошими ценамина семена, а также на лепестки цветов сафлора. Широким испытанием сафлора занялись также в Костанайской и Акмолинской областях. Пока выжидаютактюбинцы, хотя именно там у него перспективы лучше, чем в северном крае.

Для диверсификации земледелия особенно важно в каждом хозяйстве по возможности выходить на оптимальные параметры структуры посевов.Если в плане расширения масличного клина процесс, как говорят, пошел, то этого не скажешь о бобовом компоненте. А именно бобовые культуры являются главной опорой состоятельного земледелия. Прежде всего необходимо позаботиться о месте этих культур в севооборотах. При сокращении доли чистого пара вместо него надо сеять не зерновые, а зернобобовые культуры, бобовые травы или сидераты типа донника. Здесь достигается улучшение баланса азота за счет фиксации азота воздуха, в то время как с помощью пара эта проблема решается за счет ускоренного разложения органического вещества почвы.

Кроме того, зернобобовые культуры в нашей степи дают урожайность зернана уровне от 60 до 90% от уровня урожая яровой пшеницы, в то время какна мировых рынках цены на зерно нута и чечевицы в два-три раза выше, достаточно высокие цены и на горох. То есть совершенно очевидна выгодностьих возделывания. Но пока дело идет туго. Хотя горох достаточно хорошо известен нашим агрономам, да и нут давно зарекомендовал себя с лучшейстороны в сухой степи. Есть уже несколько хозяйств, с успехом сеющих чечевицу. Нут хорошо приспособлен как к условиям сухой степи на севере, таки для богары на юге. То есть все это наши культуры, и их доля должна быстро расти.

На орошении из зернобобовых культур в Алматинской области сеют только сою, но пока ее площади невелики. В Кыргызстане хорошо пошла фасольна орошении, которая сейчас активно экспортируется и стала серьезным источником валютных поступлений в страну. А в соседней Жамбылской области ее не сеют. Нет ее также и в Алматинской области. А ведь, фасоль дает намного больше прибыли, чем зерновые культуры на орошении.

В самом сложном состоянии сейчас кормопроизводство, на которое перестали обращать внимание со времен начала переходного периода. Сейчас на подъемживотноводческой отрасли выделяются достаточно большие ресурсы, но решитьдолгосрочные программы расширения поголовья скота невозможно без всестороннего развития полевого и пастбищного кормопроизводства.В полевом кормопроизводстве всем известна роль многолетних бобовых трав или бобово-злаковых смесей. Однако ежегодные посевы семян люцерны, эспарцета и донника совершенно незначительны, и непонятно, чеммы собираемся кормить продуктивный скот. Включение бобового компонентав смеси однолетних трав также даст дополнительный источник кормов высокой ценности. Было немало примеров использования донника на силос, и этотресурс остается почти неиспользованным. Словом, в структуре посевов надо восстанавливать долю кормовых культур.

В этом году зима выдалась многоснежная, это вселяет уверенность, что запасы влаги в почве весной повсеместно будут достаточно хорошими. Поэтому надо использовать эту весну не только для наращивания производства зерна и семянмасличных культур, но и для решения задач расширения диверсификации посевов, с особым уклоном на бобовый компонент.

М. К. Сулейменов, академик НАН РК, главный научный сотрудник НПЦЗХ имени А. И. Бараева

Журнал «Аграрный сектор», № 1(15), март, 2013 г.