Вода в полях ставит под угрозу посевную зерновых в Приамурье

 

Нынешний год может стать одним из самых тяжелых в истории сельского хозяйства Амурской области. Посевная кампания опаздывает более чем на две недели. Из-за сильных апрельских снегопадов поля напоминают озера, почва уходит из-под ног, трактора буксуют, а люди нервничают. Такого наводнения и грязи не припомнят даже старожилы.

За драматическими событиями в совхозе «Корфовский» следит вся Амурская область. Не сказать, что здесь хуже, чем у других,  — условия везде одинаковы. Просто именно это хозяйство традиционно приступало к посевной кампании первым. Директора соседних сельхозпредприятий сразу начинали перешептываться, мол, если «Корфовский» зашел в поля, значит, всем пора. В нынешнем году совхоз-первопроходец долгожданного сигнала соседям так и не дал. По всему Приамурью трактора греют двигатели вхолостую. Посевная ячменя скорее напоминает открытие судоходной навигации.

Собираясь в эту командировку, я не ждал, что все окажется так серьезно, но на всякий случай забросил в редакционный микроавтобус коротенькие резиновые сапоги. Они оказались почти бесполезны — сейчас там нужны болотники и прорезиненный рыбацкий комбинезон.

— Не боись, не застрянем! Лезь в кабину, пешком все равно не пройдешь, а плавать сейчас холодно, — решительно предлагает занять место на засаленной сидушке Петр Грязнов. Старейший механизатор совхоза «Корфовский», седой и усатый, наглухо задраивает двери и плавно давит на педаль газа. Двигатель трактора Т-150 натужно набирает обороты, машина смело заходит в воду. Путь до временного полевого стана напоминает форсирование водной преграды. Впереди, по бокам и в корме аграрного внедорожника плещут волны, колеса наполовину в воде. Даже хочется напеть что-нибудь из серии «большому трактору — большое плавание».

— С бороной мы бы уже «сели» по самую макушку, поэтому я ее отцепил. Налегке точно проскочим, — успокаивает Петр Николаевич. Несколько сотен метров трактор «проплывает» достаточно уверенно. — Я с 1988 года здесь работаю, всякое видел, и сырости хватало, но такого не припомню. У нас сейчас одна головная боль — если сеять не начнем, как жить дальше? Каждый день простоя по зарплате бьет, у нас ведь деньги, только когда колеса по полю крутятся. У всех семьи, дети-внуки, самим что-то кушать надо.

— С утра до вечера ремонтом занимаемся! — встречает нежданных гостей другой механизатор Иван Сольский. — Уже все бороны на три раза перечинили. Затащили их на этот бугорок еще по снегу — к посевной активно готовились. А сейчас куда ни посмотри, вода кругом.

Кучка хмурых мужиков откладывают инструменты, рассаживаются на перекур. Кто постарше — рассуждают о житейских проблемах, молодежь лениво копается в сотовых телефонах. Торопиться некуда. Невооруженным взглядом видно — люди откровенно измаялись ожиданием и готовы рвануть в поля при первой возможности. Год назад такая представилась им 4 апреля, а к сегодняшнему дню посевная ранних зерновых была уже успешно завершена...

Другого выхода нет

Свой рабочий день руководитель многострадального совхоза Виталий Гришин начинает с включения компьютера. Увы, прогноз погоды в интернете пока не отличается благосклонностью: сначала был снег, валивший в течение всего апреля, сейчас — отсутствие стабильного солнца и постоянная угроза дождей.

— Все в шоке! — не скрывает разочарования Виталий Евгеньевич. — Техника готова, люди сидят — ждут команды, семена отборные уже столько времени без дела лежат... Все волнуются, все переживают. Еще немного — и от ячменя придется отказаться. Овес можно чуть позже сеять, им попробуем кое-что перекрыть. Опять же овес не панацея. Соей будем все свободные поля занимать. Если погода позволит, то числа восьмого мая начнем. Это грозит нарушением севооборота, однако другого выхода нет. Есть еще планы по кукурузе. Наш совхоз лет шесть ее не возделывал, но недавно решили возрождать. Решение получилось своевременным — эта культура не связана жесткими сроками. Мы в Китай ездили, смотрели — они там ее до нового года в поле держат, чуть ли не по снегу убирают. Тем более современная техника мороза не боится. С ячменем так не получится, эта культура в принципе очень рискованная. Будем делать все возможное. Выбора нет.

В масштабах области совхоз «Корфовский» достаточно небольшой, но выглядит аккуратно и даже уютно. На зерновом дворе асфальт и почти хирургическая чистота. Особой роскоши нет, однако коллектив предприятия держится за рабочие места. Никакого пресловутого запаха перегара или открытого разгильдяйства.

Значительную часть мощностей удалось сохранить еще с советских времен. Вот уже 70 лет предприятие является ключевым для населенных пунктов Красное и Корфово в Тамбовском районе. Местного населения около 500 человек, из которых 60 трудятся в «Корфовском». Другой работы в округе нет. Успешные посевная и уборочная — принципиальный вопрос выживания.

— Мы не очень богаты, но по мере возможностей пытаемся обновлять технику, ремонтируемся, семена высокой репродукции используем. Стараемся не отставать от других, — продолжает делиться Виталий Гришин. — Благодаря этому зиму пережили без особых проблем, и долгов почти не имеем.

Волнение директора совхоза можно понять. Помимо растениеводства, хозяйство занимается мясным скотоводством. Местное поголовье насчитывает около полутора сотен отборных животных. Зерновые для них — основной корм.

Надежда только на себя

Село Красное со штаб-квартирой «Корфовского» совхоза приютилось на самой государственной границе. Контрольно-следовая полоса и автоматическая система охраны тянутся прямо по крайней улице. Пограничные наблюдательные вышки нависают над огородами. Места относительно глухие, города и крупные автомагистрали далеко в стороне. Надежда только на себя.

В небольшой столовой подают обед для механизаторов: густой наваристый борщ из свежей капусты с говядиной, на второе — котлеты с рисом, заправленным поджаркой из моркови. Мы пьем сладкий горячий чай, закусываем ломтями белого деревенского хлеба. Буханки на больших разносах выносят из кухни, расставляют на столах — хлеб печется на продажу местному населению. Почти все свое, уверяют повара. Централизованно завозить продукты в такую даль не всегда выгодно.

Как ни крути, а от работы местного совхоза зависит вся сельская жизнь. Сам факт того, что механизаторы обедают в селе, уже тревожен. Во время посевной и уборочной питание обычно доставляется прямо в поле. Но сейчас отправлять туда машину с термосами опасно — надежнее привезти людей на том же тракторе.

— Уже не до хорошего, — признается главный агроном хозяйства Сергей Лузин. — Каждый день поля объезжаем, высматриваем хоть какие-то подсохшие участки, но развернуться пока негде. Поедем — это озеро покажу, там хоть рыбу разводи.

Огромная территория, сплошь покрытая водной гладью. Тут и там торчат верхушки небольших деревьев, кустарника, волны омывают столбы линии электропередачи. Умиротворяющей картиной любуемся прямо с дороги. Каждый шаг ближе к воде чреват последствиями — нога тут же тонет в жиже.

— На этом участке 240 гектаров посевных площадей, — продолжает делиться Сергей Владимирович. — Такая картина повсеместно. Мы оказались в тупиковой ситуации. Раньше в плохие годы можно было застраховать посевы и в случае непогоды получить компенсацию. Но сейчас нам даже застраховать нечего. Пока у нас просто ничего нет.

Соя во спасение

В областном минсельхозе за ситуацией в районах следят в круглосуточном режиме. Робкие попытки зайти в поля делают многие хозяйства, но пока начать работу удается единицам.

— Буквально сегодня были в колхозе «Луч», они нашли у себя участок в 400 гектаров, где можно начинать работать. Сначала попробуют пройти там на машине высокой проходимости. Если все получится, то приступят к подготовке почвы, — поделился первыми оптимистичными прогнозами начальник отдела управления растениеводства Александр Седых. — Агрофирма «АНК» в Толстовке уже начала боронование, в субботу или воскресенье пойдет сев ячменя. Скорее всего, они станут первыми в нынешней посевной кампании. Если говорить в целом, то опаздываем от оптимальных сроков на 10—15 дней, однако ячмень можно сеять вплоть до 5 мая, а до 10 числа — пшеницу. Паники в хозяйствах нет, люди, конечно, ждут, беспокоятся, но настроены оптимистично, ищут запасные варианты. В крайнем случае будем опираться на сою. Наша основная культура традиционно сеется позже зерновых, земля к тому времени все равно подсохнет. Соей займем все, что можно, даже площади, запланированные под зерновые. Наших запасов семян для этого хватит.

1 миллион 74 тысячи гектаров в нынешнем году займут посевные площади в Амурской области. Под зерновые запланировано 236 тысяч гектаров, под сою — 734 тысячи, остальное достанется гречихе, травам и прочим культурам

Источник: ampravda.ru