Китайские сельхозпроизводители решили прочно осесть на режевских землях

От Екатеринбурга до Режа — 83 километра на северо-восток, от Режа до села Останино — ещё пяток километров. Там на площади в 160 гектаров шестой год успешно выращивают овощи мигранты из Поднебесной. В основном — огурцы и помидоры в теплицах, отчасти — капусту на открытом грунте. Летом здесь работает более двухсот овощеводов. Средний заработок — 650 долларов в месяц, что пятикратно превышает зарплату селян в глубинке Китая.

Это — одно из девяти китайских хозяйств сельского профиля, зарегистрированных в Свердловской области. По данным «Российской газеты», овощи, выращенные китайцами, составляют 50 процентов от тех, что продаются в Екатеринбурге. Всего же на овощных плантациях Среднего Урала трудится менее трёх процентов от общего числа гастарбайтеров.

«Мы проверяем не иностранную организацию, а режим пребывания граждан, — с порога предупредил начальник отдела миграционного контроля майор внутренней службы Сергей Елисеев. И добавил: — За день можем не управиться». Оперативные группы федеральной миграционной службы УФМС по Свердловской области выезжают из Екатеринбурга на рассвете и среди ночи, чтобы застать нелегалов что называется в постели.

Едва свернули с Режевского тракта в поле, навстречу попался миниатюрный трактор, баранку которого крутил молодой китаец. Как позже выяснилось, этот почти игрушечный агрегат — единственная техника большого тепличного хозяйства «Золотая земля». Именно так, воодушевившись плодородностью уральской почвы, назвал территорию под Режом китайский инвестор Пяо Чэньнань, сколотивший первоначальный капитал на торговле в Екатеринбурге. Земельные паи под китайцев оформил на своё имя уроженец Останино Владимир Баласанян, он же управляющий и директор хозяйства по общим вопросам... Едва миграционная служба нагрянула в Останино, управляющий примчался сюда из Режа с копиями документов на каждого гастарбайтера.

Тем временем оперативники собрали «в столовую» (тесную лачугу, где было тепло) 14 китайцев — всех, что были в наличии, — и зорко следили, чтобы никто не ускользнул... Оглядевшись по сторонам, видим необъятный фронт работ — кроме пары плёночных теплиц с рассадой огурцов и помидоров, где топились буржуйки (и тут же спали истопники), голые остовы других сооружений. «Сталые. Надо менять», — объявился среди иностранцев русскоговорящий человек в чистой кожаной куртке. «Вы директор?». Тот представился «папой дилектола» и заявил, что китайцев нынче здесь будет мало: «Узбека блать будем. Узбека тозе халасо лаботать».

Судя по отчёту миграционной службы за 2012 год, поток гастарбайтеров, прибывающих на Средний Урал по визовому режиму (в их числе — овощеводы из Поднебесной), заметно сократился, зато приток «безвизовиков» (в частности из Узбекистана) растёт из года в год. Теперь китайским предпринимателям проще использовать свободные руки выходцев из СНГ, а в Белоярском округе, к примеру, в овощных теплицах бок о бок с гастарбайтерами нынче работают и местные жители. В остальном без перемен: труд на земле тяжёл, условия жизни отвратительные, качество китайской продукции — под подозрением.

Инфографика Евгения Суворова.

Однако ни одного нелегала мы в Останино не обнаружили. Проверка китайского хозяйства на предмет использования пестицидов и прочей «химии» не входила в задачи оперативного рейда миграционной службы. И всё же ненароком спрашиваю управляющего: «Сами-то вы эти овощи едите?» Тот ответил: «Да, конечно» — и заявил, что удобрения на режевской земле используются только отечественные.