Государство не знает сколько зерна собирают в России

 

В России засуха. Только за последнюю неделю официальные лица дали четыре разных прогноза урожая зерна в стране: президент Дмитрий Медведев — 80 млн т (такой урожай исторически был бы очень неплохим), руководитель Росгидромета Александр Фролов — 77-80 млн т, министр сельского хозяйства Николай Федоров — 75-80 млн т (тоже неплохой уровень, позволяющий продолжать экспорт), а его заместитель Александр Черногоров — 70-75 млн т (при таком сценарии внутреннее производство и потребление зерна в этом сезоне примерно сравняются), сообщают vedomosti.ru. Замминистра, правда, снабдил цифры оговоркой, что он так «думает» и «тенденции такие имеются», а официальный представитель министерства сказал «Ведомостям», что министерство предпочитает придерживаться прогноза министра — 75-80 млн т. Добавьте к этому анонимного чиновника, сообщившего агентству Reuters, что прогноз сбора пшеницы повышен с 46-49 млн до 50 млн т, и попробуйте ответить себе: вы понимаете, что происходит?

Дальше — больше. Потратив полчаса, я так и не смогла найти в базах Росстата ни точных данных о том, сколько же зерна прошлогоднего урожая осталось, ни информации о том, какое именно зерно осталось — пшеница, ячмень, рожь, овес, кукуруза?

Хотелось бы, конечно, поверить, что такое оперативное изменение взглядов чиновников на урожай — результат мощной аналитической работы и владения современными методами прогнозирования. Но более реальным объяснением, к сожалению, выглядит прошлогоднее признание замруководителя Россельхознадзора Алексея Саурина: точной цифры [производимого в стране зерна] государство не знает, а данные об урожае условны. Росстат оперирует данными, которые ему сообщают сами производители, и проверить, сколько зерна убрано или, например, осталось в каждом хозяйстве, на самом деле едва ли возможно.

Поэтому я лично могу быть уверенной только в одном: в России — засуха, Россия — в пятерке крупнейших экспортеров в мире и любая корректировка урожая от отечественных чиновников — повод для трейдеров в Чикаго и Париже продавать или покупать контракты, а для реальных покупателей — вспомнить как дурной сон 2010 год, когда Россия внезапно закрыла экспорт. И это не говоря уже про внутренних потребителей, судорожно пересчитывающих себестоимость своей продукции — зерно в России в этом году дорого как никогда за все постсоветские годы. Каждый колосок на счету.