Андрей Сизов: стоит помогать целевым образом наименее обеспеченным слоям населения

Россия в минувшем году пережила масштабную засуху, которая уничтожила почти четверть урожая зерновых. Для ликвидации ее последствий правительство тратит сотни миллионов рублей субсидий и проводит товарные интервенции на рынке. Поможет ли это аграрному сектору и как скажется на потребителях, оценивал обозреватель «Вестей ФМ» Валерий Емельянов.

По размеру ущерба эта засуха лишь немного уступает аномальному лету 2010 года. Тогда крестьянские хозяйства потеряли 42 млрд руб., сейчас — почти 37 млрд руб.. Особенно угрожающая ситуация на рынке пшеницы: ее урожай упал в полтора раза, цены подскочили вдвое. Есть все основания полагать, что к весне ее запасы в стране снизятся до минимального объема за последние 10 лет, говорит аналитик Института конъюнктуры аграрного рынка Олег Суханов.

«Неопределенность с начальными запасами зерна есть. По оценке ИКАР, они находились на уровне 15—15,5 млн т в целом по стране. По оценкам официальных источников, они превышали 20 млн т. Как и по урожаю: так как Сибирь у нас начинает уборку только в сентябре, соответственно, до сих пор итоговых данных, сколько мы точно намолотили, их нет», — говорит Суханов.

По мнению экспертов, власти отреагировали на засуху более оперативно, чем два года назад. Игроки рынка не ждали товарных интервенций до конца года, но правительство распечатало зерновой фонд еще в октябре и сумело снизить дефицит сырья в наиболее пострадавших регионах. Одновременно ФАС вела борьбу со спекуляциями, запрещая пекарням безосновательно повышать цены на хлеб. За год он подорожал несильно — всего на 14%. Это сделало засуху почти незаметным явлением для конечного потребителя, но поставило многие пекарни на грань рентабельности. Власти должны действовать более точечно и аккуратно, считает исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов.

«Если мы хотим помогать конечным потребителям, то стоит помогать целевым образом наименее обеспеченным слоям населения, например, выделяя им целевую денежную помощь. А если же пытаться регулировать все цены, помогать всем (условно, кто зарабатывает 10 тыс. руб. в месяц и кто зарабатывает 200 тыс. руб. в месяц), на мой взгляд, это бессмысленная и малоэффективная вещь», — рассуждает Сизов.

С точки зрения животноводческих предприятий и мукомольных компаний, которые являются первичными потребителями зерновых, удержать низкие цены на зерно непринципиально, говорят эксперты. Куда важнее ее предсказуемость. Россия сильно зависит от мировых цен на пшеницу, а без собственной зерновой биржи эта зависимость еще выше: предприятия вынуждены сезонно закупать и хранить у себя на складе десятки и сотни тысяч тонн зерна, что обходится дорого. Неэффективны и сами крестьянские хозяйства: потери от засухи в этом году можно было существенно сократить, но пока внедрять новые технологии готовы немногие, отмечает Олег Суханов.

«Те хозяйства, которые вели грамотную политику в плане агротехнологий, у которых были посеяны качественные семена, которые вовремя проводили все обработки почвы, средства защиты растений использовали, они не имели таких серьезных потерь урожайности. Те хозяйства, в которых зерно все-таки было, которые его собрали, могли получить хорошую прибыль. Для тех, кто собрал, этот год, можно сказать, удачный, потому что цены хорошие», — комментирует Суханов.

Эксперты сходятся во мнении, что основные последствия засухи уходящего года Россия почувствует на себе только в новом году. Нынешнее удорожание пшеницы с небольшой задержкой скажется на всем продовольственном секторе: могут подняться в цене отечественное мясо и молоко. Правда, благодаря членству России в ВТО потребители могут этого и не заметить: российские молочные и мясные продукты уже начали активно сдавать позиции под давлением дешевого импорта из Европы.