Заместитель министра сельского хозяйства Оксана Лут приняла участие в международной конференции Deep Food Tech, которая состоялась 20 мая в SAP Digital Space. Отвечая на вопросы организаторов, она, в частности, отметила следующее

В Европе вводят в законодательство дополнительные налоги на экспорт продукции с положительным углеродным следом. Говорят даже о запрете экспорта пока в западные страны. Если это тренд, то он рано или поздно дойдет до целевых рынков, куда Россия в основном экспортирует продукцию аграрного сектора - Ближний Восток, Азия, Африка. Насколько эта угроза актуальна для российского агроэкспорта?

По словам Оксаны Лут, сейчас действительно тенденции идут, в основном в Евросоюзе, но текущие и даже среднесрочные риски, которые есть в России, если посмотреть на структуру экспорта – экспорт в Европу составляет порядка 3 млрд. долларов в год. То есть не такая большая сумма - миллиард — это рыба, которая, скорее всего, будет иметь в перспективе углеродную нейтральность, потому что рыба плавает, она сама по себе там растет, ну и соответственно вряд ли к ней могут быть какие-то вопросы. Остальная продукция — фактически, это продукция растительного производства либо переработка растительной продукции. Объективно мало кто знает, как будет рассчитывать Европа углеродный след, до 2023 года нет четкой формулы или понимания, как это будет делаться.

«Тем не менее, мы этим вопросом занимаемся, потому что для нас это важно не только с точки зрения агропродукции, потому что агропродукция естественно не ключевая продукция, которую мы поставляем в страны Европы. Рано или поздно, в ближайшей перспективе, мы с этим разберемся, но по идее растениеводческая продукция тоже должна иметь углеродную нейтральность, поэтому здесь при текущей ситуации больших рисков с точки зрения нашего экспорта в Европу ну вот мы объективно не видим. Максимум может быть только кондитерка, там используются животные жиры и здесь будут какие-то нюансы. Нюансы у нас уже с кондитеркой начались, потому что Европа придумывала новые требования, которые теперь надо как-то исполнять, но вот мы пока боремся, да, пытаемся договориться как их исполнять», - подчеркнула заместитель министра. «С точки зрения других стран, то есть развитие этой тенденции, если будет вводиться тема углеродного следа по другим странам, собственно, скорей всего, это будет так. Потому что если вы знаете, у нас в первом чтении прошел закон по парниковым газам. Наверное, в ближайшее время закон будет принят. Соответственно, наверное, большинство стран развитых будет идти по этому направлению. Опять же давайте посмотрим тоже на структуру нашего экспорта. мы очень мало реализуем животноводческой продукции. Наша основная тематика — это растениеводческая продукция - в виде сырья, в виде переработки. И какая-то готовая продукция, которая в меньшей степени содержит животные жиры. В этом плане это хорошо. Мы, конечно, развиваем экспорт животноводческой продукции. Идет тяжело в силу определенных ветеринарных особенностей нашей страны. Тем не менее, все равно страны с консервативным традиционным потреблением, конечно они будут в ближайшие десятилетия превалировать. В этом нет никаких сомнений. Поэтому здесь ну каких-то рисков в текущей нашей структуре мы больших не видим». 

(Источник фото: mcx.gov.ru).