Мнение заместителя руководителя Россельхознадзора Николая Власова

 

Однажды мой начальник сказал мне фразу, в справедливости которой я убеждаюсь раз за разом. Вот эта фраза: «Если ты что-то кому-то говоришь, то будь уверен, что тебя обязательно поймут не так». Очередным случаем, который убеждает в ее справедливости, стали заголовки типа «РФ ужесточила правила ввоза скота из стран Евросоюза», которые с чьей-то легкой руки (с чьей именно не стал искать в данном случае) пошли гулять по Интернету.

 

Итак, что же сделал Россельхознадзор?

Начинаем «от Адама», т.е. с самого начала. Начало было примерно полтора года назад, когда в Европе (а именно в Германии) появился (или был распознан, что вернее) новый вирус – вирус болезни Шмалленберг.

На тот момент, пожалуй, все, что о нем было известно, это то, что он вызывает тяжелую патологию у плодов КРС.

Россельхознадзор в связи с этим попал в «интересную» ситуацию, в которую всякий раз попадает надзорное ведомство, когда появляется новая болезнь.

Научных данных почти нет, нормативки нет совсем, а делать явно что-то надо, поскольку болезнь новая, экзотическая для России, да еще и появилась в том регионе мира, с которым идет наибольший объем торговли теми товарами, которые могут (или возможно могут) опосредовать перенос вируса.

Иными словами, делаешь что-то – на тебя злуют, ругаются и жалуются во все инстанции те, кто хочет возить все эти товары без контроля и дополнительных мероприятий по обеспечению безопасности. Не делаешь – на тебя косятся, ругаются и жалуются те, кто боится понести убытки внутри России по поводу возникновения этой болезни у нас. Все это гарнируется правильными словами – патриотизм, не кошмарить бизнес, не нарушать свободной конкуренции и т.д. А информация по вирусу и болезни тем временем продолжает поступать, и вирус продолжает быстро распространяется по Европе. Наши европейские коллеги все это время усердно убеждают всех, что он ну совершенно не опасен, а в подтексте угадывается, что даже полезен в чем-то. И тоже жалуются везде на нас за введенные ограничения.

За полтора года в этих обстоятельствах накопилась куча решений (писем) Россельхознадзора, которые принимались в разное время в отношении разных стран и разных товаров, поступающих из этих стран. В реальности это привело к тому, что в отношении одной страны применяются одни меры, в отношении другой – немножко другие, наши инспекторы на границах устали искать где что применяется при каждом факте ввоза, а ветврачи в субъектах Российской Федерации устали опасаться что же им привезут и что делать когда привезут. Нормативки ни какой за это время так и не родилось.

Поэтому мы пожалели – пожалели, что сами нормативку делать не можем, да и подготовили письмо, которое устанавливает единый порядок действий в стране – экспортере неблагополучной по болезни Шмалленберг, единый порядок действий на границе при поступлении скота из неблагополучных стран, единый порядок его карантинирования в России после ввоза, единый порядок действий при обнаружении в карантине инфицированных животных. Установив этот порядок, оно (письмо в смысле) убрало ту разношерстность требований, которые накопились за это время, а заодно и сняло целый ряд ограничений на те товары, о которых за эти полтора года стало понятно, что они безопасны в отношении передачи этого вируса.

Т.е. это письмо минимизировало наши защитные меры до необходимых и привело наши защитные меры в соответствии накопленными научными знаниями. И тут – бабах - и читаем : «РФ ужесточила правила ввоза скота из стран Евросоюза». Читаем и думаем: ну неужели трудно прочитать то, о чем пишешь….

Не «ужесточила», дамы и господа, а «упорядочила», да еще и смягчила при этом.

С наилучшими пожеланиями 

Н. Власов