Сообщает заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов

 
Вниманию Администраций 
субъектов Российской Федерации,
Руководителей ветеринарных служб 
субъектов Российской Федерации,
Руководителей Территориальных 
управлений Россельхознадзора
Уважаемые дамы и господа, коллеги,
Россельхознадзор выражает обеспокоенность негативной тенденцией, наметившейся в последнее время в действиях ряда Администраций субъектов Российской Федерации в отношении собственных ветеринарных служб. Она заключается в том, что в ряде субъектов Российской Федерации реализуются или вынашиваются планы «оптимизации» структуры и численности штатов ветеринарных служб. Под этим лукавым и довольно-таки затасканным за последнее время словом таится банальное, а часто еще и бездумное, сокращение штатов.
Федеральный центр за последнее время послал в регионы уже несколько совершенно ясно читаемых посланий о том, какое большое (причем большое не только в техническом смысле, но и в социально-политическом тоже) значение Федерация придает обеспечению биологической, пищевой и продуктовой безопасности страны. 
В их развитие также были посланы совершенно недвусмысленные сигналы, уже, так сказать, технологического характера. Они говорят о том, какими средствами должны достигаться эти цели. Причем частично эти сигналы уже воплощены в конкретные нормативно-правовые акты. 
Например, Минсельхоз России получил право (или обязанность) согласовывать представлять для назначения на должность руководителя региональных ветеринарных служб. И право возникло не на пустом месте. 
Оно возникло из четкого, сложившегося у Правительства, понимания того, что наметившаяся в ряде регионов негативная и контрпродуктивная тенденция назначать руководителем госветслужбы региона не специалистов в сфере ветеринарии, как надо бы, а просто угодное для действующей Администрации региона лицо. Причем назначать, не взирая на их квалификацию и опыт (либо даже их полное отсутствие) в этой, весьма специфичной сфере деятельности. Так, в архиве таких назначений имеются примеры назначения на должность главного ветврача региона животновода (что еще можно как-то понять – это Ставрополь), но и экономиста (это Пермский край), чего понять уже ни как нельзя.
Следующий пример. Федеральные власти были вынуждены пронормировать законодательно требование о наличии в регионе госветслужбы, которой управляет САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ орган государственной власти. И это право также возникло не на пустом месте. 
Оно возникло из четкого, сложившегося у Правительства, понимания того, что наметившаяся в ряде регионов негативная и контрпродуктивная тенденция проводить бесконечные сокращения аппарата органа государственной власти в сфере ветеринарии субъекта Российской Федерации доведет страну до беды. В своем крайнем выражении реализация этой тенденции доходила до полного отсутствия в регионе такого органа власти. Он подменялся отделом в рамках другого ведомства, не имеющим реальных полномочий, собственного бюджета, задач и средств их решения. 
Причем такие регионы считались десятками. В этом случае, очевидно, что задачи в сфере обеспечения биологической и пищевой безопасности, решение которых возлагается на ветслужбу, в регионе просто никто не решал. Или почти не решал.
Усилиями Минсельхоза России положение в этих направлениях выравнивается (не так быстро и кардинально, как нам бы хотелось): уже нет неспециалистов в роли руководителей, практически не осталось региональных ветслужб без самостоятельных руководящих органов. 
Не так быстро, потому, что некоторые Администрации продолжают упорствовать и присылать раз за разом на согласования явно неудовлетворительные по численности схемы органов управления госветслужбой. 
Не так кардинально, поскольку многие Администрации продолжают представлять на утверждение структуры, которые явно не отвечают потребностям региона и задачам его госветслужбы. Пока Минсельхоз согласует такие представления, хотя и высказывает свое неодобрение. 
Согласует потому, что нет в законодательстве обязательных для исполнения норм, описывающих такую структуру. Их не вводили в законодательство потому, что регионы у нас уж очень разные и не желательно их «причесывать под одну гребенку» из Москвы. Не вводили в расчете на то, что регионы будут сами это определять. Имелось в виду, что будут не просто определять, а будут определять ЦЕЛЕСООБРАЗНО. 
На деле это получается не всегда. В дальнейшем, если ситуация не выправится, это вполне может привести к тому, что из Москвы будет утверждаться минимальная структура (перечень обязательных отделов, например) региональных руководящих органов власти в сфере ветеринарии и их минимальная численность.
Теперь возвращаюсь к той негативной тенденции, с которой начал – к «оптимизации» численности госветслужб регионов.
В советские времена была установлена численность персонала ветслужб, необходимая для обеспечения биологической и пищевой безопасности в регионах. С тех пор условия работы ветеринаров на производстве ничуть не улучшились, наоборот, осложнились (множество производителей, более интенсивное перемещение животных и подконтрольных грузов, меньшая законопослушность хозяйствующих субъектов) и нагрузка (современные коровы и свиньи ничуть не здоровее их предков).
В то же время в большинстве регионов последние годы идет сокращение штатной численности госветслужбы. Многие регионы уже сократили ее в 2-4 раза. Некоторые – вообще практически ликвидировали. Кроме того, средние размеры заработной платы ветеринаров в целом ряде субъектов Российской Федерации очень низки. Низки даже по отношению к средней заработной плате в регионе. Низки настолько, что автоматически приводят к двум крайне неприятным следствиям.
Первое из них заключается в том, что госветсужба региона утрачивает конкурентоспособность на рынке труда. Это приводит или скоро (после выхода на пенсию ветеранов госветслужбы) приведет к тому, что село просто останется без ветпомощи. Село без ветпомощи, но с животноводством в ЛПХ – это биологическая бомба, особенно в условиях роста поголовья домашних животных. И эта бомба чуть раньше или чуть позже рванет. Тогда село останется не только без ветеринаров, но и без животных, а значит без источника белка и средств к существованию сельского населения. 
Суть второго выражена (лучше мне все равно не сказать) в старом (по-моему – китайском) афоризме: «Ни что не обходится империи (читай - государству) так дорого, как дешевые чиновники». А ветеринары выполняют некоторые (не многие), но очень важные функции чиновников: например, дают разрешение на использование произведенного продукта в пищу людям.
На общем фоне есть положительные примеры. 
Примеры регионов, в которых Администрации очень серьезно относятся к сельскому хозяйству (Саратовская область, Якутия, Башкирия, Татарстан и др.). Там идет и количественный и качественный рост штатов ветслужб и рост поголовья и производства. 
Из Федеральных округов самая тревожная в этом отношении ситуация в Сибирском ФО (сокращение штатной численности на 17%). 
В Северо-Кавказском, Дальневосточном, Приволжском и Уральском округах этот показатель, к счастью, растет или, хотя бы, не уменьшается. 
Но есть, к сожалению, и отрицательные примеры. Это те регионы, которые «оптимизируют» свои ветслужбы ударными темпами и в плановом порядке. 
Среди них Забайкальский край (сокращение на 26%), Республика Тыва (сокращение на 42%), Алтайский край (сокращение на 48%), Волгоградская область (40%). 
Обратите внимание на явную взаимосвязь: 
Забайкальский край – если не ящур, то оспа, если не оспа, то ЗКГ. И на этом фоне – сокращение численности, хотя надо было бы озадачиться количественным и качественным ростом.
Тыва – как не вылазила из бруцеллеза и прочего, так и не вылазит (я знаю, что правильно «не вылезала»…). И при этом сокращает численность ветврачей.
Одним из таких субъектов хочет стать Республика Чувашия. Привожу в пример именно этот субъект Российской Федерации, поскольку недавно там был и имею и личные впечатления тоже.
Итак, республика по своей демографии если не уникальна, то довольно своеобразна (в хорошем смысле слова) в масштабах всей Российской Федерации. 
В ней очень высока доля и плотность сельского населения (а это потенциал стабильности – хребет нации. Не только у нас – в любой стране) и соответственно, весьма высок производственный потенциал на селе. Самих сельских населенных пунктов очень много, и расположены они относительно близко друг от друга. Все это вместе плюс высокоразвитая коммуникационная сеть на селе (дороги, электричество, газ) составляет большой бонус республики в сельском хозяйстве. Плюс еще Чувашия – это не Тыва, и окружение у нее относительно благополучно в смысле распространения заразных болезней.
До настоящего времени численность госветслужбы республики была выстроена с учетом этого и составляла 1,22 тыс. человек.
При этом средний уровень оплаты труда в госветслужбе был сравнительно низкий по сравнению со средненачисленной по региону. Это создавало ряд проблем, чреватых в будущем деградацией госветслужбы республики. На это было указано руководству республики в ходе визита (я в нем тоже участвовал) в Чебоксары Министра сельского хозяйства Российской Федерации. 
Суть посыла была простой: у вас в республике все хорошо со штатной численностью госветслужбы (в одном ряду с лидерами сельскохозяйственного производства – Башкирия, Дагестан, Татарстан, Ростовская область, Краснодарский край), но плохо с оплатой труда в госветслужбе (она составляет несколько около ½ от средненачисленной по региону). Это приведет к … и перечень негативных последствий.
Какова же оказалась реакция Администрации на этот ясный посыл?
Решили, похоже, сделать плохо и то, что ранее было хорошо – наметили сокращение госветслужбы на 20%. 
Правда, экономический блок Администрации пообещал, что финансирование останется прежним, а за счет этого вырастут зарплаты.
Проблема в том, что за счет сокращения штата на 20% у остальных зарплата вдвое не увеличится. А ее нужно увеличить именно вдвое (на самом деле чуть больше), чтобы вернуть госветслужбе конкурентоспособность на региональном рынке труда. Она даже на 20% не увеличится, скорее всего, поскольку финансирование по уж очень многим статьям зависит именно от штатной численности. 
Еще одна общая проблема, которая связана с «оптимизацией», заключается в том, что она приводит к дискредитации профессии ветврача, роняя ее привлекательность и порождая неуверенность в будущем у специалистов. Это приводит к вымыванию квалифицированных кадров и имеет очень опасное следствие: регионы сами подрывают кадровый потенциал своей ветслужбы, а следовательно и базу животноводства. Кадровый потенциал легко подорвать и сделать это можно быстро. А вот восстановить … 
Правда, в некоторых регионах дела еще хуже, чем у даже у отмеченных выдающихся «оптимизаторов». Там уже до того отоптимизировали (или уоптимизировали, или заоптимизировали) свою госветслужбу, что ее почти и не осталось: это Сахалин, Еврейская АО, Камчатская Область, Чукотский и Ненецкий АО. 
В этих субъектах Российской Федерации осталось менее чем по 100 ветеринаров. Но это малочисленные субъекты Российской Федерации. А ведь ни Забайкальский и Алтайский края, ни Республика Чувашия к ним не относятся ….
С наилучшими пожеланиями
Н. Власов