99,9% российских кооперативов возникли в советское время. Но существуют и абсолютно новые объединения фермеров. Один из них – кооператив «Кубанское мраморное мясо», идея создания которого – обеспечить необходимой продукцией ресторатора

 

Бывший глава PR-службы северо-кавказского отделения «МегаФона» Тахир Холикбердиев в 2009 году занялся ресторанным бизнесом: продал квартиру, добавил годовые бонусы, и вложил в свой первый проект Mr. Drunke Bar 9,6 млн руб. Заведение окупилось за 8 месяцев и до сих пор приносит 2 млн руб./год чистой прибыли.

Через полгода Тахир открыл кафе «Жан-Поль» в спальном районе Краснодара со стереотипной французской кухней — лягушачьими лапками, улитками и голубями. Готовили исключительно из местных продуктов, купленных у местных фермеров.

В 2012-м Тахир открыл стейк-хаус. «Но я хотел, чтобы у ресторана было свое мясо: чтобы мы разводили скот, откармливали его. Чтобы был свой цех по убою, а разделка шла прямо в ресторане», - рассказывает ресторатор.

Партнером Холикбердиева в проекте стал Павел Соловьев, владелец одного из торговых центров Краснодара. Около $1 млн на открытие ресторана им дал крупный банк, у которого была программа кредитования региональных проектов. Мясной ресторан в шутку назвали «Скотина».

Разделке туш учились по урокам на YouTube, а первое стадо, около 600 голов, купили за несколько месяцев до открытия «Скотины». «Мы их зачем-то разместили у фермера рядом с Кавказским заповедником, который начинается в 250 км от Краснодара. Жутко неудобная логистика, но мне казалось, что скот должен находиться в экологически чистом районе», — объясняет Тахир. Через несколько месяцев из стада осталось всего 70 голов.

Найти поставщиков удалось самыми разными путями. Одни откликнулись на объявления: «Мы разместили одно и то же объявление в 50 газетах». Другие пришли в ресторан поесть: «Говорит — у меня такие же быки, пытаюсь из них готовить стейки, а получается подошва, приходится пускать на колбасу». Еще одному посетителю «Скотины» за долги достался мясной цех, и что с ним делать, он не знал. Через год вокруг «Скотины» собралась целая группа поставщиков-партнеров, которые объединились в кооператив «Кубанское мраморное мясо».

У них было всего несколько главных правил — не обманывать, не нарушать сроки поставки, не выдавать продукт плохого качества, предоставлять участникам кооператива «право первой ночи» на закупку любого товара. В «братство» вступили около 30 фермеров; сейчас в нем около 70 фермерских хозяйств самого разного масштаба — у кого-то 20 голов скота, у кого-то — 10 тыс. Кубанская «Скотина» требует 12 т мяса в месяц, весь спрос покрывается участниками кооператива, а ресторан Тахира «Южане» в Москве забирает уже только 1 т в месяц — дорогая логистика.

Елена Пономарева, отвечающая в кооперативе за «альтернативное» животноводство (кроликов, гусей и нутрий), рассказывает, что вступила в объединение в конце 2014 года «с торжественной церемонией» на одной из встреч в «Скотине». «Кооператив мне помог встать на ноги, — говорит фермер. — Я не могу просто прийти на рынок, например, с нутриями. Я кормлю животных только качественным кормом, а значит, цена у меня выше, чем у других. Здесь появились люди, которые ценят качество и мою работу».

Холикбердиев говорит, что кооператив «перестал развиваться», но беды в этом нет — каждый из участников встал на ноги и вырастил из хозяйства крепкий бизнес. (Источник: rbc.ru)