Мало кто знает о такой сельскохозяйственной отрасли как мараловодство 

 

Однако для Горного Алтая, где ландшафт не позволяет широко развивать традиционные направления сельского хозяйства, эта деятельность - одна из основных. Более того, в кризисные 90-е именно она стала локомотивом для экономики региона, принося деньги от продажи пантов (неокрепших рогов маралов) на экспорт.
Большая часть консервированных пантов, из которых в дальнейшем производят различные лекарственные препараты, и сегодня уходит за границу, в Южную Корею. Но цена на это сырье, сложившаяся в настоящее время на внешнем рынке, уже не позволяет получать желаемый и необходимый для развития отрасли доход.

Однако алтайские мараловоды не опускают руки, в партнерстве с научными центрами и фармацевтическими компаниями разрабатываются различные препараты, которые в дальнейшем предлагаются и отечественному покупателю. Кроме того, постепенно развивается оздоровительный туризм - как говорят специалисты, люди со всего мира едут на Алтай, чтобы лечиться свежей продукцией. И, например, на лечебные ванны записываются уже на год вперед.

Мараловодство

Марал - один из подвидов крупного оленя, обитает в районах горной и предгорной тайги. Считается, что панты и кровь этих животных обладают уникальными целебными свойствами. В 19 веке в погоне за их неокостеневшими рогами, которые стоили очень дорого, браконьеры практически истребили это животное. Тогда, чтобы сохранить оленя стали организовывать маральи питомники, первые из которых появились на Алтае в конце 19 века.

Сейчас больше половины мараловодческих хозяйств региона обосновались в Усть-Коксинском районе республики, где находятся естественные места обитания оленя. В частности, это Катунский и Теректинский горные хребты.

В целом в республике Алтай сосредоточено около 60% пантового поголовья России.

“У нас считается полудикое содержание маралов. Они не домашние, но и не совсем дикие. Для них в горах отгорожено три тысячи гектаров. Эта местность также разделена на секции, мы называем их садами”, - рассказывает Александр Клепиков, бригадир Нижне-Уймонского хозяйства (СПК), одного из крупнейших в регионе.

Это делается для того, чтобы животные разных возрастов не смешивались, а также для контроля процесса размножения.

 

 

Источник: ria.ru